Уход США из Сирии: «Мы закончили. Теперь это всё твоё»

После ухода Вашингтона из Сирии сирийские курды могут только надеяться на поддержку со стороны Дамаска и Москвы. Поскольку Россия теперь заполняет вакуум, образованный предстоящим уходом США, в состоянии ли она использовать свои возросшие рычаги влияния ради реинтеграции полуавтономного сирийского Курдистана в состав суверенной Сирийской Арабской Республики, за которой в конечном итоге последуют свободные и справедливые выборы?

Решение Дональда Трампа вывести порядка 2000 военнослужащих из Сирии под явно преувеличенными предлогом – победа над ДАИШ* – повергло в шок истеблишмент, занимающийся внешней политикой США. Это решение и последующие события представляют собой вершину политического хаоса в Вашингтоне, беспрецедентного даже по меркам администрации Трампа.

Министр обороны Джеймс Мэттис (Mad Dog) в знак протеста подал в отставку. Трамп оставил госучреждения без денег из-за отказа демократов Палаты представителей и Сената выделить средства на его мексиканскую пограничную стену. Взбешённый падением фондового рынка, он пригрозил уволить председателя Совета управляющих Федеральной резервной системы Джерома Пауэлла. После переговоров с руководителями шести крупнейших банков США министр финансов США Стивен Мнучин весьма странно объявил, что банковская система США имеет достаточный капитал для кредитования. Неудивительно, что все эти действия только усилили беспокойство инвесторов и дестабилизировали рынки акций.

Означает ли уход США из Сирии существенную эволюцию политики Трампа «Америка прежде всего» – отказ от союзников и от глобального лидерства США, провозглашенного большинством американских СМИ, а также Мэттисом? Ситуация остаётся шаткой, и исход очень сложного эндшпиля неясен. Сирийские курды сталкиваются с гуманитарной катастрофой из-за действий турецких войск. Восстановление суверенитета Сирии представляет значительный успех для российской дипломатии, но оно не предвещало стратегического отступления США из Ближнего Востока и отказа от его огромных энергетических ресурсов.

Очевидная неожиданность решения Трампа наряду с отсутствием консультаций с ключевыми союзниками по НАТО, Израилем и Саудовской Аравией, а также с советниками администрации объясняется фактором внутренней политики. Трамп сталкивается с растущими юридическими и политическими угрозами со стороны демократического большинства в Палате представителей, одновременно теряя поддержку со стороны ключевых республиканцев в Сенате. Его рейтинг популярности снижается на фоне зловещих признаков экономического смятения. 

Но несмотря на то, что это решение вызвало недовольство истеблишмента в Вашингтоне, уход из Сирии и значительное сокращение численности вооружённых сил США в Афганистане пользуются большой популярностью среди населения США, которое устало от войн за рубежом.
Однако, хотя внутренние факторы явно сыграли определяющую роль, решение об уходе из Сирии в конечном итоге отражает отношение Вашингтона к геополитическим реалиям. Соединённые Штаты в Сирии потерпели значительное поражение. Ни Обама, ни Трамп не желали вводить большое количество сухопутных войск в регион. США успешно использовали военную авиацию против ДАИШ, но не смогли добиться смены режима в Дамаске и даже реализовать свою вторую основную цель – раздел Сирии де-факто.

Такой раздел, основанный на союзе с Сирийскими демократическими силами (СДС) и курдскими ополченцами (YPG) в Рожаве и богатыми нефтью районами Сирии должен был стать основой для более долгосрочной конфронтации с Ираном. Но эта стратегия оказалась беспочвенной в условиях сотрудничества между Россией, Турцией и Ираном. 14 декабря президент Турции Эрдоган сообщил Трампу, что его силы изгонят курдские группировки из Манбиджа, а затем проведут полномасштабное наступление на Рожаву. Не желая втягиваться в военное противостояние с Турцией, Трамп вместо этого определил приоритет в своих отношениях с этим трудным союзником по НАТО, заявив, как сообщается, Эрдогану: «Мы закончили. Теперь это всё твоё».

США с «непоколебимой решимостью» уходят из Сирии. Как быть Турции наедине с курдами?
Дональд Трамп решил положить конец недорогой, но высокодоходной операции США в Сирии. «Непоколебимая решимость», начавшаяся как военная интервенция против ДАИШ*, отчасти превратилась в стабилизирующее мероприятие, которое обеспечило Вашингтону косвенный контроль над половиной стратегических ресурсов Сирии и потенциальные рычаги воздействия на сирийский режим, Россию и Иран. Заявление президента Трампа, первоначально оформленное в виде твита, оставило в недоумении и союзников, и врагов США. Теперь они задаются вопросом, что Трамп получил в обмен на это решение.
перейти
© 2018 Turkish Defence Ministry/AP
Пока неясно, о чём конкретно договорились Эрдоган и Трамп. Турция согласилась купить американские ракеты Patriot, отрицая притом, что это поставит под угрозу сделку с Россией о поставках комплексов С-400. Понятно, что оба президента также активно обсуждали расширение взаимной торговли. Совсем недавно Трамп заявил, что вывод войск США будет «медленным и очень скоординированным» – с Анкарой, в то время как Эрдоган 21 декабря объявил, что Турция пока отложит свои операции против YPG. Авиация США в Ираке способна оказать поддержку 1100 французских солдат, дислоцированных в Манбидже и Ираке. При этом Вашингтон может возложить значительные экономические и финансовые затраты на Анкару.

После ухода Вашингтона сирийские курды могут только надеяться на поддержку со стороны Дамаска и Москвы. Поскольку Россия теперь заполняет вакуум, образованный предстоящим уходом США, в состоянии ли она использовать свои возросшие рычаги влияния ради реинтеграции полуавтономного сирийского Курдистана в состав суверенной Сирийской Арабской Республики, за которой в конечном итоге последуют свободные и справедливые выборы?

*Запрещено в РФ.

Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.