Венесуэла: контрреволюция или государственный переворот?

В Венесуэле теперь два президента. Точнее, это два человека, у каждого из которых есть преданные приверженцы, согласные с их притязаниями на президентскую власть, пишет Ричард Лахманн, профессор социологии Университета Олбани.

Николас Мадуро был назначен вице-президентом в 2012 году тогдашним президентом страны Уго Чавесом и вступил в должность президента в следующем году, когда Чавес скончался от рака. Месяц спустя его с небольшим перевесом голосов избрали на полный президентский срок. Хуан Гуайдо заявляет, что Мадуро не является законным президентом, так как он присвоил победу на последних выборах, и поэтому обязанности президента исполняет он, Гуайдо, в своём качестве председателя Национальной ассамблеи.

Переизбрание Мадуро в 2018 году вызвало куда больше вопросов, чем прошлое волеизъявление народа. Мадуро дважды переносил дату выборов, а установление им контроля над Национальным избирательным советом дало оппозиционным партиям повод утверждать, что результаты выборов будут подтасованы. Их убеждённость в этом подкреплялась рядом фактов: Мадуро посадил в тюрьму нескольких своих противников, а в предыдущие годы занимался махинациями, а то и просто кражей голосов, на губернаторских выборах и выборах в законодательные органы. Прошлогодние президентские выборы бойкотировались оппозиционными партиями и значительным большинством избирателей, что и позволило Мадуро одержать убедительную победу.

Несмотря на то, что Мадуро называют диктатором, выборы 2015 года в Национальную ассамблею увенчались победой главной оппозиционной партии, завоевавшей почти две трети мест в парламенте. Нынешняя оппозиция представляет собой коалицию мелких партий, чьи лидеры договорились между собой поочерёдно занимать должность президента Национальной ассамблеи. В декабре 2018 года подоспела очередь партии «Народная воля», однако по тем или иным причинам её руководители не смогли (или не захотели), вступить в должность председателя ассамблеи, и она сама собой досталась Хуану Гуайдо, бывшему активисту крайне правых политических группировок, которые порой не останавливались даже перед применением насилия.

Гуайдо умело перестроился, надев личину социал-демократа, и смог объединить большинство оппозиционных партий в поддержку своих притязаний на должность президента страны. Эти притязания он оправдывает тем, что якобы результаты выборов 2018 года были подтасованы, а потому пост президента страны является вакантным. В таких-де случаях исполняющим обязанности президента до новых выборов становится председатель Национальной ассамблеи (читай – Гуайдо).

Гуайдо заручился поддержкой иностранных правительств, прежде всего правительства США. США первыми признали Гуайдо президентом и с помощью уговоров и давления стали подталкивать к его признанию и другие страны. Но было бы ошибкой рассматривать действия США как простую реакцию на массовые выступления протеста и раскол общества в Венесуэле. Ведь именно США финансировали и направляли студенческое движение, из которого вышел Гуайдо. США нацелились на смещение Мадуро ещё в самом начале его президентского срока – и когда он стал президентом из вице-президентов, и после его первых президентских выборов, на которых, по общему признанию, он победил в соответствии с законом. Впрочем, США поддерживали различные оппозиционные группы и в президентство Чавеса, хотя тот неизменно побеждал на выборах и пользовался большой популярностью в обществе в качестве законного президента, что признавали даже многие его оппоненты. В высшей степени популярным остаётся и «чавизм» – проводившаяся Чавесом совместно с Мадуро политика предоставления социальных льгот и денежных субсидий беднякам и рабочим и ограничения власти и доходов элиты и крупных корпораций. 

Кризис в Венесуэле: крах идеологии чавизма?
Олег Барабанов
Политический кризис в Венесуэле вступил в крайне острую фазу. В стране фактически провозглашено двоевластие: на президентском, парламентском и судебном уровне действуют противостоящие друг другу политики и институты. Этот кризис стал важнейшим событием не только региональной, но и мировой политики.
Мнения экспертов

Но самое главное то, что США ввели против Венесуэлы санкции и занялись другими, не столь явными, видами подрывной деятельности. Санкции в сочетании с резким падением цен на нефть и общепризнанной некомпетентностью Мадуро в управлении национальной экономикой привели к гиперинфляции, нехватке продуктов питания, предметов первой необходимости и массовой безработице. Такую же стратегию США применяли и во многих других случаях. Как говаривал Никсон, когда в Чили правил Сальвадор Альенде, «надо, чтобы экономика взвыла».

Пока что американские санкции, помноженные на некомпетентность Мадуро, настраивают против него большинство венесуэльцев. Однако недовольство Мадуро не оборачивается поддержкой Гуайдо. Он остаётся неизвестной величиной, а его расплывчатая программа и невнятные обещания не внушают никому уверенности относительно того, какую политику он станет проводить на посту президента. То, что самые горластые его сторонники принадлежат к зажиточным слоям, а демонстрации в его поддержку устраиваются в самых богатых районах Каракаса, безусловно, не свидетельствует о его желании продолжать действовать в духе «чавизма». Отказ Гуайдо от переговоров с Мадуро отражает его убеждённость в том, что, скорее всего, он возьмёт власть в свои руки с иностранной помощью, а не путём мобилизации венесуэльцев, которые по-прежнему питают на его счёт подозрения и, будь у них такая возможность, избрали бы не праворадикального лидера, а кого-то, кто сохранил бы многое из того, что осуществил Чавес-реформатор. 

Динамика венесуэльского кризиса может решить судьбу не только Мадуро, но и Трампа
Андрей Коробков
Есть ряд причин, по которым текущий кризис в Венесуэле становится весьма интересен и может иметь далеко идущие политические последствия. Шанс политической провокации, направленной на втягивание администрации Дональда Трампа в военный конфликт, достаточно велик – а потому динамика венесуэльского кризиса может в долгосрочной перспективе решить судьбу как Мадуро, так и самого Трампа, считает Андрей Коробков, профессор политологии Университета штата Теннесси (США).
Мнения экспертов

Что может произойти в Венесуэле в ближайшие недели и месяцы? Представляется, что наиболее возможны следующие три сценария.

Первый: Мадуро не лишится поддержки военных и сумеет насильственным способом подавить выступления оппозиции. Не ясно, правда, какая степень насилия потребуется для того, чтобы запугать оппозицию. Если у Мадуро хватит ума, то он не станет заключать Гуайдо под стражу, ибо его арест может спровоцировать начало второго сценария.

Второй сценарий – вторжение со стороны США или одного из праворадикальных союзников США вроде Бразилии или Колумбии. Исход такого вторжения трудно предугадать. Возможно, венесуэльских военных испугает присутствие американских солдат, вооружённых высокотехнологичным оружием, и они быстро сдадутся, либо обратят оружие против Мадуро. Гораздо менее способно внушить «шок и трепет» вторжение Бразилии или Колумбии. Понятно, что после такой военной «победы» США может появиться вооружённая оппозиция, что приведёт к множеству потерь среди личного состава американских войск и погружению США в трясину ещё одного затяжного конфликта.

Наконец, третий сценарий, при котором воцаряется продолжительная патовая ситуация: Мадуро остаётся на своём посту, оппозиция всё так же выходит на улицы и провозглашает Гуайдо «правильным» президентом, а экономика продолжает падение, вынуждая бежать из страны новые миллионы венесуэльцев. Как показывает пример Сирии, Зимбабве и многих других несостоявшихся государств, запредельные страдания необязательно ведут к всеобщему восстанию и свержению режима, доведшего страну до катастрофы или просто не сумевшего облегчить положения народных масс. 

Венесуэльские традиции: каковы внутренние причины нынешнего конфликта?
Лазарь Хейфец
23 января в ходе массовых протестов лидер оппозиции Венесуэлы объявил себя временным президентом. Мнения на сей счёт международного сообщества разошлись, но исход конфликта ещё неясен. Каковы причины нынешнего кризиса, имеет ли место частная инициатива или объективная нужда в переменах? В чём состоят ошибки нынешней власти и программа оппозиции? Обо всём этом в интервью ru.valdaiclub.com рассказал профессор кафедры американских исследований Санкт-Петербургского государственного университета Лазарь Хейфец.
Мнения экспертов

Отсутствие массовой поддержки Гуайдо означает, что мы, безусловно, не можем рассматривать оппозицию Мадуро в качестве настоящей силы контрреволюции. Также нельзя назвать оппозиционеров и «революционерами», поскольку Гуайдо и его сторонники, похоже, намерены вернуть в Венесуэлу олигархическое правление, существовавшее до прихода к власти Чавеса. Если Гуайдо и возьмёт власть, то лишь в результате прямого или опосредованного вторжения США, то есть в результате государственного переворота.

Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.