Венесуэльские традиции: каковы внутренние причины нынешнего конфликта?

23 января в ходе массовых протестов лидер оппозиции Венесуэлы объявил себя временным президентом. Мнения на сей счёт международного сообщества разошлись, но исход конфликта ещё неясен. Каковы причины нынешнего кризиса, имеет ли место частная инициатива или объективная нужда в переменах? В чём состоят ошибки нынешней власти и программа оппозиции? Обо всём этом в интервью ru.valdaiclub.com рассказал профессор кафедры американских исследований Санкт-Петербургского государственного университета Лазарь Хейфец.

Причины-1: традиции

Одна из глубинных причин нынешнего конфликта, о которой мало кто говорит – это исторические традиции Венесуэлы. И не зря Хуан Гуайдо и его коллеги выбрали для провозглашения его временным и.о. президента именно 23 января, поскольку этот день – годовщина революции 1958 года, когда был свергнут диктатор Маркос Перес Хименос. Тогда это была настоящая революция, подготовленная разными политическими силами и социальными слоями – и организованным рабочим движением, и студентами, и военными, так что правящую хунту до выборов возглавлял адмирал Вольфганг Ларрасабаль. Нужно обратить внимание, что это были разные политические силы, которые сумели объединиться ради одной цели, хотя потом и разошлись. Поэтому 23 января – праздник для всех венесуэльцев.

Для всех венесуэльцев является культовой фигура «Освободителя» – Симона Боливара. Сторонники Уго Чавеса даже переименовали страну в Боливарианскую Республику Венесуэла. И совершенно неслучайно в руках Гуйадо, когда на митинге его провозглашали временным президентом, был портрет Симона Боливара. Это обращение к традициям – очень важная черта общественного сознания венесуэльцев, и сбрасывать её со счетов не стоит.

Причины-2: экономика

Следующая причина, вне всякого сомнения – экономический кризис. У него есть объективные и субъективные основания. Главная из объективных причин – это падение цен на нефть, которое сильно ударило по нефтедобывающей стране, где социальные программы проводились исходя из наличия финансовых запасов, накопившихся от высокой цены на нефть. Это привело к тому, что престиж власти Уго Чавеса, особенно у неимущих слоёв населения, резко повысился, так как они получили от реализации его социальных программ очень серьёзные бонусы. Поддержка этой части населения была и остаётся серьёзной базой для правительства покойного Чавеса и для правительства Николаса Мадуро. Те же финансовые запасы позволили Венесуэле проводить определённую линию во внешней политике и дали возможность по инициативе Чавеса и Фиделя Кастро создать Боливарианский альянс для народов нашей Америки – проект объединения стран Латинской Америки и стран Карибского бассейна, занимавших достаточно консолидированную внешнеполитическую линию. Также это давало возможность бедным странам получать от Венесуэлы материальную поддержку в виде льготных цен на нефть.

Среди причин кризиса присутствуют также и ошибки проведения экономической политики правительством Николаса Мадуро, пришедшим к власти в момент неблагоприятной экономической конъюнктуры. Продолжение старой экономической политики, в том числе национализации в условиях, когда поступлений в бюджет стало значительно меньше – это серьёзная ошибка. Продолжение проведения широкомасштабных социальных программ, не обеспеченных финансовыми запасами, системная ошибка левых режимов. Яркий пример этого, правление Народного единства в Чили. Правда это была другая страна, другие политические условия, другое время.

Причины-3: ошибки с обеих сторон

Главная ошибка касается и власти, и оппозиции. За долгие годы, почти 20 лет, власть и оппозиция не научились разговаривать, понимать друг друга и идти на компромиссы. Это серьёзная проблема венесуэльского общества и государства, и результаты такого рода непонимания мы видим сегодня. Звучат одни и те же слова: все говорят о демократии, о легитимности, о правах человека – но все понимают эти слова по-разному, иногда диаметрально противоположным образом. Это беда не только Венесуэлы, а вообще всего мира, но в данном случае власть абсолютно не принимает мнения оппозиции, а оппозиция – доводов власти.

Есть ещё системная ошибка, которую правительство Мадуро считает своим достижением. Непонимание того, что хочет оппозиция, связано с тупиковой ситуацией, возникшей после выборов в Национальную ассамблею, когда оппозиция получила в ней большинство, а сторонники Уго Чавеса просто оттуда ушли, создав в противовес ей Конституционную ассамблею (выборы в неё оппозиция бойкотировала). Было объявлено, что Конституционная ассамблея будет не только разрабатывать новую конституцию, но и осуществлять функции законодательной власти. В результате Мадуро стал контролировать и исполнительную, и законодательную власть, как он их понимает. Иначе говоря, Национальная ассамблея продолжает заседать, принимает законы и отменяет какие-то решения Мадуро – а Верховный суд, который был назначен в период между выборами, эти решения отменяет. Исполнительная власть считает, что свободна от обязательств выполнять решения Национальной ассамблеи.

Кризис в Венесуэле: крах идеологии чавизма?
Олег Барабанов
Политический кризис в Венесуэле вступил в крайне острую фазу. В стране фактически провозглашено двоевластие: на президентском, парламентском и судебном уровне действуют противостоящие друг другу политики и институты. Этот кризис стал важнейшим событием не только региональной, но и мировой политики.
Мнения экспертов

Несколько слов об оппозиции

Всё это привело к тому, что часть открытых или скрытых сторонников Мадуро оказались в оппозиции. Взять хотя бы прежний состав Верховного суда, который эмигрировал и пытается из-за рубежа осуществлять свои функции. Яркий пример здесь – генеральный прокурор Луиса Ортега, которая покинула Венесуэлу и из эмиграции критикует исполнительную власть. Так что ситуация, как можно увидеть, крайне запутанная и противоречивая.

Венесуэльская оппозиция состоит из представителей разных политических сил – от правых до левых, но все они не принимают идеологию Уго Чавеса. Сила оппозиции – в том, что они дружат против Мадуро, слабость – в том же самом. У оппозиционеров нет никакой цельной программы преобразования, реформирования страны, и это после их прихода к власти может привести к серьёзным проблемам. Так было после революции 1958 года, когда оппозиция быстро разошлась по разным политическим лагерям. Через год, когда был избран президент Ромуло Бетанкур, часть сил, свергших диктатуру, объявила против его правительства партизанскую войну, которая продолжалась несколько лет. То, что у оппозиции нет глубинного понимания вопросов развития страны – большая проблема.

Россия и позиция оппозиции

Политическая поддержка России на сегодняшний день ярко выражена. Было бы сложно представить себе, что Россия поддержит резкую смену власти в Венесуэле – притом, что мы поддерживаем с этой страной хорошие отношения.

Какую позицию по отношению к России может занять оппозиция? В прошлогоднем интервью российской газете «Коммерсант» Гуйадо – тогда ещё один из оппозиционных депутатов – говорил: «Вне зависимости от того, кто руководит Венесуэлой, мы хотим поддерживать отношения с Россией. В этом не должно быть никакого сомнения. Для США, Колумбии, всего мира хуже с Мадуро, чем было бы с оппозицией. Потому что чависты разрушили промышленность. У инвесторов нет доверия. В стране коррупция. Это правительство – плохое для всех». Однако хотя ведущий представитель оппозиции и говорит, что отношения будут хорошими, можно понять и российские власти, которые не приемлют резких и, в общем-то, нелегитимных способов решения политических проблем.

Что касается позиции США и тех стран Латинской Америки, которые уже признали Гуайдо временным президентом, то они вели к этому Венесуэлу давно. Даже противнику теории заговоров совершенно очевидно, что была создана целая коалиция стран Латинской Америки, не считающих власть Мадуро легитимной. Это связано и с прошлогодними президентскими выборами, которые оппозиция практически бойкотировала. В выборах принимало участие вдвое меньше избирателей, чем в предыдущих – в том числе президентских, на которых Энрике Каприлес Радонски отстал от Мадуро всего на 1% голосов, и парламентских, на которых оппозиция получила большинство. Основываясь на этом, оппозиционеры считают, что президентские выборы 2018 года были нелегитимными и не представляют волю народа.

Но тут нужно сказать, что у венесуэльской оппозиции есть одна болезнь: когда им что-то не нравится, они это бойкотируют, а потом размахивают руками и говорят, что это было неправильно. Значит, надо было бороться на выборах.

Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.