Саммит стран Персидского залива: трудности перемен

Саммит стран Персидского залива, скорее всего, не приведёт к конкретному изменению позиции арабской четвёрки (Саудовская Аравия, ОАЭ, Бахрейн и Египет) в отношении Катара. Бойкот продолжится. Однако профессор политологии Каирского университета, член Египетского совета по международным делам Нурхан Эль-Шейх считает, что страны ССАГПЗ переживают сейчас критический этап, и один из важных моментов в нём – как раз раскол по катарскому вопросу, без решения которого и саммит, и, возможно, сам Совет вообще теряют свою эффективность.

18 ноября заместитель министра иностранных дел Кувейта Халед аль-Джаралла подтвердил участие Катара в предстоящем ежегодном саммите глав Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ), который должен состояться 9 декабря в Эр-Рияде. Из-за этого заявления аль-Джараллы появилось немало вопросов. Например, идёт ли речь о примирении между Катаром и четырьмя арабскими странами (Саудовская Аравия, ОАЭ, Бахрейн и Египет), которые в июне 2017 года прервали отношения с Катаром, заявив о его поддержке терроризма?

Однако, судя по всему, саммит не приведёт к конкретному изменению позиции арабской четвёрки в отношении Катара. Заявление кувейтского чиновника отражает надежду Кувейта на возвращение Катара обратно в лоно стран Персидского залива.

Президент Египта Абдель Фаттах аль-Сиси и наследный принц Саудовской Аравии Мохаммед бин Салман подтвердили готовность продолжать блокаду Катара, которой уже более одного года. В ходе закрытого заседания, состоявшегося в Каире 26 ноября, аль-Сиси и бин Салман подчеркнули, что они не согласятся ни с какими «уступками» в качестве условий примирения с Катаром помимо тех, которые ранее были согласованы участниками блокады. Они также добавили, что их страны будут продолжать бороться с тем, что они называют «иранским вмешательством в другие страны региона». Аль-Сиси также подтвердил приверженность Египта делу сохранения безопасности в Персидском заливе.

В этой связи возникает второй вопрос о перспективах «арабского НАТО». Администрация Трампа работает над созданием альянса из шести стран Персидского залива в дополнение к Египту, Иордании и, возможно, Израилю. Альянс получил неофициальное название как «арабское НАТО», или Ближневосточный стратегический альянс (MESA). Заместитель помощника госсекретаря США по делам Аравийского залива Тим Лендеркинг заявил, что администрация планирует провести саммит в январе 2019 года для запуска нового альянса.

100 дней катарского кризиса и арабское НАТО
Дипломатия является единственным приемлемым способом разрешения катарского кризиса и может способствовать более активному вовлечению европейских и азиатских держав для решения конфликтов на Ближнем Востоке в целом и в Персидском заливе в частности.
перейти
© 2017 US State Department/AP
«Арабское НАТО» было анонсировано в прошлом году во время визита Трампа в Саудовскую Аравию, где были подписаны крупные контракты на поставки вооружений. Цель альянса – «противостоять иранской агрессии, терроризму, экстремизму и обеспечить стабильность на Ближнем Востоке».

Это послужило бы интересам США благодаря укреплению панарабской решимости противодействовать экспансии Ирана в регионе. Напряжённость в отношениях с Ираном усилилась после решения Трампа о выходе США из ядерной сделки. Американцы рассчитывают создать местные боевые формирования для борьбы с экстремистскими группами, чтобы облегчить военно-стратегические нагрузки на США.

Не допустить «сомализации»: как Иран противостоит деструктивной политике Запада на Ближнем Востоке
13 июля в клубе «Валдай» состоялась дискуссия, посвящённая региональной политике Ирана. В качестве основного спикера выступил Али Акбар Велаяти, советник по международным делам Высшего руководителя Ирана Али Хосейни Хаменеи. Модерировал мероприятие председатель Совета Фонда клуба «Валдай» Андрей Быстрицкий.
перейти
© Клуб "Валдай"
Вполне вероятно, что «арабское НАТО» останется просто идеей на бумаге. Среди основных препятствий для планируемого альянса – продолжающийся бойкот Катара, устроенный арабской четвёркой, при том что в эмирате расположена крупнейшая американская авиабаза в регионе. Это стало основной причиной отсрочки саммита в Персидском заливе, намеченного на май этого года.

Кроме того, Кувейт и Оман исторически пользовались тесными связями и сотрудничеством с Ираном. Маловероятно, что Оман согласится отказаться от своего нейтралитета по отношению к Ирану, тем более что он уже отказался участвовать в арабском альянсе для «умиротворения» в Йемене. Дело Джамаля Хашогги добавило трудностей для проекта и весьма серьёзно связало Трампу руки.

Создание «арабского НАТО» останется проектом?
Одной из тем ближайших встреч Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива станет, скорее всего, вынашиваемый США план создания «Ближневосточного стратегического альянса», некоего «арабского НАТО», имеющего явно антииранскую направленность. В нём смогли бы участвовать члены ССАГПЗ, в том числе и Катар. Для Ирана появления данного альянса явилось бы реальной угрозой и ослаблением его военно-политических позиций в регионе.
перейти
© 2018 Evan Vucci/AP
Возглавляемый Саудовской Аравией Исламский военный альянс по борьбе с терроризмом (IMAFT) по-прежнему будет краеугольным камнем в плане безопасности в регионе. Он основан Мохаммедом бин Салманом 15 декабря 2015 года. Начальником штаба является генерал Рахил Шариф (Пакистан), штаб-квартира расположена в Эр-Рияде. Военные учения «Арабский щит – 1» состоялись 3–16 ноября 2018 года в западном Египте с участием ВМС, ВВС и сухопутных подразделений из Бахрейна, Египта, Иордании, Кувейта, Саудовской Аравии и Объединённых Арабских Эмиратов.

Страны ССАГПЗ переживают критический этап и сталкиваются со многими проблемами, среди которых наиболее важным является раскол по катарскому вопросу, без решения которого как саммит, так, возможно, и сам Совет вообще теряют свою эффективность.

Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.