100 дней катарского кризиса и арабское НАТО

11.09.2017

Дипломатия является единственным приемлемым способом разрешения катарского кризиса и может способствовать более активному вовлечению европейских и азиатских держав для решения конфликтов на Ближнем Востоке в целом и в Персидском заливе в частности.

23 мая 2017 года на ленте Агентства новостей Катара появилось несколько сообщений, приписываемых эмиру Катара шейху Тамиму бен Хамаду Аль Тани, в которых он якобы положительно отзывается об Иране и ХАМАС. Хотя официальные лица Катара быстро опровергли эти заявления, через две недели, 5 июня, Саудовская Аравия, Объединённые Арабские Эмираты, Египет и Бахрейн (арабский квартет) вместе с некоторыми другими странами разорвали дипломатические отношения с Катаром и ввели блокаду, закрыв морское и воздушное пространство.

В США можно было наблюдать два подхода к возникшему кризису. 6 июня, на следующий день после разрыва отношений, Дональд Трамп в своём твиттере подверг критике Катар за финансирование радикальных течений. Ещё до этого бывший министр обороны США Роберт Гейтс предложил вывести авиабазу Эль-Удейд из Катара в другую страну ССАГПЗ. Между тем нынешний министр обороны США Джеймс Мэттис и государственный секретарь Рекс Тиллерсон придерживаются иного подхода. 14 июня Мэттис встретился с министром обороны Катара в Вашингтоне, а Тиллерсон объявил, что США поддерживают проводимую Кувейтом посредническую деятельность. Похоже, что второй подход стал ныне доминирующим в политике США. С 10 по 14 июля в рамках челночной дипломатии Тиллерсон посетил страны Персидского залива. Поскольку Иран и Турция получают существенную выгоду от кризиса, быстрое дипломатическое решение в значительной степени отвечает интересам США.

22 июня четыре арабские страны отправили Катару список из 13 требований, включая сокращение связей с Ираном, прекращение военного присутствия Турции, закрытие телеканала «Аль-Джазира» и прекращение отношений с «Братьями-мусульманами». Катар отказался их выполнять, ибо посчитал их вмешательством во внутренние дела. Более того, 23 августа Катар заявил о своём решении восстановить полноценные дипломатические отношения с Ираном после того, как в начале 2016 года отозвал своего посла из Тегерана. Турция тем временем отказалась закрыть свою военную базу в Катаре. Страны ССАГПЗ разделились на три лагеря: Саудовская Аравия, ОАЭ и Бахрейн с одной стороны, Катар – с другой, а Кувейт и Оман посередине. Такая ситуация ослабила ССАГПЗ и способствовала росту влияния Ирана и Турции, которые укрепляют свои позиции в качестве двух региональных супердержав.

Катарский кризис как принцип домино Васим Кальаджийя
Введение блокады против Катара было стратегической ошибкой её авторов. Это вызовет эффект домино, порождающий всё новые кризисы в арабских странах. К тому же кризис ставит под сомнение будущее самой организации ССАПГЗ. Он знаменует собой переходный период, который переживают государства и институты Персидского залива, Ближнего Востока и всего мира.

Идея арабского НАТО является политической задачей новой администрации США, которая считает Иран главной угрозой, а также пытается изолировать Турцию в регионе Ближнего Востока. В этой связи единая арабская коалиция и её сотрудничество с Израилем являются основополагающими для интересов США. Поскольку «Братья-мусульмане» могут подорвать арабские правительства, а ХАМАС угрожает Израилю, сдерживать их – это общий интерес для арабских стран и Израиля при поддержке администрации Трампа. Поэтому необходима солидарность в рамках ССАГПЗ, чтобы оторвать Катар от сотрудничества с Ираном, Турцией, «братьями-мусульманами» и ХАМАС. В этом крайне заинтересованы США.

Однако реальность такова, что кризис наоборот приблизил Катар к Ирану и Турции, что совсем не отвечает американским планам. Блокада не отразилась на нефтегазовом секторе страны, которая продемонстрировала свою устойчивость в отношении санкций. 18 июля арабский квартет объявил о6 общих принципах для Катара, которые могут открыть путь для скорейшего разрешения кризиса. Это свидетельствует о том, что Саудовская Аравия и ОАЭ не имеют достаточных рычагов для того, чтобы заставить Катар полностью капитулировать. В ОАЭ считают, что подобный сигнал может только навредить, и продолжают настаивать на выполнении 13 требований, в то время как Саудовская Аравия начала демонстрировать некоторую гибкость. Катар тем временем продолжает настаивать на снятии блокады как предварительном условии для любых переговоров.

Куда может завести нынешний кризис? Здесь следует принять во внимание несколько вопросов. Какой дополнительный ущерб может быть причинен Катару со стороны Саудовской Аравии и ОАЭ, чтобы Доха окончательно сдалась? Как долго США готовы терпеть вовлечение Ирана и Турции в катарский кризис? Кто одержит победу в борьбе за поддержку США – Саудовская Аравия, ОАЭ или Катар? И, наконец, смогут ли крупные внешние державы, такие, как Россия, Франция и Китай, играть более значительную роль в урегулировании кризиса?

Саудовская Аравия и ОАЭ будут пытаться ещё более жёстко наказать Катар, поддерживая катарские оппозиционные движения и создавая внутриполитическую напряжённость внутри Катара, в том числе используя разногласия в семье эмира Катара. Действия Катара понятны и приемлемы для США только при условии, что Иран не должен выйти победителем, особенно когда американские действия напрямую против Ирана сейчас затруднены. Идея переместить базу Эль-Удейд в другое место по-прежнему нереалистична, но это продолжает оставаться рычагом воздействия на Катар.

Хотя дипломатические усилия России и других стран не имеют решающего значения для урегулирования кризиса, они в любом случае подтверждают, что дипломатия является единственным приемлемым способом и может способствовать более активному вовлечению европейских и азиатских держав для решения конфликтов на Ближнем Востоке в целом и в Персидском заливе в частности.

9 сентября, после телефонного разговора между лидерами двух стран, Саудовская Аравия приостановила все контакты с Катаром, что свидетельствует о серьёзности кризиса. Необходимо проявлять терпение, чтобы рассчитывать на дипломатическое решение, которое наверняка не будет ни простым, ни быстрым. 

Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.

Материалы по теме

Что препятствует развитию российско-катарских отношений?
30.03.2018
Визит эмира Катара в Россию не стал заметный явлением, которое привлекло бы к себе большое внимание мировой общественности. Он не изменит характера взаимоотношений между Катаром и Россией, которые

Эксперт: 
Елена Мелкумян
ЕС, Италия и кризис мигрантов: все против всех
25.06.2018
24 июня неформальный саммит Европейского союза ознаменовал первое реальное противостояние по мигрантскому кризису, и это только начало. Проблема того, как справляться с эпохальным и только начавшимся
Выборы в Турции: политическая эра Эрдогана
25.06.2018
Реджеп Тайип Эрдоган набрал абсолютное большинство голосов на президентских выборах 24 июня. Не исключена ситуация, при которой ему будет открыт путь к пожизненному пребыванию в должности главы

Эксперт: 
Андрей Арешев

Календарь

Мультимедиа

Популярные теги

Вестник клуба

Будьте в курсе главных событий
Подписаться