Жертва реальной политики. О Джамале Хашогги

Убийство Джамаля Хашогги – один из самых шумных медийных случаев в современной истории. Редко судьба человека провоцирует такой международный переполох, несколько недель занимая внимание президента США и заставляя западные столицы обращаться с Саудовской Аравией почти как с государством-изгоем. Реакция удивила руководство Саудовской Аравии и запятнала его за рубежом. Но это вряд ли изменит политику де-факто правителя страны, наследного принца Мохаммеда бин Салмана.

Расследование продолжается, надо выявить участников преступления, но большинство улик указывает на ответственность ближайшего окружения наследного принца. Если бы в Саудовской Аравии была демократия, бин Салман был бы свергнут, попал бы под следствие и даже арестован, в случае признания его вины. И если наследный принц реально был бы реформатором, как он утверждает, Джамаль Хашогги умер бы в старости в Саудовской Аравии и получил бы государственные похороны, а не был бы убит и расчленён, как средневековый преступник. В людях, подобных Хашогги, с его международной аурой и реформистскими идеями, нуждается такая страна, как Саудовская Аравия, если она действительно намерена двигаться вперёд.

Однако Саудовская Аравия не является демократией, а наследный принц – не реформатор. Его представляли как императора Мэйдзи, который мог бы произвести революцию в своей стране. Но его поспешные решения, жестокость, переменчивая природа и централизация власти показали, что он в лучшем случае новый Каддафи. Но, несмотря ни на что, его трон не шатается.

Взлёт принца бин Салмана был впечатляющим. От помощника своего отца в начале 2015 года до лидера, ответственного за безопасность, политические, экономические, социальные и разведывательные дела в стране. И он продолжает подниматься вверх. После того, как король предположительно вмешался в дело Хашогги, а два доверенных помощника принца были уволены, наследному принцу была поставлена новая задача: перестроить основное разведывательное ведомство Королевства. В некотором роде смерть Хашогги позволила ему сосредоточить в руках ещё большую власть.

Правда, западные правительства, организации и компании проявляли презрение к тому, как поступили с Хашогги, некоторые даже прямо критиковали наследного принца. Однако, как показал форум Future Investment Initiative, Запад не покидает Саудовскую Аравию. Вскоре этот кризис рассосётся, а деловые интересы возобладают.

В реальной политике ценности демократии и прав человека отходят на второй план, когда на повестке дня интересы бизнеса и безопасности.
Яркий пример тому – Египет, ас-Сиси. Первоначально столкнувшись с бойкотом и серией критики в 2013 году, ас-Сиси постепенно отвоевал своё место в качестве западного союзника, не меняя при этом своей авторитарной политики.

Те, кто оказывает давление на Эр-Рияд сегодня, не стремятся превратить его в демократию. Некоторые, возможно, надеются на большую сдержанность наследного принца, другие вынуждены реагировать на временный гнев своих гражданских обществ. Однако большинство правительств стремятся побыстрее совершить большие сделки, на которые пойдёт более слабая Саудовская Аравия.

И хотя самые смелые нападки на принца бин Салмана пришли из Турции, президент Реджеп Тайип Эрдоган был весьма осторожен. Некоторые рассматривали действия Турции как попытку отделить короля Салмана от наследного принца, а другие размышляли о возможной замене наследного принца после дела Хашогги. Однако в Эр-Рияде всем заправляет не король и даже не клан Саудов, а наследный принц. И он не уйдет в отставку, ибо слишком амбициозен для этого.

Эрдоган об этом знает. Фактически утечки, которые были организованы аффилированными с ним средствами массовой информации, и комментарии, сделанные им или его ближайшими советниками, имеют другую цель. Убийство стало ударом по безопасности Турции и эгоцентризму Эрдогана, поэтому ему надо было реагировать. Но Саудовская Аравия – важный сосед, и молодой наследный принц может править страной в течение следующей половины столетия. Поэтому отчуждение Эр-Рияда является весьма рискованной ставкой. И Эрдоган предпочёл сдержанное уничижение наследного принца, оставив при этом дверь открытой. Примечательно, что после убийства не было отзывов послов, а комментарии Эрдогана были значительно мягче, чем утечки в СМИ.

Если говорить об утечках, то из Анкары в СМИ поступает информация, что Саудовская Аравия якобы предложила снять блокаду с Катара, а наследный принц после выступления Эрдогана готов к компромиссу с Катаром. При этом официальные источники Саудовской Аравии используют весьма примирительный тон в отношении Турции. Всё это указывает на сделку между Анкарой и Эр-Риядом, результатом которой является смягчение блокады Катара. Несколько козлов отпущения будут принесены в жертву, чтобы успокоить гнев Эрдогана, а саудовские СМИ ослабят свои кампании против Турции.

Если это произойдёт, отношения между Турцией и Саудовской Аравией возобновятся как ни в чём не бывало. Не будет ни мести за Хашогги, ни поисков справедливости.
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.