Создание «арабского НАТО» останется проектом?

Одной из тем ближайших встреч Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива станет, скорее всего, вынашиваемый США план создания «Ближневосточного стратегического альянса», некоего «арабского НАТО», имеющего явно антииранскую направленность. В нём смогли бы участвовать члены ССАГПЗ, в том числе и Катар. Для Ирана появления данного альянса явилось бы реальной угрозой и ослаблением его военно-политических позиций в регионе.

В декабре 2018 года в Королевстве Саудовской Аравии (КСА) планируется проведение очередного саммита ССАГПЗ, в который входят 6 государств – КСА, Объединённые арабские эмираты (ОАЭ), Кувейт, Бахрейн, Оман, Катар. Главенствующая роль в ССАГПЗ принадлежит КСА как ведущей стране-члену в экономическом, политическом и военном отношении. Наряду с этим КСА позиционирует себя в качестве духовно-религиозного лидера суннитского арабо-мусульманского мира, хранительницы мусульманских святынь – городов Мекки и Медины, связанных с жизнью и деятельностью пророка Мухаммеда.

В саммите ССАГПЗ, прошедшем в 2017 году в Кувейте участвовали главы только двух стран-членов – Кувейта и Катара. Это было связано с тем, что КСА, ОАЭ, Бахрейн, а также поддержавшие их Египет и ряд других мусульманских государств обвиняли Катар в поддержке террористических группировок, каковыми они считают движение «Братьев-мусульман» и которые, по заявлению этих стран, организовывали сеть террористических ячеек в данных странах с целью дестабилизировать здесь правящие режимы.

Между КСА и Катаром имеет место достаточно давнее религиозно-политическое противостояние, обусловленное, во-первых, тем, что в этих странах исповедуются несколько различные течения ислама. В КСА – ваххабитское, а в Катаре – близкое к доктрине «Братьев-мусульман». Во-вторых, Катар, используя свои значительные финансовые возможности, получаемые от экспорта природных ресурсов, пытается конкурировать с КСА и играть всё большую роль как в ССАГПЗ, так и в регионе и даже в глобальной политике. КСА, ОАЭ, Бахрейн обвиняли Катар также в контактах с противостоящим им шиитским Ираном. В результате данные страны в 2017 году разорвали дипломатические отношения с Катаром и даже пытались организовать против него экономическую блокаду.

Катар как ревизионистская держава: идеология политического ваххабизма
Нынешний кризис в отношениях между Катаром и большинством других арабских стран Залива во главе с Саудовской Аравией имеет помимо прочего и важную идеологическую составляющую, а не просто борьбу за лидерство в регионе (и в исламском мире в целом). С этой точки зрения представляется весьма целесообразным рассмотреть Катар в контексте теории «ревизионистских держав», бросающих не только политический, но и идеологический вызовы сложившемуся статус-кво.
перейти
© 2017 Brendan Smialowski/AP
Сейчас накал противостояния КСА и поддерживающих его стран с Катаром несколько ослаб, в виду чего на саммите в декабре 2018 года предполагается участие всех членов ССАГПЗ, в том числе Катара. Этот саммит созывается в преддверии другой, не менее важной встречи лидеров ССАГПЗ с руководством США, намеченной на январь 2019 года в Кэмп-Дэвиде.

Предполагается, что в число вопросов, которые будут обсуждаться на этих встречах, войдёт и вынашиваемый США план создания «Ближневосточного стратегического альянса», некоего «арабского НАТО», имеющего явно антииранскую направленность. В нём смогли бы участвовать члены ССАГПЗ, Египет, Иордания и возможно ряд других арабо-мусульманских стран. Своё желание вступить в данный альянс высказал также Израиль, что, впрочем, маловероятно, учитывая его напряжённые отношения со многими мусульманскими странами.

В случае создания этого блока его главным бенефициаром станет КСА, у которого существует наиболее острое противостояние с Ираном со времён исламской революции в Иране в 1979 году. Тем более что в ходе конфликта в Йемене, где Иран поддерживает хуситское движение, КСА не достигло ощутимых успехов. Более того, подразделения хуситов проникали даже на территорию КСА, где в столкновениях с ними имелись жертвы среди саудовских военнослужащих.

Смена стратегии США – надежда для Йемена?
Прямых свидетельств того, что заметный сдвиг в американской политике в отношении длящегося уже третий год вторжения Саудовской Аравии в Йемен напрямую связан с убийством саудовского журналиста Джамаля Хашогги, нет. Но ясно, что негативные последствия этого инцидента стали для такой перемены побудительным мотивом. Под влиянием бури возмущения, поднявшейся во всём мире и внутри самих США, администрации Трампа пришлось оценить меру собственной ответственности и поставить под сомнение установку на безоговорочную поддержку военного вторжения Саудовской Аравии в Йемен.
перейти
© Reuters
В случае создания «арабского НАТО» ситуация в йеменском конфликте может измениться в пользу КСА. Аналогичным образом это может сказаться на ситуации в сирийском конфликте, хотя здесь велика роль России, и «арабское НАТО» даже при поддержке США, вряд ли решится входить в военно-политическое противостояние с РФ.

Появление «арабского НАТО» может также повлиять на ситуацию в Ливане и снизить здесь влияние движения «Хезболла», поддерживаемого Ираном. Ещё одним бенефициаром в случае создания «арабского НАТО» может стать Израиль, для которого Иран и движение «Хезболла» являются главными противниками в регионе.

Для Ирана появления данного альянса явилось бы реальной угрозой и ослаблением его военно-политических позиций в регионе. Ответными мерами, которые мог бы предпринять Иран, станут попытки сближения со странами, которые имеют с ним более лояльные и партнёрские отношения, прежде всего – с Россией, а также – в случае продолжения давления на него со стороны США в ситуации их выхода из соглашения по иранской ядерной программе – возобновить работы на своих ядерных объектах, что явилось бы наихудшим сценарием. Тем не менее создание «арабского НАТО» является пока проектом, осуществление которого остаётся под вопросом.

Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.