Корейская многоходовка

28.03.2018

Ким Чен Ын продолжает удивлять наблюдателей своей активной дипломатией. Оказывается, она ему даётся не хуже, чем военное строительство, вопреки продвигаемому на Западе имиджу взбалмошного юнца, балующегося с ракетами и атомными зарядами.

Под его прямым контролем полным ходом идёт подготовка к межкорейскому саммиту. 29 марта состоится очередная встреча высокопоставленных чиновников Севера и Юга, на которой, как сообщается, будут обсуждаться программа и повестка предстоящей в апреле встречи Кима с президентом РК Мун Чже Ином.

Есть одна закавыка – если южнокорейцы, по настоянию заокеанских союзников, будут чересчур настырно ставить во главу угла переговоров проблему денуклеаризации, северяне могут заупрямиться. По их мнению, – и, видимо, оно справедливо – ядерный вопрос надо обсуждать с США. Ведь его решение – процесс постепенного снижения уровня ядерного сдерживания с обеих сторон, который включает также гарантии безопасности, а Южная Корея не обладает ядерным потенциалом и не может давать какие бы то ни было гарантии.

Да и повестка собственно межкорейских отношений настолько насыщенна, что не стоило бы отягощать её проблемами, явно нерешаемыми на двустороннем треке. По идее, сторонам надо как минимум подтвердить преемственность – то есть поддержать те положения, которые зафиксированы на прошлых межкорейских саммитах. Напомним, отец нынешнего лидера Ким Чен Ир встречался с Ким Дэ Чжуном в 2000 году и с Но Му Хёном в 2007 году (кстати, в том саммите принимал участие в качестве «начальника штаба» Но нынешний президент).

Переговоры между Северной и Южной Кореей: потепление с заморозкой? Георгий Толорая
Налаживание диалога между КНДР и Южной Кореей говорит о том, что удалось добитьсядвойной заморозки, которая была предложена Россией и Китаем в их заявлении от 4 июля 2017 года: с конца прошлого года Северная Корея не проводит ни испытаний, ни военных учений, и возможно, эту паузу удастся продлить, пишет эксперт клуба «Валдай» Георгий Толорая.

Множество вопросов касаются снижения напряжённости между Севером и Югом, восстановления доверия, починки разрушенных предыдущими консервативными южнокорейскими администрациями экономических связей… Россия, кстати, заинтересована в том, чтобы в результате межкорейского потепления «оттаяли» и начатые ею трёхсторонние логистические и энергетические проекты – прежде всего железнодорожного транзита.

Тем временем Ким провёл сильную комбинацию, включив в игру Китай. Его неожиданный (и первый за 6 лет нахождения у власти) визит в КНР 25–28 марта и встреча с Си Цзиньпином создали мощный тыл для предстоящих его встреч не только с Мун Чже Ином, но и президентом США. Американцы, да и другие наблюдатели, исходили из того, что отношения между Кимом и Си весьма натянутые, поэтому Китай можно чуть ли не сбросить со счетов и прессовать северокорейцев, не оглядываясь на китайской фактор.

Пекин может быть доволен – он мощно заявил о своей незаменимой роли в корейских делах и убедительно показал, что его интересы игнорировать не получится. Наверное, такой жест доброй воли со стороны Кима, наконец, отошедшего от привычек «непокорного вассала» и смиренно посетившего «китайского императора», должен быть Си по душе. И его благодарность, возможно, будет иметь не только политическое, но и вполне себе экономическое измерение. Помощь экономике КНДР, придавленной гнётом санкций – и несмотря на них – наверное, очень кстати, хотя отследить её объём будет непросто, зная традиции сотрудничества между двумя восточными странами, вновь объявившими себя «близкими родственниками».

Между тем с подготовкой встречи с Трампом ясности пока нет. Северокорейцы, по некоторым данным, к ней активно готовятся (проходят и прямые контакты по линии разведслужб, и многочисленные неформальные консультации с участием обеих сторон – например, завершившаяся на днях в Стокгольме встреча).

Ким плюс Трамп равно что? Константин Асмолов
В свете слухов про северокорейско-американский саммит многие эксперты решили, что пора открывать шампанское. Однако, как сказал автор в одном из интервью, по его мнению, рано даже не открывать шампанское, а идти в холодильник за бутылкой, и этому есть несколько причин.

А вот с американской стороны пока непонятно, кто заказывает и исполняет музыку. Госдепартамент по-прежнему деморализован, и в нём просто некому предложить и разработать стройную концепцию саммита и отношений с Пхеньяном. Что происходит в ЦРУ, мы не знаем, но всё же это ведомство обычно занято другими делами, а не стратегическим планированием. Может быть, вновь назначенный госсекретарь Майк Помпео привлечёт на дипработу свои кадры. Но вот назначение Джона Болтона на пост помощника по национальной безопасности многих привело в уныние, поскольку он известен как многолетний непримиримый противник КНДР и будет всячески тормозить договорённости с ней и выступать против уступок (хотя вроде бы сейчас он должен быть больше озабочен разрушением сделки с Ираном).

В этих условиях неясно, состоится ли – во всяком случае, в обозначенные сроки в мае – исторический американо-северокорейский саммит вообще. Непонятно, что стороны готовы предложить и согласовать. Впрочем, если даже настричь цитат из уже имеющихся американо-северокорейских совместных заявлений, начиная с 1994 года, получится вполне приличный итоговый документ, так как принципиальная идея – ядерное оружие в обмен на мир и безопасность на полуострове – там прописана. Но времена изменились. Северная Корея стала полноценной ядерной страной и вряд ли легко сдаст ядерный козырь (если это вообще возможно – наверное, речь всё же должна идти о создании системы сокращения и ограничения стратегических вооружений с обеих сторон).

Между тем в результате последних событий Россия оказывается всё дальше от их эпицентра. Мы, конечно, можем гордиться тем, что они развиваются по предложенной нами (совместно с Китаем в июле 2017 года) дорожной карте, но пока никак не влияем на предстоящие договорённости. И надо активизировать работу с ключевыми игроками – Китаем, США и особенно с КНДР. Отрадно, что вскоре в Москву приедет министр иностранных дел КНДР, однако вопросы, затрагивающие наши интересы, в присущей КНДР политсистеме надо обсуждать с первым лицом. Возможно, это мог бы сделать спецпосланник высокого уровня, направленный президентом России в Пхеньян.

Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.

Материалы по теме

Оттепель на Корейском полуострове. Зима близко?
06.08.2018
Администрация Мун Чжэ Ина делает всё, чтобы создать впечатление, что дела на Корейском полуострове обстоят самым лучшим образом. Однако категорическое нежелание Северной Кореи отказаться от ядерного

Эксперт: 
Андрей Ланьков
Накат-откат: как Ким и Трамп разговаривают друг с другом
29.05.2018
В жёсткой риторике и балансировании на грани срыва переговоров между двумя лидерами всё же есть положительная сторона – даже для тех, кто предпочёл бы более сложную конвенциональную дипломатию: всё

Эксперт: 
Ким Е Ын
Ким – Трамп: чья ядерная кнопка больше?
28.05.2018
Вероятно, окружение Дональда Трампа решило, что если северокорейцы разорвут сделку и объявят, что не хотят встречаться, – это будет более серьёзным унижением, чем если об этом объявит президент США.

Календарь

Мультимедиа

Популярные теги

Вестник клуба

Будьте в курсе главных событий
Подписаться