СВПД в условиях кризиса: что могут сделать Европа и Россия?

Похоже, что решение разворачивающегося кризиса лежит в плоскости экономики, пишет эксперт клуба «Валдай» Хамидреза Азизи. Единственный способ сохранить сделку в сложившейся ситуации состоит в том, чтобы Европа ускорила работу по вводу специального механизма финансового взаимодействия с Ираном (INSTEX) и предложила реальные решения для уменьшения негативных экономических последствий американских санкций.

Через год после выхода США из ядерной сделки 2015 года (Совместного всеобъемлющего плана действий – СВПД) с Ираном и в результате кампании Вашингтона по максимальному давлению на Исламскую Республику, заблокировавшей доступ Ирана к реальным выгодам от сделки, Тегеран решил сократить свои обязательства в рамках СВПД.

Исламская Республика приняла решение чётко на основе условий самой сделки, которые позволяют Ирану прекратить выполнение своих обязательств полностью или частично в случае «принципиального несоблюдения соглашения» другой стороной.

Однако, в отличие от общего нарратива, сформированного в основных средствах массовой информации, этот шаг вовсе не означает «частичного выхода» Ирана из СВПД. Фактически, одновременно с объявлением о новых мерах, Тегеран дал понять, что готов вернуться к прежнему уровню соблюдения обязательств, если европейские стороны в свою очередь выполнят обязательства по предоставлению Ирану предполагаемых экономических выгод от сделки.

В обход санкций США. Сможет ли европейский INSTEX спасти СВПД?
Хамидреза Азизи
Экономический эффект от INSTEX может побудить Иран в полной мере соблюдать условия СВПД. В случае успешной работы механизм может стать образцом для других стран и проектов, подпавших под односторонние санкции США, таких как российский «Северный поток – 2». Подробнее о возможностях нового европейского инструмента поддержки торговых расчётов с Ираном в материале Хамидрезы Азизи, старшего преподавателя Университета им. Шахида Бехешти (Тегеран).
Мнения экспертов

В то же время президент Ирана Хасан Роухани заявил, что Иран предоставит европейским дипломатам ещё один шанс в течение 60 дней доказать желание сохранить сделку.

Такая позиция, наряду с отказом от более серьёзных шагов, таких как ограничение международных инспекций иранской ядерной программы, может рассматриваться как позитивный сигнал со стороны Тегерана. Это означает, что он по-прежнему возлагает надежды на возможность спасения СВПД.

В то же время это уже чёткий сигнал, указывающий, что, несмотря на требования США и некоторых европейских стран, Тегеран не собирается идти на новые уступки и ожидает, что европейцы вместо этого предпримут новые шаги к сотрудничеству. Фактически, с точки зрения Ирана, сейчас мяч на поле европейцев. Они должны полностью задействовать механизмы, позволяющие экономическое взаимодействие с Ираном в период усиления санкций США.

Тем не менее, позитивный сигнал о желании Ирана придерживаться дипломатии может быть омрачён негативным сигналом о неспособности или нежелании Европы эффективно противостоять давлению США и создать эффективные каналы для взаимодействия с Ираном.

Совместное заявление Европейского союза и группы E3 (Германия, Великобритания и Франция) в ответ на решение Ирана отнюдь не представляло собой нечто большее, чем просто констатация необходимости сохранения СВПД с критикой установленного Ираном 60-дневного крайнего срока. Это может быть истолковано как свидетельство того, что Европа недостаточно уверена в себе, неспособна проявить политическую волю, чтобы спасти сделку посредством принятия конкретных мер.

Эти два противоречивых курса ведут к сложной ситуации, в которой само будущее СВПД оказывается под серьёзным вопросом. Здесь, по-видимому, действует ещё один фактор, то есть разница в логике иранского и европейского подходов к соглашению. Европейцы, похоже, рассматривают свою политическую поддержку Ирана перед лицом давления США как свидетельство независимой политики, ожидая, что Тегеран воспримет это как достаточный стимул для того, чтобы остаться в сделке. Однако для иранцев политическая поддержка ничего не означает, если она не сопровождается реальными экономическими выгодами.

Иран и будущее СВПД: среди надежд и тревог
Хамидреза Азизи
Европейцы, по всей видимости, поняли, что, хотя новые санкции США направлены прежде всего против Ирана, их последствия будут ощущаться далеко за пределами этой страны, подвергая риску экономические интересы и интересы безопасности Европы.
Мнения экспертов

Фактически, европейцы часто склонны игнорировать или отодвигать на второй план растущее недовольство иранского народа по поводу неспособности СВПД улучшить условия жизни и смягчить негативные последствия санкций США. Такая неудовлетворённость приводит к усилению давления на иранское правительство, которое сталкивается с риском потери внутреннего престижа. В этом ключе последний иранский шаг по СВПД был больше ответом на усиливающееся общественное давление, чем дипломатическим манёвром, направленным на то, чтобы запугать другую сторону и добиться больших уступок.

Таким образом, похоже, что решение разворачивающегося кризиса лежит в плоскости экономики. Иными словами, единственный способ сохранить сделку в сложившейся ситуации состоит в том, чтобы Европа ускорила работу по вводу специального механизма финансового взаимодействия с Ираном (INSTEX) и предложила реальные решения для уменьшения негативных экономических последствий американских санкций.

Между тем Вашингтон, скорее всего, продолжит усиливать давление на Иран, надеясь, что в какой-то момент заставит Иран сесть за стол переговоров на американских условиях. Политика США сейчас носит скорее «выжидательный характер», американцев не заботит возможный крах СВПД. Согласно логике администрации Трампа, крах нынешней сделки является необходимым развитием событий, чтобы начать работу над новой сделкой.

Наконец, следует отметить, что 

даже у остальных участников сделки нет единой позиции о том, как найти выход из сложившейся ситуации. Европейцы настаивают на необходимости полного соблюдения Ираном этой сделки, не предлагая при этом чёткого варианта решения. Между тем Китай занял довольно двусмысленную позицию, призывая «все стороны» выполнить свои обязательства.

Самую чёткую позицию до сих пор занимала Россия, которая признала, что европейцы не выполнили свои обязательства, и при этом выразила решимость сохранить и расширить связи с Ираном. В экономическом плане Иран и Россия продолжают сотрудничать, несмотря на санкции США. Однако, похоже, Россия мало что может сделать, и ожидания Ирана в этом отношении в основном направлены на Европу.

При этом Иран может рассчитывать на политическую поддержку России в ООН, если европейцы решат встать на сторону США и возродить международные санкции против Ирана под предлогом того, что Иран не полностью привержен СВПД.


Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.