Признаки сближения Катара и ССАГПЗ: должен ли Иран беспокоиться?

Хотя Саудовская Аравия всё ещё находится под сильным международным давлением из-за убийства журналиста-диссидента Джамаля Хашогги, признаки сближения между Советом сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ) и Катаром свидетельствуют о возможных новых событиях в регионе Персидского залива.

Прошло почти полтора года с того момента, как Саудовская Аравия, ОАЭ, Бахрейн и Египет разорвали дипломатические отношения с Катаром и ввели воздушную и морскую блокаду против этой арабской страны. Теперь же, судя по всему, обе стороны намерены оживить контакты на высоком уровне как в политической, так и военной областях.

20 ноября заместитель министра иностранных дел Кувейта Халед аль-Джаралла заявил, что Катар, скорее всего, примет участие в предстоящем саммите ССАГПЗ в Эр-Рияде, который должен состояться в декабре. Ранее, в ноябре, начальник штаба вооружённых сил Катара генерал-майор Ганем бин Шахин аль-Ганем присоединился к своим коллегам из других стран-членов ССАГПЗ для участия в командно-штабных учениях в Омане. Фактически в течение последних нескольких месяцев военнослужащие из Катара неоднократно присутствовали на совместных мероприятиях ССАГПЗ.

Рассматривая причины, по которым Эр-Рияд и его союзники проявляют большую открытость к вовлечению Дохи в деятельность ССАГПЗ, необходимо учитывать две важные тенденции.

С одной стороны, саудовские лидеры, которые сейчас сталкиваются с беспрецедентным и растущим международным давлением по делу Хашогги, пытаются избежать международной и региональной изоляции, прибегая к ряду дипломатических инициатив. Фактически новость об участии Катара в саммите ССАГПЗ появилась в то же самое время, когда наследный принц Саудовской Аравии Мохаммед бин Салман собирался начать турне по ряду арабских стран, чтобы заручиться дипломатической поддержкой Королевства. В своём выступлении на международном инвестиционном форуме в Эр-Рияде в конце октября бин Салман занял более примирительную позицию в отношении Дохи, заявив, что «у Катара сильная экономика, и, хотя у нас есть разногласия, через пять лет будет совершенно другая ситуация». Иными словами, изменившаяся позиция Саудовской Аравии в отношении Катара является частью более широкого дипломатического плана бин Салмана по преодолению международного давления.

С другой стороны, последние события лучше объяснимы, если брать во внимание планы США по объединению арабских государств Ближнего Востока в военно-политический альянс против Ирана. С того момента, как Дональд Трамп пришёл к власти в качестве президента Соединённых Штатов, Вашингтон определил создание Ближневосточного стратегического альянса (MESA), или так называемого «арабского НАТО», как один из главных внешнеполитических приоритетов. Говорят, что главная цель этого альянса – противодействие влиянию Ирана на Ближнем Востоке.

Создание «арабского НАТО» останется проектом?
Одной из тем ближайших встреч Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива станет, скорее всего, вынашиваемый США план создания «Ближневосточного стратегического альянса», некоего «арабского НАТО», имеющего явно антииранскую направленность. В нём смогли бы участвовать члены ССАГПЗ, в том числе и Катар. Для Ирана появления данного альянса явилось бы реальной угрозой и ослаблением его военно-политических позиций в регионе.
перейти
© 2018 Evan Vucci/AP

Однако до сих пор основным препятствием на пути реализации этой цели был дипломатический раскол между Катаром и возглавляемой Саудовской Аравией коалицией, что, естественно, мешало формированию единого арабского фронта. В этом ключе на фоне кризиса в ССАГПЗ Вашингтон подталкивал обе стороны к компромиссу, давая понять, что вместо внутриарабских дрязг необходимо сосредоточиться на большей угрозе – Иране. Теперь, когда Саудовская Аравия из-за дела Хашогги выглядит более слабой, чем раньше, американцы, похоже, нашли возможность убедить Эр-Рияд оставить разногласия с Дохой и пойти на реальный процесс сближения.

Учитывая все эти факты и особенно усилия США по борьбе с Ираном в регионе, возникают вопросы – а стоит ли Исламской Республике беспокоиться из-за текущих событий и какие реальные последствия могут возникнуть для Тегерана?

Честно говоря, несмотря на все упомянутые события, Катар и возглавляемый Саудовской Аравией блок ещё далеки от того, чтобы нормализовать отношения и воссоединиться в рамках ССАГПЗ. Сумев приспособиться к блокаде и осознав нынешнюю ослабленную позицию Эр-Рияда, Доха не спешит восстанавливать прежний уровень связей с ССАГПЗ. Вместо этого катарцы пытаются диктовать свои условия для сближения с саудовским блоком. 28 октября министр обороны Катара Халид бин Мохаммед аль-Аттия заявил, что любое сближение между его страной и теми, кто организовал блокаду Катара, должно сопровождаться официальными извинениями и отменой блокады.

Учитывая тесный союз Катара с Турцией, нынешняя стратегия Анкары по поддержанию давления на Саудовскую Аравию по делу Хашогги вытекает из заявления Анкары о том, что высокопоставленные саудовские чиновники были вовлечены в убийство, что ещё более осложняет любое сближение между Катаром и Саудовской Аравией.

Жертва реальной политики. О Джамале Хашогги
Убийство Джамаля Хашогги – один из самых шумных медийных случаев в современной истории. Редко судьба человека провоцирует такой международный переполох, несколько недель занимая внимание президента США и заставляя западные столицы обращаться с Саудовской Аравией почти как с государством-изгоем. Реакция удивила руководство Саудовской Аравии и запятнала его за рубежом. Но это вряд ли изменит политику де-факто правителя страны, наследного принца Мохаммеда бин Салмана.
перейти
© Клуб «Валдай»

В то же время растущие связи между осью Анкара – Доха (с одной стороны) и Тегераном (с другой) благодаря поддержке Ираном Катара с момента введения блокады заставляют Доху дважды подумать, когда её просят объединить силы с другими арабскими странами против Исламской Республики. Фактически Доха не только проявила нежелание связываться с Вашингтоном в антииранской кампании, но и заявила о готовности действовать в качестве посредника между Ираном и США.

В общем, хотя ряд признаков свидетельствует о восстановлении связей на высоком уровне между Катаром и саудовским блоком, различия между двумя сторонами вполне реальны и никуда не денутся. Те, кто предлагает осуществить проект «арабского НАТО», сейчас просто выдают желаемое за действительное.

Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.