С-400 в Турции: зонт в дождливую погоду

Решение турецкого правительства довести до конца сделку с Россией по поставкам С-400 вызвало удивление во многих столицах на континенте. Мало кто в России надеялся, что турецкое руководство решится пойти на прямой разрыв с США и вопреки предупреждениям, невзирая на издержки санкций и политическое давление, всё же завершить сделку, пишет программный директор клуба «Валдай» Андрей Сушенцов. 

Настоящую оторопь испытали в США, где полагали, что экономическое давление, исключение Турции из программы по производству новых многофункциональных истребителей F-35, в которой Анкара была полноправным участником и производителем некоторых компонентов, будет достаточным для того, чтобы аппетит турецкого руководства к военно-техническому сотрудничеству с Россией угас. Не меньше оказались удивлены европейские союзники, которые на фоне других проблем меньше всего готовы к сложным разбирательствам с Турцией и не хотели бы выносить сор из избы, касающийся разногласий внутри НАТО.

И всё же российско-турецкая сделка оказалась реализована и первые компоненты российских противовоздушных систем были доставлены в Турцию. Для турецкого президента Реджепа Тайипа Эрдогана это стало крупной внутриполитической победой. После серии неудач на выборах глав крупных городов, включая Стамбул, где к власти пришли лидеры оппозиции, Эрдогану вновь удалось объединить общественность под лозунгом защиты Родины. Практически вся турецкая пресса поддержала дислоцирование новых систем ПВО – в публикациях сквозило злорадство, которое было обращено к союзникам по НАТО и прежде всего к США. В изображениях и инфографике, демонстрирующих возможности российских систем противовоздушной обороны, фигурировали самолёты американских и европейских производителей, недвусмысленно намекая, с чьей стороны Турция ожидает нападения.

Со стратегической точки зрения Эрдоган также укрепил суверенитет Турции, получив в своё распоряжение одну из наиболее совершенных оборонительных систем, которая закрывает значительные участки воздушного пространства для враждебной авиации. С точки зрения турецких властей, эти оборонительные системы оказались более важными, чем получение, вероятно, наиболее совершенных в мире систем нападения – многоцелевых самолётов F-35.

Россия тем самым выступила как провайдер суверенитета, позволив Турции отстроиться от американских гарантий безопасности. 

Выражаясь метафорически, Москва раздаёт нуждающимся зонты в дождливую погоду. Стратегическое значение этой сделки гораздо значительнее положительного эффекта, который она оказывает на российско-турецкие отношения. Всё большее число стран, стремящихся к обеспечению суверенитета в международных делах, будут смотреть на Россию как на провайдера этого суверенитета.

Однако с точки зрения региональной политики ситуация не становится проще. Россию и Турцию продолжают разделять разногласия по будущему урегулированию в Сирии. Российско-турецко-иранский триумвират до сих пор носит тактический характер, хотя есть тенденция к его расширению на смежные сферы.

Неожиданным благоприобретателем от этого развития событий становится Греция, аргументы которой против Турции внутри НАТО получают новый резонанс. Одновременное вступление Греции и Турции в НАТО в 1952 году происходило в контексте внешней угрозы со стороны Советского Союза, которая на время позволила притупить вражду греков и турок. Ныне эта конструкция больше не работает. И хотя НАТО – не та организация, которая принимает резкие решения в отношении своих членов, антитурецкие усилия греческой дипломатии могут дать новый толчок к дискуссии об исключении Турции из НАТО.

Российско-турецкая сделка также важна с точки зрения формирования прецедента военно-технического сотрудничества России с одной из ведущих стран НАТО. Турция обладает второй по численности армией блока и является в стратегическом смысле автономным от США игроком. Укрепление её самостоятельности играет против единства внутри НАТО и укрепляет тенденцию на полицентричность в мире. Но это не означает, что российско-турецкие отношения обречены на стабильное поступательное развитие. В них случаются эпизоды конфронтации, последний из которых произошёл в 2015 году, и стороны не застрахованы от этих эпизодов в будущем.

По состоянию на сегодняшний день можно констатировать, что Турция выиграла от этого развития событий. Несмотря на американское экономическое и политическое давление, Турция укрепила собственный суверенитет и в конечном счёте в глазах сограждан этот шаг оказался оправдан. Теперь мяч на стороне Соединённых Штатов, которые вынуждены менять игру и отказываться от резких слов. Теперь госсекретарь Майк Помпео призывает Турцию не развёртывать полученные российские системы ПВО. В этом ослаблении давления видно нежелание американцев углублять конфронтацию. Турция остаётся ценным союзником в регионе – на её территории дислоцировано американское ядерное оружие и она является ценным источником информации о террористических сетях на Ближнем Востоке. Американцы не будут жертвовать столь ценным союзником.

Происходящее является новым симптомом складывания полицентричной системы, в которой каждая страна выступает в защиту своих собственных интересов, всё меньше полагаясь на многосторонние гарантии и союзы. Эта система менее предсказуема, чем биполярность или период доминирования США. Она представляет значительные возможности для российской внешней политики. Однако одновременно, в силу всё более усложняющегося характера международных отношений, она представляет и проблему, поскольку вынуждает смотреть на всех партнёров как на потенциальных противников. Полученные Анкарой оборонительные системы теперь становятся существенным ограничением и для потенциального российского давления. Переданные Россией Турции оборонительные системы укрепляют её суверенитет на всех флангах.

Поставка ракетных систем С-400 демонстрирует решимость Анкары не портить отношения с Москвой
Гюней Йылдыз
Отношения между Россией и Турцией выходят за рамки сирийского конфликта. Поставка первой партии ракетных систем российского производства С-400, несмотря на громкие протесты Вашингтона, демонстрирует решимость со стороны Анкары не портить отношения с Москвой. Из-за многослойного характера отношений страны могут в определённой степени смягчить напряжённость, вызванную проблемой Идлиба, считает Гюней Йылдыз, внештатный научный сотрудник института Ближнего Востока (Вашингтон, США).
Мнения экспертов
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.