Предвыборная твиттер-кампания Трампа: всеобщая торговая война

Торговые войны – необходимое шоу, которое держит в тонусе избирателей Трампа. Они требуют, чтобы Трамп проявил жёсткость по отношению к Китаю и всему остальному миру. Поэтому твиты Трампа – это предвыборная твиттер-кампания: в конце концов, праймериз приближаются. Отсюда усиление риторики и выпады уже в адрес Европы. Итак, будем ли мы наблюдать всеобщую торговую войну? Об этом пишет Радика Десаи, профессор департамента политических исследований, директор исследовательской группы по геополитической экономике Университета Манитобы.

В какой-то момент в период между публикацией 3 сентября министерством торговли США пресс-релиза с указанием последних данных о дефиците торгового баланса США (который сократился меньше, чем ожидалось) и объявлением 5 сентября о новых торговых переговорах между США и Китаем президент Дональд Трамп выпустил очередной твит по вопросам торговли, чтобы дать миру понять, что смягчаться он не собирается. Весь набор твитов стоит рассмотреть в целом:

Китайцы очень искусны в том, чтобы ничего не принимать. Вы должны быть очень жёсткими, и это как раз то, что делает Трамп (он именует себя, как Юлий Цезарь, в третьем лице – прим. автора). В интересах Китая исправить ситуацию, и я думаю, что мы найдём решение, которое будет значительно лучше того, что у нас сегодня. Честно говоря, я думаю, что… … мир видит, что Трамп делает с Китаем. Европа среди тех, кто вечно проводит самую протекционистскую политику. Они у себя сидят и говорят: может быть, мы следующие? Может быть, следующие! Пора изменить правила. США не могут защищать весь мир и платить за это...


Конечно, этому набору твитов предшествовали другие, обещавшие жёсткость в разговоре с Китаем. Но здесь мы видим угрозу уже и в адрес Европы. Возможно, именно поэтому твиты были удалены, предположительно кем-то из сотрудников администрации, проявившим большую осмотрительность, чем мистер Трамп. Однако президент повторил их дословно. Какой вывод мы должны из этого сделать?

Когда президент Трамп начал торговую войну в начале 2018 года, она приняла форму огульного протекционизма. Объявленные меры относились ко всем странам, экспортирующим товары в США, причём, по-видимому, наносили им больший ущерб, чем Китаю. Всё началось с солнечных батарей и стиральных машин, но вскоре перешло к более серьёзным мерам, таким как 25-процентные тарифы на сталь и 10-процентные на алюминий. Это затронуло многие страны, хотя некоторым, таким как Канада и Южная Корея, были предоставлены ограниченные исключения.

Однако с тех пор акцент сместился в основном на Китай. Итак, будем ли мы снова наблюдать всеобщую торговую войну? Зачем? Как это повлияет на Европу и её торговых партнёров, таких как Россия?

Ответы на эти вопросы требуют перспективного осмысления реальных основных причин торговой агрессии Трампа, причин сосредоточения внимания на Китае, ситуации в мировой торговле в целом и, наконец, реальных возможностей и угроз. Давайте рассмотрим всё это по порядку.

Хотя нет никаких сомнений в том, что экономика США страдает от чрезмерной зависимости от импорта, торговые войны Трампа возникают не столько из-за его заботы об экономике США, сколько из-за предвыборной агитации. Будучи аутсайдером политического истеблишмента и самым ненавидимым им кандидатом, Трамп победил на выборах с более низкой долей голосов, чем его конкурентка-демократ Хиллари Клинтон. При этом он тщательно ориентировался как раз на те группы избирателей, которые считали себя обделёнными в течение десятилетий неолиберализма и глобализации. Именно в этот период политический истеблишмент обоих партий принимал торговые соглашения, из-за которых американские рабочие и предприятия стали считать, что они подвергаются недобросовестной конкуренции как на внутреннем, так и на мировом рынках. После поворота Демократической партии вправо в ответ на революцию Рейгана и когда другой аутсайдер, Берни Сандерс, не был выдвинут кандидатом от демократов на президентских выборах 2016 года, у этих людей не оказалось реального лидера, кроме Трампа.

Торговые войны – необходимое шоу, которое держит их в тонусе. Они требуют, чтобы Трамп проявил жёсткость по отношению к Китаю и всему остальному миру. В то же время торговые войны обходятся американским компаниям очень дорого, в том числе очень крупным и влиятельным. Они требуют, чтобы Трамп всё-таки договорился. Отсюда и различные раунды переговоров с Китаем. Итак, твиты Трампа – это не твиттер-дипломатия, а предвыборная твиттер-кампания: в конце концов, праймериз приближаются. Отсюда усиление риторики и выпады уже в адрес Европы.

Повторит ли Трамп свою победу 2016 года?
Роберт Легвольд
Президент США Дональд Трамп официально начал свою предвыборную кампанию, выступив перед тысячами сторонников на митинге во Флориде. Исходя из прошлого опыта, благоприятная экономика и занимаемая должность обычно способствуют переизбранию действующего президента. А эксперты по выборам уже определили «дорожную карту», по которой Дональд Трамп может повторить свою победу 2016 года, сказал в интервью ru.valdaiclub.com Роберт Легвольд, заслуженный профессор кафедры политологии Колумбийского университета, директор Евроатлантической инициативы в области безопасности.
Мнения экспертов

Как бы то ни было, если говорить о долгосрочной перспективе, Китай играет в торговой войне особую роль. Дело не только в том, что торговля США с Китаем является наиболее несбалансированной по сравнению с другими партнёрами США, а с Европой она более или менее сбалансирована. На карту поставлено нечто намного большее.

По крайней мере, с 1990-х годов сдерживание экономической угрозы Китая являлось важнейшей целью стратегии США, независимо от того, преследовалась ли она путём «вовлечения» Китая в надежде, что вступление в ВТО приручит его, или посредством нынешней агрессии г-на Трампа. Подъём Китая и успехи других стран с формирующейся рыночной экономикой (хотя они и сильно отстают от КНР) обещают вбить последний гвоздь в гроб надежд США доминировать над миром, которые формировались со времён Теодора Рузвельта и превратились в стратегию при его родственнике президенте Франклине Рузвельте. Эти надежды так никогда и не были реализованы, не в последнюю очередь потому, что СССР, Европа и Япония ограничивали исключительное доминирование Вашингтона. Сегодня погоня за гегемонией вообще представляется нереальной. Торговые и технологические войны президента Трампа против Китая, и в частности против Huawei, являются последним всплесками этой стратегии.

Это не «конец истории». Воспользуются ли Россия и Китай шансом сломать стереотипы?
Нельсон Вонг
Закончились те времена, когда в городе был «единственный полицейский», который сейчас просто в отчаянии, потому что мир меняется. И меняется очень быстро совсем не в том направлении, которое предсказал Фрэнсис Фукуяма в своей работе «Конец истории и последний человек». Вместо того, чтобы принять реалии – подъём Китая (как данность), возвращение на мировую арену сильной России (как неизбежность), постоянно растущую мощь Евросоюза – и найти решение с помощью дружеских переговоров для установления нового мирового порядка, чтобы обеспечить мир и развитие, президент Соединённых Штатов Дональд Трамп пытается прижать всех остальных ради иллюзии «сделать Америку снова великой», пишет Нельсон Вонг, вице-президент Шанхайского Центра стратегических и международных исследований RimPac.
Мнения экспертов

И всплесками они и должны остаться. Протекционизм США и торговые войны могут помешать китайским товарам и технологиям добраться до берегов США, но не могут помешать Китаю перенаправить их другим заинтересованным покупателям. А сколько их, ясно из формирующегося разрыва между Европой и США, будь то торговля с Китаем, принятие технологии 5G от Huawei или присоединение к новым финансовым институтам Китая, таким как Азиатский банк инфраструктурных инвестиций. Американцы также не могут помешать Китаю расширить свой потенциально гигантский внутренний спрос, что повысит уровень жизни внутри страны и тем самым укрепит легитимность Коммунистической партии Китая.

Действительно, есть много свидетельств того, что в Китае и в других странах внутренний спрос становится всё более мощным стимулом для роста, а стоимостные цепочки сокращаются, что ведёт к замедлению внешней торговли. Возможно, это также связано с тем, что внутренние рынки становятся всё более важными из-за перехода к рынку услуг, которые в основном производятся и потребляются на месте, как Джон Кейнс уже давно предсказывал. Конечно, это вызвано усилением конкуренции в борьбе за рынки. Какой бы ни была конкретная комбинация причин, она гарантирует, что рабочий класс, его доходы и потребление становятся более важными для роста, делая общество более процветающим и рост более устойчивым.

Война всех против всех: перспективы торгового спора США и ЕС
Станислав Ткаченко
В середине XVII столетия английский философ Томас Гоббс охарактеризовал состояние общества до заключения общественного договора и образования государства словами «война всех против всех». Сегодня в Овальном кабинете Белого дома сидит страстный приверженец Гоббса, рассматривающий современную мировую политику сходным образом. Для нынешнего президента США сфера межгосударственных отношений полна опасностей и противоречий, а защита национальных интересов в ней возможна только через конфликт с другими государствами, пишет Станислав Ткаченко, приглашённый профессор Центра исследований экономики и политики стран с переходной экономикой Ляонинского университета.
Мнения экспертов
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.