За последние 15 лет китайский конгломерат Huawei стал крупным игроком на британском телекоммуникационном рынке. В последние месяцы правительство Великобритании, похоже, всё более благосклонно относилось к предложению Huawei развивать сеть 5G в стране. Однако на прошлой неделе госсекретарь США Майк Помпео недвусмысленно намекнул, что ей придётся выбирать между доступом к разведданным Five Eyes, члены которой обмениваются наиболее разведывательными данными, и предложенной сделкой 5G с Huawei. Пока Лондон пытается усидеть на двух стульях. О том, что может быть дальше, пишет Мэри Дежевски, ведущий автор редакционных комментариев и колумнист газеты The Independent.

Один из первых шагов, которые совершила Тереза Мэй после того, как неожиданно стала премьер-министром в начале лета 2016 года, состоял в том, чтобы пересмотреть решение, принятое её предшественником Дэвидом Кэмероном, который разрешил китайские государственные инвестиции в новую британскую атомную электростанцию. Её решение ознаменовало явный отход от восторженного отношения ко всем формам торговли с Китаем, которое было характерно для Кэмерона и его канцлера казначейства Джорджа Осборна. На передний план вышла обеспокоенность по поводу национальной безопасности, раньше обычно преуменьшавшаяся.

Правительство Великобритании долгое время крайне осторожно относилось к доступу России в энергетический сектор Великобритании, отрицая при этом, что здесь замешана политика. Теперь оказалось, что и к Китаю в Лондоне стали относиться крайне осмотрительно.

В конце концов, после двухмесячной задержки и обсуждений с государственными служащими и экспертами о том, может ли правительство каким-либо образом пересмотреть контракт о финансировании Китаем новой электростанции в Хинкли-Пойнт на западе Англии или даже отказаться от него, проект всё же получил зелёный свет, но со «значительными новыми оговорками и гарантиями». Характер гарантий не был определён, но месседж был ясным. Правительство г-жи Мэй собиралось поставить больше вопросов вокруг китайских инвестиций в Великобританию, чем её предшественник, и причиной этого стала национальная безопасность.

Три года спустя потенциальные преимущества и недостатки китайских инвестиций в Великобританию стали постоянной темой дискуссий на Даунинг-стрит, но изменившиеся обстоятельства значительно усложнили попытки Терезы Мэй соблюдать осторожность. Голосование по Brexit и последовавшее за этим сокращение торговли с Европейским союзом сделали одним из приоритетов заключение новых торговых соглашений с другими странами, особенно со странами с крупной и быстро растущей экономикой. Более того, хотя те, кто выступал за выход из Европейского союза, указывали на свободу заключать двусторонние соглашения как на важное преимущество Brexit, найти новых партнёров оказалось легче на словах, чем на деле.

Между тем администрация США – может быть, по вполне законным соображениям национальной безопасности страны, а может быть, в основном по чисто коммерческим причинам – по-новому стала смотреть на основы торговли с Китаем, причём до такой степени, что сейчас пребывает на грани тотальной торговой войны. Президент Дональд Трамп не без оснований утверждает, что Китай нарушил условия своего вступления во Всемирную торговую организацию, но он также дал понять, что некоторые конкретные формы сотрудничества с Китаем в области развития инфраструктуры и телекоммуникаций представляют угрозу для национальной безопасности.

Мягко говоря, это едва ли могло произойти в худший момент для правительства г-жи Мэй – не только из-за инвестиций Китая в Хинкли-Пойнт, но и потому, что за последние 15 лет китайский конгломерат Huawei стал крупным игроком на британском телекоммуникационном рынке и в настоящее время намерен развивать сеть 5G в Великобритании.

Почему Великобритания настолько отстала и почему у неё нет собственного опыта в области 5G, особенно с учётом того, что она была мировым пионером в отмене регулирования телекоммуникационного сектора – это вопрос, который требует ответа. Но это не меняет того факта, что Великобритании нужно будет обращаться за границу, если она не хочет совсем отстать в следующей большой революции в сфере телекоммуникаций.

В последние месяцы правительство Великобритании, похоже, всё более благосклонно относилось к предложению Huawei. Также сообщалось, что спецслужбы выразили уверенность в том, что с любой угрозой безопасности можно «справиться». Видимо, окончательное решение было принято в прошлом месяце на заседании Совета национальной безопасности – группы, которая объединяет высокопоставленных членов кабинета и представителей служб безопасности. Согласно утечке, полученной Daily Telegraph, премьер-министр лично одобрила участие Huawei в разработке британской сети 5G, несмотря на возражения некоторых из присутствующих.

Затем последовало срочное расследование, чтобы выяснить, откуда произошла утечка, и через несколько дней Мэй уволила министра обороны Гэвина Уильямсона, несмотря на его пылкие утверждения, что он не виноват. Был ли это он или нет, но Уильямсон, безусловно, считается «ястребом» по отношению к Китаю. Ранее в том же году он объявил, что намерен отправить новый британский авианосец в Южно-Китайское море. Эта угроза вызвала резкую реакцию со стороны Пекина и привела к переносу визита торговой миссии на высоком уровне в Китай.

Но мистер Уильямсон не одинок в своём осмотрительном подходе к Китаю. Дело в том, что в правительстве продолжаются дебаты об отношениях между Великобританией и Китаем, причём экономические соображения противопоставляются соображениям национальной безопасности. И пока на горизонте Brexit в споре побеждают те, кто считает первостепенными экономические соображения.

Однако не менее важно и то, что в Соединённых Штатах споры уже давно пошли другим путём, и нынешняя администрация Дональда Трампа занимает особенно жёсткую позицию не только в отношении торговли с Китаем, но и в плане безопасности. Трамп не одинок. Австралия и Новая Зеландия заняли крайне жёсткую позицию, запретив Huawei участвовать в разработке своих сетей 5G. Канада рассматривает введение такого запрета. По их мнению, статус Huawei как частной компании не имеет значения. Китай остаётся коммунистической страной в своих политических структурах, и в нём не существует такого понятия, как полностью частная компания, особенно в такой потенциально чувствительной области, как телекоммуникации.

НАТО 70 лет: Какое будущее у Европы?
Алан Кафруни
Даже несмотря на то, что НАТО хорохорится в отношении Китая, в настоящее время слабеющая Европа остаётся зажатой между двумя экономическими сверхдержавами. Она неспособна действовать стратегически и, в конечном счете, останется в подчинении у США.
Мнения экспертов

Это заставляет Великобританию идти вразрез с позициями по крайней мере трёх и, возможно, всех четырёх членов так называемой группы Five Eyes, которые обмениваются наиболее чувствительными разведывательными данными. Членство в этой группе высоко ценится Великобританией, а один отставной глава разведки Великобритании даже отмечал, что Five Eyes всегда была важнее для Великобритании, чем обмен разведданными с ЕС, и именно здесь Британия всегда проявляла первостепенную лояльность. Теперь это под вопросом.

Официальная позиция заключается в том, что ни одна из стран Five Eyes не позволит Huawei или Китаю приблизиться к «базовым» функциям своего телекоммуникационного сектора. Во время визита в Великобританию на прошлой неделе госсекретарь США Майк Помпео недвусмысленно намекнул, что Великобритании придётся выбирать между доступом к разведданным Five Eyes и предложенной сделкой 5G с Huawei. Пока Лондон пытается усидеть на двух стульях. Не ясно, как долго это может продолжаться. Вполне возможно, что г-же Мэй – или её преемнику – придётся пересмотреть решение, которое она сама подписала, проигнорировав при этом позицию инакомыслящих в кабинете и Совете национальной безопасности.

Дилемма Huawei чётко очерчивает те дилеммы, с которыми столкнётся Великобритания после Brexit. С одной стороны, она сможет заключать двусторонние торговые сделки – в первую очередь с Китаем или США из-за размера их экономик и потенциала для роста. Но здесь есть проблемы: сотрудничество с Китаем затрагивает сферу безопасности, а сотрудничество с США – пищевые и фармацевтические стандарты, а также конфиденциальность в интернете. Всё это накладывается на разрешительную политику Великобритании в плане участия Китая в телекоммуникационной инфраструктуре страны, поэтому трудно понять, как будет реализован нынешний курс.

Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.