Почему саммит в Анкаре так важен

За более чем два года, прошедшие с момента создания Астанинского формата, переговоры между тремя государствами-гарантами прекращения огня в Сирии были в основном ограничены стабилизацией ситуации на местах, а также усилиями по деэскалации, направленными на снижение уровня насилия, пишет эксперт клуба «Валдай» Хамидреза Азизи. Однако последний саммит охватил более широкий круг вопросов – от конституционного комитета до возвращения беженцев и восстановления Сирии. Это означает, что Астанинский формат находится в процессе консолидации и расширения проблематики.

16 сентября президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган принял в Анкаре иранского и российского коллег Хасана Роухани и Владимира Путина для очередного раунда переговоров по Сирии в рамках Астанинского мирного процесса.

Как и ожидалось, ситуация в северо-западной провинции Сирии Идлиб, формирование Сирийского конституционного комитета и возвращение сирийских беженцев были одними из основных пунктов повестки дня встречи трёх президентов. Кроме того, Ирану удалось поднять вопрос о действиях американцев и израильтян в Сирии, заручившись поддержкой двух лидеров в отношении проблемы, которая, по-видимому, является главной заботой Тегерана в Сирии.

Позиции трёх глав государств, а также совместное заявление, опубликованное после саммита, позволяют сделать вывод, что трём сторонам удалось урегулировать разногласия по одному из наиболее актуальных вопросов, касающихся Сирии, а именно по конституционному комитету. Хотя точная дата начала работы комитета не была объявлена, как Путин, так и Эрдоган подчеркнули, что список членов комитета был окончательно определён, и процесс разработки новой конституции для Сирии начнётся весьма скоро.

Есть ли альтернатива военной победе в Идлибе?
Дарин Халифа
Москва и Анкара расходятся в том, какие повстанческие группировки в Идлибе должны быть признаны террористическими, пишет эксперт клуба «Валдай» Дарин Халифа. Анкара считает, что значительная часть движения «Хайят Тахрир аш-Шам» является в основном прагматичной и потенциальным союзником для ликвидации радикальных транснациональных джихадистов, в то время как Россия рассматривает ХТШ исключительно как террористическую группировку, а договорённости в Сочи как условие вывода ХТШ из демилитаризованной зоны и её «отделения» от вооружённой оппозиции.
Мнения экспертов

Однако что касается другой серьёзной проблемы, а именно ситуации в Идлибе, между Тегераном и Москвой – с одной стороны, и Анкарой – с другой, всё ещё сохраняются разногласия. Хотя два главных союзника сирийского правительства продолжают поддерживать военную кампанию сирийского правительства в Идлибе в контексте борьбы с терроризмом, Анкара встревожена тем, что эта кампания приведёт к гуманитарной катастрофе в регионе, и в результате Турцию накроет новая волна сирийских беженцев.

Фактически, в заключительном заявлении содержится призыв к трёхстороннему сотрудничеству в борьбе с террористическими группировками в Идлибе при одновременном принятии мер по защите гражданского населения в этом районе. Однако наиболее вероятным сценарием для этой части Сирии является продолжение поддерживаемой Россией военной кампании правительства Асада, которая приведёт к постепенному возвращению всей провинции под контроль Дамаска.

За исключением этих двух основных вопросов, последний саммит отличался от четырёх предыдущих в двух важных аспектах. За более чем два года, прошедшие с момента создания Астанинского формата, переговоры между тремя государствами-гарантами прекращения огня в Сирии были в основном ограничены стабилизацией ситуации на местах, а также усилиями по деэскалации, направленными на снижение уровня насилия. Однако последний саммит охватил более широкий круг вопросов, от конституционного комитета до возвращения беженцев и восстановления Сирии. Это означает, что Астанинский формат находится в процессе консолидации и расширения проблематики.

Между тем, в заключительном заявлении саммита было сделано несколько ссылок на необходимость сотрудничества между партнёрами по Астане и различными учреждениями Организации Объединённых Наций, особенно по гуманитарным вопросам. Кроме того, было чётко заявлено, что конституционный комитет будет создан в Женеве по согласованию с ООН. Эти пункты являются чётким доказательством того, что, в отличие от некоторых ранних предположений, Астанинский формат не собирается выступать в качестве отдельной инициативы, а пытается повысить свою легитимность, функционируя в соответствии с принципами ООН.

Таким образом, даже несмотря на разногласия по ряду вопросов, три лидера по-прежнему рассматривают Астанинский формат как функциональную основу, которая может помочь им сохранить свои интересы в Сирии, избегая при этом ненужных ссор или конфликтов.

Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.