Два месяца «Олимпийского перемирия»: ждать ли в 2018 году развязки драмы на Корейском полуострове?

12.01.2018
Состоявшиеся 9 января в демилитаризованной зоне переговоры между представителями Северной и Южной Кореи и достигнутые на них договорённости – это, безусловно, хорошая новость. Мы можем рассчитывать примерно на два месяца «Олимпийского перемирия». В нынешней накалённой до предела ситуации это уже само по себе немало. Двухмесячная передышка, в течение которой северяне воздержатся от ракетных запусков и ядерных взрывов, а американцы с южанами не будут проводить военные манёвры, даёт шанс на запуск полномасштабного дипломатического процесса.

Состоявшиеся 9 января в демилитаризованной зоне переговоры между представителями Северной и Южной Кореи и достигнутые на них договорённости – это, безусловно, хорошая новость. Появилась робкая надежда на возможность деэскалации нынешнего кризиса на Корейском полуострове, который длится уже два года – с января 2016 года, когда КНДР произвела ядерное испытание и начала цикл почти непрерывных ракетных запусков, перемежаемых подземными атомными взрывами (в сентябре 2016 года и сентябре 2017 года). Ответные шаги главных антагонистов Севера – Вашингтона и Сеула – не заставили себя долго ждать, и в результате Корейский полуостров оказался на грани большой войны.

Вторая корейская война: победителей не будет Александр Воронцов
Ситуация на Корейском полуострове, безусловно, взрывоопасная. Стороны уже привыкли к жёсткой риторике: в начале августа 2017 года КНДР говорила о подготовке плана удара по Гуаму в случае провокаций со стороны США, а Трамп в свою очередь подтвердил готовность США нанести превентивный удар по Северной Корее. Перерастёт ли «война слов» во Вторую корейскую войну, где победителей не будет?

Встреча в Пханмунчжоме делегаций Республики Корея и КНДР стала первым за более чем два года официальным контактом между участниками противостояния. Были достигнуты договорённости о приезде делегации Севера на Олимпиаду в Пхенчхане, а также о возобновлении контактов между военными для предотвращения инцидентов на линии разграничения между Севером и Югом.

Эти соглашения не затрагивают проблематику ракетно-ядерной программы КНДР, но по крайней мере дают основания полагать, что зимние Олимпийские и Паралимпийские игры в Южной Корее пройдут спокойно, тем более что американцы согласились с инициативой южан отложить крупномасштабные военные учения, традиционно проводимые в феврале и марте.

Таким образом, мы можем рассчитывать примерно на два месяца «Олимпийского перемирия» (Паралимпийские игры завершатся 18 марта). В нынешней накалённой до предела ситуации это уже само по себе немало. Двухмесячная передышка, в течение которой северяне воздержатся от ракетных запусков и ядерных взрывов, а американцы с южанами не будут проводить военные манёвры, даёт шанс на запуск полномасштабного дипломатического процесса. И тут уже не обойтись только переговорами между Севером и Югом – необходимо прежде всего участие американцев, так как исключительно Вашингтон, а отнюдь не Сеул, обладает возможностью применения военной силы на полуострове и именно США являются главным инициатором введения всё более жёстких санкций против КНДР. Кроме того, будучи младшим союзником США, Сеул не может не согласовывать с Вашингтоном свои шаги в отношении Севера. Да и Пхеньян видит в качестве основного контрагента для переговоров по ядерным вопросам США, а не Южную Корею.

Готовы ли северяне и американцы к диалогу? Что касается Пхеньяна, ответ, скорее всего, утвердительный. Судя по всему, Ким Чен Ын заинтересован в переговорах, поскольку может сейчас выступать с позиции силы. За шесть лет правления ему удалось значительно увеличить и усовершенствовать ракетно-ядерный потенциал Севера, возможно, даже создать межконтинентальную баллистическую ракету и термоядерное устройство. Похоже, что, с точки зрения Пхеньяна, наступило время «зафиксировать» выигрыш, получив существенные политические уступки и экономические бонусы со стороны Вашингтона и Сеула.

Грозовой перевал. Как долго Корейский полуостров будет существовать в предвоенной атмосфере? Александр Воронцов
Каковы истинные цели администрации Трампа на Корейском полуострове? Вопрос, казалось бы, риторический с давно прояснённым ответом. Конечно, ликвидация самой КНДР, а не только её ракетно-ядерных программ.

Не исключено, что определённый эффект имеют и беспрецедентно жёсткие санкции, наложенные на КНДР в течение 2016–2017 годов, в результате которых Северная Корея оказалась в положении, близком к полной экономической блокаде. Даже такая автаркическая экономика, как КНДР, не может функционировать без связей с внешним миром. Накопленных резервов валюты и топлива может хватить на какое-то время, но что будет потом? Возможно, что Ким Чен Ын хотел бы начать переговоры, пока северокорейская экономика ещё не демонстрирует явных признаков кризиса.

Гораздо менее очевидно, хочет ли переговоров Вашингтон, в том числе и потому, что непонятно, кто там определяет политику в отношении Северной Кореи. В американском истэблишменте борются две точки зрения. Условная «партия войны», куда входят, в частности, представитель США в Совбезе ООН Хейли и советник по национальной безопасности Макмастер, выступает за применение к КНДР самых жёстких мер вплоть до «военной опции», чтобы фактически принудить Пхеньян к капитуляции. Представители второй группировки, к которой, судя по всему, относятся госсекретарь Тиллерсон и министр обороны Мэттис, настаивают на необходимости дипломатии. Президент Трамп мечется между двумя этими позициями, то угрожая обрушить на Ким Чен Ына «огонь и ярость», то отпуская северокорейскому вождю комплименты и выражая готовность к личной встрече.

Какой можно дать прогноз? С высокой долей вероятности можно предположить, что в 2018 году нас так или иначе ожидает развязка драмы. Есть реальный шанс, что сторонам всё-таки удастся запустить дипломатические механизмы. Внушает некоторый оптимизм, что администрация Трампа не стала препятствовать межкорейским переговорам, возможно, рассчитывая именно на то, что они послужат прелюдией к американо-северокорейской дипломатии. Если в результате переговоров с Вашингтоном северные корейцы откажутся от разработок МБР и дальнейших ядерных испытаний в обмен, например, на частичное снятие санкций, администрация Трампа могла бы объявить это своей победой. Но, к сожалению, нельзя исключать и плохого варианта развития событий, когда переговоры либо вовсе не начнутся, либо завершатся провалом. В таком случае в 2018 году призрак войны на Корейском полуострове может стать явью.

Россия неоднократно заявляла о готовности выступить в качестве «фасилитатора» дипломатического процесса, на что, в частности, ориентирована и российско-китайская «дорожная карта», единственный имеющийся на сегодня план дипломатического урегулирования Корейского кризиса. Безусловно, предпочитая политико-дипломатический вариант, в Москве, судя по всему, готовы к любому развитию событий. Возможно, не случайно в конце декабря во Владивостоке была поставлена на боевое дежурство система ПВО С-400. Её радиус действия способен прикрыть небо не только над российским Приморьем, но и над северо-восточными районами КНДР со стратегически важным портом Раджин. Наличие российского военного потенциала вблизи северокорейских границ может стать ещё одним весомым аргументом в пользу дипломатии.

Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.

Материалы по теме

В ловушке Фукидида: начнётся ли война между США и восходящими державами?
16.07.2018
Соединённые Штаты упустили время сокрушить Китай. Хотя они всё ещё остаются мировым гегемоном, их силы подорваны чрезмерными военными расходами и непомерными амбициями. В вызове, который теперь

Эксперт: 
Дэвид Лэйн
Звёздные войны: космические войска США против «стратегических соперников»
26.06.2018
Мир вступает в новый космический век, куда его увлекают всё новые технические инновации, растущее геополитическое соперничество держав и мечты об овладении неисчислимыми богатствами недр и будущей

Эксперт: 
Алан Кафруни
Чем опасно превращение талибана в «новую нормальность»
18.06.2018
Разрешение хронического конфликта в Афганистане требует четырёх принципов, взаимно усиливающих друг друга: это легитимный/инклюзивный политический процесс в Кабуле, объединённый/сплочённый Пакистан,

Эксперт: 
Омар Садр

Календарь

Мультимедиа

Популярные теги

Вестник клуба

Будьте в курсе главных событий
Подписаться