Грозовой перевал. Как долго Корейский полуостров будет существовать в предвоенной атмосфере?

22.12.2017

Каковы истинные цели администрации Трампа на Корейском полуострове? Вопрос, казалось бы, риторический с давно прояснённым ответом. Конечно, ликвидация самой КНДР, а не только её ракетно-ядерных программ.

Однако на прошедшей неделе в политике США на корейском направлении произошли скоротечные, но столь драматичные метаморфозы, что было бы неправильным обойти их вниманием. Подтвердился тезис, что борьба между «ястребами» и «голубями» в администрации продолжается, идёт с переменным успехом, но с перевесом на стороне ястребов.

Рекс Тиллерсон, выступая в Атлантическом совете 13 декабря 2017 года, заявил, что США готовы вступить в переговоры с КНДР без предварительных условий, что означало кардинальное изменение позиции Вашингтона в направлении большей гибкости. При этом Тиллерсон заявил, что Дональд Трамп «поддерживает наши дипломатические усилия».

Многие в мире, в том числе в КНДР, РФ, КНР, долго предлагали и ждали проявления именно такого разумного подхода в политике США, направленного на деэскалацию напряжённости. И, казалось, наконец, дождались.

Ободряло и то, что данное заявление появилось не на пустом месте. 5–8 декабря 2017 года, после длительного перерыва (впервые с 2011 года), КНДР посетил высокопоставленный дипломат, заместитель генерального секретаря ООН по политическим вопросам Джеффри Фелтман, который находясь в Пхеньяне, провёл 15 часов переговоров с министром иностранных дел КНДР Ли Ён Хо и его заместителем.

Фелтман, хотя официально и представлял ООН, а не США, является опытным американским дипломатом, который был выдвиженцем бывшего президента Джорджа Буша на пост заместителя госсекретаря США. Он оценил проведённые в Пхеньяне переговоры как «конструктивные и продуктивные», подчеркнул готовность северян к продолжению диалога, выразил уверенность, что дверь для разговора между Вашингтоном и Пхеньяном осталась «приоткрытой», а сам определил свой визит в столицу КНДР как «самую важную миссию в своей дипломатической карьере».

Этот визит высокопоставленного эмиссара в Пхеньян ещё раз подтвердил, что эффективные и позитивные американо-северокорейские переговоры возможны. После этого заместитель генерального секретаря ООН пришёл к выводу, что Организация Объединённых Наций могла бы выступать в качестве посредника в деле урегулирования нынешнего конфликта на Корейском полуострове. А в этом заинтересована и Россия, поскольку видит в нынешнем генеральном секретаре ООН Антониу Гутерреше более беспристрастного политического деятеля в корейском вопросе по сравнению с его предшественником – южнокорейцем Пан Ги Муном.

Среди аналитиков заинтересованных государств сразу же началась интенсивная работа с целью осмыслить происходящие в американской политике сдвиги: тектонические ли они, или косметические, действительно ли у них появилась готовность к переговорам, да ещё без предварительных условий и так далее?

Двойная заморозка и дорожная карта: роль российско-китайской инициативы в урегулировании корейского кризиса Гуанчен Син
Россия должна в полной мере сыграть свою уникальную роль в разрешении кризиса на Корейском полуострове и внести свой вклад в ослабление крайне высокого уровня напряжённости. Китай и Россия должны активно сотрудничать в этом вопросе, поскольку у них общие национальные и стратегические интересы в отношении Корейского полуострова, считает Гуанчен Син, директор, профессор Института по изучению пограничных проблем Китая Академии общественных наук (АОН) КНР.

Но, увы, ждать и искать ответа на эти вопросы долго не пришлось. Всего через три дня, в пятницу, 15 декабря 2017 года, состоялось заседание СБ ООН на уровне министров по ядерной проблеме КНДР, созванное по инициативе Японии, председательствующей в данный момент в Совете Безопасности. Выступая на данном заседании, Тиллерсон полностью дезавуировал и опроверг все свои новые «реалистичные» предложения, высказанные в Атлантическом совете во вторник той же недели.

Глава внешнеполитического ведомства США ещё раз подтвердил резко негативное отношение Вашингтона к российско-китайскому предложению о «двойной заморозке» (ракетно-ядерных испытаний КНДР и американо-южнокорейских военных манёвров), о необходимости скорейшего взаимного снижения уровня военной активности и возобновления диалога как первейшей предпосылки в целях предотвращения войны.

И о намерении подавить КНДР силой Тиллерсон в Атлантическом совете рассказал немало – о серьёзных и реальных планах о том, как США будут «делить» Северную Корею вместе с Китаем в случае неожиданного краха её режима.

По словам главного американского дипломата, Белый дом даже дал китайцам заверения в том, что если что-то в Северной Корее произойдёт и американским войска придётся пересечь демилитаризованную зону, они отступят обратно к югу от 38-й параллели после того, как стабильность в КНДР будет восстановлена. «Мы взяли на себя такое обязательство», – сказал госсекретарь.[1]

Иными словами, было ещё раз подтверждено, что главная цель политики США – ликвидация КНДР как государства. Для исполнений этой программы Вашингтону необходимо добиться если не соучастия Китая в военной операции, то хотя бы лояльного нейтралитета.

Вряд ли у прагматичных китайцев может вызвать сомнение тот факт, что обещание вывести из Северной Кореи войска после стабилизации там ситуации Вашингтон будет выполнять так же добросовестно, как и обещание Михаилу Горбачёву не расширять НАТО на Восток после вывода советских войск из ГДР.

А вот для того, чтобы указанный сценарий по внутренней дестабилизации КНДР удалось скорее реализовать, Вашингтону необходимо вовлечь в свою стратегию формирования тотальной экономической блокады Северной Кореи КНР и Россию. Тиллерсон с чувством глубокого удовлетворения подчеркнул, что через механизм санкций СБ ООН уже удалось лишить КНДР 2,3 млрд долларов ежегодной экспортной выручки, а под давлением США более 22 стран, включая Перу, Испанию, Италию, Португалию, разорвали дипломатические отношения с КНДР. Но создание непроницаемой, полной изоляции невозможно без активного участия соседей КНДР, имеющих с ней общую сухопутную границу.

Как известно, отвечая на вопрос американского журналиста на большой пресс-конференции 14 декабря 2017 года в Москве, Владимир Путин выразил лишь недоумение по поводу «немыслимого», выходящего за рамки здравого смысла стремления нынешних американских властей поставить РФ в один ряд новой «оси зла» вместе с КНДР и Ираном и при этом надеяться на участие Москвы в планах Вашингтона по ликвидации двух указанных государств.

Эффективным и весьма своевременным ответом России на эти неадекватные призывы Вашингтона стала работа совместной военной Комиссии представителей министерств обороны России и КНДР в Пхеньяне 14–16 декабря 2017 года, которая обсудила межправительственное соглашение о предотвращении опасной военной деятельности, подписанное в 2015 году, и широкий круг вопросов с целью снизить градус напряжённости на Корейском полуострове. Роль данной встречи лаконично оценил первый заместитель председателя комитета Совета Федерации РФ по обороне и безопасности Франц Клинцевич. «Мир стоит на пороге ядерной войны, и российская делегация делает всё, чтобы её предотвратить», – отметил он.

Анализ описанной нами истории приводит к следующим выводам. «Смелое» предложение Тиллерсона о переговорах с Пхеньяном без предварительных условий в лучшем случае оказалось не более, чем кратковременным тактическим манёвром. Попытка более глубокого проникновения в суть проблемы выявляет ещё более тревожные тенденции.

В США есть сторонники дипломатического решения нынешнего кризиса с Северной Кореей, хорошо понимающие катастрофические последствия войны в Корее. Но они слабо организованы. Особенно это касается государственного департамента, где и кадровое обеспечение на корейском направлении откровенно недостаточное, и внятная дипломатическая стратегия так и не выработана. Тем не менее время от времени «голуби» в президентской администрации пытаются предпринимать на дипломатическом фронте определённые усилия, но эти робкие действия быстро и жёстко подавляются сторонниками силового решения корейского вопроса. Внутренняя организованность «ястребов» и их степень влияния на президента на данный момент значительно внушительнее.

Следовательно, Корейский полуостров продолжает существовать в грозовой предвоенной атмосфере. Надежды на «период тишины» в период проведения зимних Олимпийских игр в Пхёнчхане существуют, а что будет после февраля, вряд ли кто сможет предсказать.



[1] http://www.atlanticcouncil.org/blogs/new-atlanticist/tillerson-s-takes-on-us-foreign-policy-a-year-i... // Tillerson's Takes on US Foreign Policy: A Year in Review,  By Rachel Ansley   December 13, 2017, https://www.discred.ru/2017/12/13/ssha-obsudili-s-kitaem-vozmozhnye-shagi-v-sluchae-kraha-rezhima-v-...  // США обсудили с Китаем возможные шаги в случае "краха режима" в КНДР    

Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.

Материалы по теме

Весенняя заря разрядки в Корее: что делать России?
30.04.2018
«Историческая встреча» между Ким Чен Ыном и Мун Чже Ином в Пханмунчжоме 27 апреля 2018 года оказалась театрально эффектна и полна важных для Азии символов и смыслов. Пиар-эффект от саммита был велик
Накат-откат: как Ким и Трамп разговаривают друг с другом
29.05.2018
В жёсткой риторике и балансировании на грани срыва переговоров между двумя лидерами всё же есть положительная сторона – даже для тех, кто предпочёл бы более сложную конвенциональную дипломатию: всё

Эксперт: 
Ким Е Ын
Ким – Трамп: чья ядерная кнопка больше?
28.05.2018
Вероятно, окружение Дональда Трампа решило, что если северокорейцы разорвут сделку и объявят, что не хотят встречаться, – это будет более серьёзным унижением, чем если об этом объявит президент США.

Календарь

Мультимедиа

Популярные теги

Вестник клуба

Будьте в курсе главных событий
Подписаться