Новый СПИД – синдром приобретённого информационного дефицита

30.03.2018

Бешеный калейдоскоп непроверенных новостей сбивает с толку всех, в том числе и многих политиков. Мир мечется, стремясь отделить ложь от правды. И сейчас важно вернуть информационную иерархию. На заре электронных коммуникаций были придуманы общественные СМИ, к примеру. Возможно, нам стоит подумать о чём-то подобном, поскольку в нынешнем информационном хаосе нужны маяки для правильной навигации. Если хотите, своего рода журналистский ренессанс. В конце концов, правда есть, просто её надо откопать.

Мир явно погружается в информационный хаос. И тонут в нём все: и элиты, и простые люди. Последствия глобальной неспособности разобраться в происходящем могут быть ужасающими, вплоть до гибели или существенной деградации человечества. Некоторые предвестия этого мы можем наблюдать прямо сейчас.

Дело Скрипаля и его пугающие последствия, скандалы вокруг Трампа, драки в нигерийском парламенте, столкновения на Ближнем Востоке, каталонские поиски независимости и многое другое, что будоражит современный мир, при всей своей разности имеют и кое-что общее. И это общее – погружённость в информационный хаос, в мутную смесь непроверенных фактов, предвзятости, сознательного манипулирования и бессознательных ошибок.

Конечно, человечество всегда жило в мире мифов и обмана. Колумб открыл Америку опираясь на неверные сведения об устройстве мира, а Первая Мировая война во многом стала следствием недоразумений и отсутствия эффективной коммуникации. Но сегодняшняя ситуация беспрецедентна в силу невероятного роста коммуникаций.

И дело, повторю, вовсе не в том, что неточные и неверные сведения часто служили основанием для решений, а в том, что мы оказались в мире, в котором исчезла информационная определённость. Беда, если хотите, в том, что ложь стали разоблачать слишком быстро. И эта быстрота вызвала невиданную фрустрацию, охватившую и простых людей, и элиты.

Упомянутый Колумб жил в мире неточной и неверной информации. Но этим неточностям была присуща стабильность. Веками, к примеру, люди верили в антиподов или песьеглавцев. И хотя эти мифологические существа не существовали, знание о них никак не мешало спорить и ругаться с соседом из-за поломанного забора или завоёвывать соседнее графство.

Но, представьте, вдруг утром одного прекрасного дня выясняется, что сосед и есть антипод, а к обеду он становится ещё и песьеглавцем, а сведения о его «антиподности» объявляются лживыми. Вечером же выясняется, что это всё вообще фейк, а на рассвете поступают сведения, что вы сами антипод, причём это утверждает вовсе не сосед, а вроде давно завоёванный граф. Причём, сообщает он это с того света, существование которого ваш сосед исступленно отрицает. Голова, конечно, пойдёт кругом.

И голова современного мира кругом и пошла.

Первой жертвой этого головокружения стало, конечно, доверие. Точнее – возрастание недоверия в геометрической прогрессии привело к ничтожеству доверия. И это касается не только обострившихся отношений между Россией и Западом. В той или иной степени это глобальное недоверие, глобальный релятивизм поразили весь современный мир.

Это размывание нашего восприятия реальности началось давно, видимо, сразу после Второй Мировой войны. И шло постепенно, вместе с проникновением в мышление интеллектуалов (а политики – в общем-то, интеллектуалы) постмодернистского дискурса. Однако свойственный постмодернизму разъедающий ценности дух вдруг очутился в мире информационного и коммуникационного изобилия, в бушующем океане разнородных сведений, вместить которые не может ни одна голова. Тем более что, как говорят антропологи, объём мозга современного человека сокращается.

Ещё раз о новом журналистском ренессансе Андрей Быстрицкий
Одним из результатов наступившего информационного изобилия стала растерянность аудитории, её растущая склонность к своего рода сплочению, к поиску какой-то локальной самоидентификации. Как уже неоднократно отмечалось, аудитория попадает в когнитивный диссонанс, часто становится в оппортунистическую позицию по отношению к растущему количеству сообщений. А это приводит к стремлению максимально упростить поступающую информацию, отказаться от сложных решений, сомнений и так далее. Упомянутый когнитивный диссонанс, конечно, вызван не только информационным потопом. Но последний ставит подавляющую часть аудитории в почти что безвыходное положение.

Бешеный калейдоскоп непроверенных новостей сбивает с толку почти всех, в том числе и многих политиков. Не только обычные люди, но и элиты мечутся, стремясь избежать фрустрации, возникающей от неспособности справиться с возрастающим объёмом информации, отделить ложь от правды, построить сколь-нибудь целостную картину мира.

Естественным выходом из ситуации непреодолимой сложности становится упрощение. Люди пытаются упростить картину мира, свести его до умопостижимых размеров и конструкций. Но часто это упрощение носит злокачественный характер и приводит к потере существенных элементов мироустройства. И такое злокачественное упрощение может закончиться войной с тем, что мешает, противоречит сложившейся упрощённой модели.

Разрушение привычной системы сбора и оценки информации, принятия решений приводит к своего рода информационному психозу, порождает стремление как-то восстановить контроль над информационными потоками. В каком-то смысле популярность явлений вроде Cambridge Аnalytica есть следствие такого рода стремлений. Хотя, кстати, эффективность подобных организаций крайне сомнительна. По моему мнению, наше реальное знание процессов манипулирования общественным мнением и поведением граждан довольно слабо. Пока, скорее всего, мы имеем дело с своего рода гомункулусами информационной эпохи, не столько полезными, сколько опасными в силу того, что они лишь усиливают и без того усиливающийся хаос смыслов, ещё больше спутывают в единую нежизнеспособную сущность знание и незнание.

Между прочим, не только политика поражена информационным СПИДом и теряет иммунитет к фейковым новостям. Нечто подобное творится и в науке, особенно связанной с человеком. Бесконечные сообщения о стволовых клетках, «голых землекопах» из той же серии. Повторю, дело не в обычном легковерии человечества. Еще Лукиан писал о подобного рода фокусах, а булгаковский профессор Преображенский грозился пересадить «яичники молодой обезьяны». Дело в качественно новой ситуации с информацией.

Запутанность в ней порождает иллюзии могущества, из бесчисленного количества неточных фактов благодаря современным коммуникационным технологиям возникает новая Вавилонская информационная башня. Она – кстати, как и предыдущая – во многом следствие гордыни, маскирующей растерянность перед слишком сложным миром. Но разрушение новой башни может иметь куда более тяжёлые последствия, чем гибель той, древней. Тогда дело кончилось тем, что люди потеряли единый язык, что сильно затруднило общение в дальнейшем. Теперь оно может вообще обернуться полной потерей возможности общаться, то есть обмениваться сведениями, которым можно доверять.

А утрата коммуникации может означать лишь одно – гибель человечества как такового. Как это произойдёт физически – трудно сказать. Скорее всего, случится невероятный всплеск насилия: от войн до простой бытовой нетерпимости к существованию другого.

Конечно, это мрачный прогноз. Он может и не сбыться. Более того, мы всё ещё способны повлиять на ситуацию. Глобального рецепта нет, но можно, например, всё-таки уделить больше внимания медиаграмотности. Причём среди всех слоёв населения.

Но важнее всего – вернуть информационную иерархию. На заре электронных коммуникаций были придуманы общественные СМИ, к примеру. То есть СМИ, которые общество содержит и контролирует, чтобы получать точную, достоверную и сбалансированную информацию. И долгое время эти СМИ играли чрезвычайно важную роль.

Возможно, нам стоит подумать о чём-то подобном, поскольку в нынешнем информационном хаосе нужны маяки для правильной навигации. Если хотите, своего рода журналистский ренессанс. В конце концов, Правда-то есть, просто её надо откопать.

И в заключение один пример из прошлого.

Один из пользователей Фейсбука отыскал среди трудов Фридриха Энгельса текст, посвящённый террористическим актам в Британии в 1883–1885 годах. Тогда было несколько взрывов в Лондоне. Взорвали редакцию газеты «Таймс», чуть ли не в парламенте была бомба. Энгельс довольно резко обвинил в этом Россию, власти которой ни перед чем не остановятся, чтобы добиться своего. Якобы Россия так давила на Англию, дабы заставить её выдать всякого рода смутьянов, которым давали убежище. Но благодаря расследованию Скотланд-Ярда выяснилось, что террористами были ирландцы. И тогдашние газеты об этом рассказали. И им поверили.

В общем, один способов борьбы с информационной мировой разрухой – восстановление доверия к профессиональным медиа, как к инструменту самоинформирования современного общества.

Материалы по теме

Блеск и нищета современных синктанков
21.02.2018
Судьба сегодняшних синктанков довольно наглядно иллюстрирует то кризисное состояние, в котором находится наш мир. А именно – отсутствие плана будущего и даже ответственной дискуссии о нём. Так что при
Сирийская политика Турции: чем закончится флирт с западной коалицией?
20.04.2018
Вместо того, чтобы укрепить свои отношения с Астанинским форматом, который обеспечивает её достижения, Анкара флиртует с западной коалицией – в надежде, что она способна и готова свергнуть действующий

Эксперт: 
Ферит Темур
Куба без братьев Кастро: чего ждать Америке и миру?
19.04.2018
19 апреля Национальное собрание народной власти Кубы утвердило Мигеля Диаса-Канеля председателем Госсовета. Он сменил на посту Рауля Кастро, брата бессменного до 2008 года лидера страны Фиделя Кастро.

Календарь

Мультимедиа

Популярные теги

Вестник клуба

Будьте в курсе главных событий
Подписаться