Вашингтон разочарован Турцией, но охлаждение – ещё не кризис

12.04.2016

В настоящее время отношения между Вашингтоном и Анкарой оставляют желать лучшего, однако, похоже, что такое положение дел будет носить временный характер. Это означает совсем не то, что разочарование США в политике Турции, проводимой президентом Реджепом Эрдоганом, будет стремительно развеяно, а то, что обе страны при всех имеющихся между ними расхождениях в согласовании приоритетов, имеют и общие интересы, которые пока ещё с лихвой перевешивают все существующие между ними разногласия.

Заявка, сделанная Партией справедливости и развития в марте 2003 года на новую роль Анкары на всём Большом Ближнем Востоке (ББВ), внесла значимые корректировки во внешнюю политику Турции. Основной упор был сделан на региональную стабильность, стратегию «обнуления проблем» в соседних странах, наращивание экономических связей в регионе для превращения в энергетический узел между Евразией и Европой.

Растущий геополитический вес Турции, связанный с её беспрецедентным экономическим ростом за последнее десятилетие, придал Анкаре большую уверенность в собственных силах, что побудило её начать по-новому выстраивать отношения с традиционными союзниками и партнёрами. В основе таких отношений лежал некоторый отход Турции от стратегического партнёрства с США и переход к ситуационному подходу по различным конкретным вопросам.

В настоящее время Анкара проявляет куда большую солидарность с мусульманским миром, а не с Западом, всё более идентифицируя себя в качестве мусульманской страны, и претендует на особую роль медиатора на геополитическом пространстве от Балкан и Палестины до Ирана и Афганистана.

Читайте также: Эпоха коммуникационного изобилия – новые риски

Возможности Турции не ограничиваются географией самого региона – она имеет выходы на Кавказ, Балканы, в Центральную Азию и, наконец, к Средиземному морю и Северной Африке, что даёт ей огромные преимущества.

Основным фронтом американо-турецкого союзничества в рамках их членства в НАТО на протяжении многих десятилетий становятся вопросы безопасности. Это позволяет обеим странам проводить совместные действия на Балканах, Ближнем Востоке и Афганистане с учётом крайне выгодного географического положения Турции.

Волна исламизма, захлестнувшая официальную Анкару в результате проводимой Эрдоганом политики на снижение влияния относительно светски настроенной военной элиты и приведшая к укреплению власти религиозных исламских лидеров, вкупе с её амбициями как защитницы всего суннитского мира, привели к активизации политики Турции на Ближнем Востоке. Лозунги о поддержке братьев по крови сыграли немалую роль в победе партии президента на осенних парламентских выборах. Это идёт вразрез с интересами США на Ближнем Востоке, которые опасаются возможности появления «неоосманского» варианта, способного переориентировать Турцию на Ближний Восток и мусульманский мир.

Основные разногласия, возникшие в последние два года в отношениях между двумя странами, отражают разочарованность США нынешним направлением внутренней политики Турции. Это – противостояние между Турцией и курдами, которых Вашингтон в отличие от Анкары считает важными союзниками в борьбе против ИГИЛ, а также жёсткое давление этой страны на свободную прессу и оппозицию.

Читайте также: Турции придётся свыкнуться с новой реальностью на своих южных рубежах

Большие опасения у Вашингтона вызывает и использование территории Турции различными группировками и иностранными боевиками, участвующими в сирийском конфликте, у которых нет определённых каналов для въезда и выезда из Сирии. На этот счёт у Анкары имеются свои аргументы – она заявила о невозможности как полного контроля над границей с Сирией, так и блокирования иностранных наёмников при въезде и выезде из страны. Это позволило американским экспертам сделать вывод о том, что в случае сохранения нынешних темпов радикализации турецкого общества не исключается сценарий «пакистанизации Турции».

По завершении недавнего визита Реджепа Эрдогана в США глава Белого дома заявил, что его «тревожат определённые тенденции внутри Турции. Подход властей Турции к прессе способен повести её по пути, который будет вызывать большую тревогу».

Представляется, что основные цели Анкары в настоящее время направлены на решение следующих задач. Во-первых, подчинить своей воле внешнеполитический курс США на Ближнем Востоке, раздавить курдов внутри своей страны и за её пределами и не допустить их объединения. Во-вторых, сохранить контроль в условиях крайне непростой внутриполитической ситуации в стране и предотвратить попытки возможного военного переворота, призванного вернуть былую «светскость» стране. В-третьих, продолжить вести крайне сложную и очень опасную игру с запрещённой в России группировкой ДАИШ в условиях российско-турецкого кризиса, последствия которого пока ещё остаются неизвестными. В-четвёртых, получить как можно больше политических и экономических дивидендов от ЕС за согласие Анкары стать барьером на пути беженцев.

Читайте также: Либерализм не предусматривает безграничную свободу для всех

Таким образом, заявив о своих устремлениях на Ближнем Востоке, Турция пошла по пути умножения проблем в отношениях с США.

Во-первых, это сирийский кризис, решить который, судя по всему, ещё долго не удастся.

Во-вторых, это спровоцированный Анкарой острейший конфликт в российско-турецких отношениях, который, вопреки ее ожиданиям, не получил должной поддержки со стороны Вашингтона.

В-третьих, возможность пока ещё не очень благовидной для Вашингтона перспективы рассматривать другого ключевого игрока в регионе – Иран – в качестве альтернативного партнёра, который в случае решения «иранской проблемы» может примкнуть к западной коалиции. Что может в значительной степени укрепить позиции Тегерана в регионе и дать ему шанс повысить свою капитализацию как энергетического и логистического центра.

В случае реализации такого сценария легко прогнозируется некоторый отход граничащих с ней стран Закавказья от Анкары в связи с их неприятием политики «слишком заигравшегося в османского султана» президента Турции, что в свою очередь отразится на снижении общих политических и энергетических интересов этих стран в регионе.

Вопреки сообщениям американских СМИ о нежелании американского лидера, связанного с недовольством Вашингтона авторитарной политикой Анкары, встретиться с турецким коллегой во время его недавнего визита в США, встреча между ними всё-таки состоялась. Президенты обсудили сотрудничество в области региональной безопасности, борьбу с терроризмом, а также миграционный кризис. В заявлении Белого дома говорится, что Обама подтвердил, что «США поддерживают Турцию, и что обе страны вместе борются с терроризмом».

Таким образом, несмотря на разногласия между обеими странами, отношения с Турцией остаются всё ещё приоритетными как для США, так и для ЕС, которые, действуя в рамках Трансатлантического партнёрства, не могут сбросить со счетов тот факт, что их партнёрство с Турцией исчисляется десятилетиями и определяется, в первую очередь, фундаментальными интересами безопасности обеих сторон. Следовательно, Турция и Запад будут и впредь придерживаться тактики компромисса и взаимных уступок. Вот почему в интервью турецкой газете Hurriyet от 3 апреля президент Турции заявил о том, что «позиции Анкары и Вашингтона по отношению к курдским силам самообороны в Сирии сближаются».

Похоже, что США будут вынуждены учитывать тот факт, что «Турция всегда будет смотреть на положение вещей сквозь призму собственных интересов, вследствие чего её приоритеты не всегда будут совпадать с приоритетами Вашингтона», что пока ещё не может перевесить стратегические интересы Запада в отношении Турции.

Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.

Материалы по теме

Смогут ли НАТО и Турция вычеркнуть друг друга из списка врагов?
15.12.2017
За словом «НАТО» стоят Соединённые Штаты. Именно поэтому возможность установления Турцией плодотворных отношений с НАТО до того, как будут решены проблемы с делом Зарраба в США и вооружения

Эксперт: 
Синан Оган
Новая Сирия: общая воля трёх гарантов принесла ожидаемый успех
23.11.2017
Саммит в Сочи о будущем Сирии дал новую надежду на стабильность и мир. Президент России Владимир Путин стал «локомотивом» саммита, а Турция и Иран играли роль «пассажирских вагонов первого класса» в

Эксперт: 
Хюсейн Багджи
Сочинский саммит: разрубить гордиев узел сирийской войны
23.11.2017
Успех трёх стран в борьбе против терроризма – это меч, разрубающий гордиев узел этой грязной игры. Заявление Путина и Трампа также является важным шагом на пути к прекращению войны и переходу к

Календарь

Мультимедиа

Популярные теги

Вестник клуба

Будьте в курсе главных событий
Подписаться