Саммит Путина и Абэ: возвращение к рутине

Очередная российско-японская встреча на высшем уровне вернула будничную тональность в обсуждение территориального вопроса после всплеска шумихи в прессе и общественности обеих стран в декабре-январе. И президент России Владимир Путин, и премьер-министр Японии Синдзо Абэ проявили умеренность в итоговых заявлениях для прессы, воздерживаясь как от резких формулировок, так и от нереалистичных обещаний.

Учитывая, что российская сторона отрицательно восприняла череду публикаций в японских СМИ, сочтя их публичным давлением, скудность информации о продвижении переговоров после 25-го саммита Путина и Абэ не является неожиданностью – это, скорее, коррекция предшествовавшего медиа-ажиотажа. Даже сам факт подсчёта числа этих встреч в японских СМИ – который практически не ведётся в отношении совещаний Абэ с лидерами других стран – указывает на то, что к новой интенсивности двустороннего взаимодействия с Россией в Японии ещё привыкают.

Примечательно, что стороны подтвердили готовность продолжать переговоры о территориальном споре на основе Совместной декларации 1956 года, тем самым обозначив серьёзность намерений Токио смягчить свою прежнюю позицию, сохранявшуюся десятилетиями. Ещё один новый потенциальный подход был озвучен в японской прессе со ссылкой на дипломатические источники: рассмотрение возможности включения в мирный договор пункта о взаимном воздержании обеих стран от враждебной военной политики по отношению друг к другу.

Российско-японский диалог: фактор санкций
Активизация диалога Москвы и Токио вновь поставила вопрос о перспективах заключения мирного договора. Обе стороны рассматривают в качестве одной из целей переговоров углубление торгового и экономического сотрудничества. Японская дипломатия по умолчанию подразумевает, что решение так называемого «территориального вопроса» создаст новые условия для коммерческих отношений двух стран. Однако при любом сценарии на пути к новому качеству экономических отношений существует целый ряд подводных камней. Одним из наиболее острых является проблема санкций в отношении России.
перейти
© РИА Новости/Алексей Дружинин

Данный вариант выглядит как мера со стороны Токио в ответ на озабоченность Москвы сценарием возможного военного присутствия США на островах в случае каких-либо новых территориальных договорённостей. Успешность такого шага труднопрогнозируема ввиду непредсказуемости как его практического воплощения, так и гармонизации с японо-американским договором о безопасности. Вместе с тем важно избегать трактовок значения российско-японских отношений для третьих стран сугубо через призму игры с нулевой суммой. Во-первых, чрезмерная оглядка на внешнеполитических партнёров идёт вразрез с собственным суверенитетом. Во-вторых, клин между Токио и Вашингтоном или между Москвой и Китаем наметившаяся российско-японская нормализация навряд ли вобьёт, а вот выстроить систему более сбалансированных международных связей в Северо-Восточной Азии она как раз поможет.

Хотя в преддверии январского саммита в СМИ публиковались сообщения о возможном весеннем визите Абэ в Россию, их подтверждения пока не прозвучало. Таким образом, интерес будет представлять следующий раунд двусторонних переговоров, который состоится – самое позднее – на полях июньского саммита «Группы двадцати» в Осаке. Мероприятие пройдёт за месяц до выборов в верхнюю палату японского парламента, важных для укрепления правящей коалицией своих позиций с целью осуществления масштабных реформ, включая конституционную. В этом свете G20 станет для Абэ важной площадкой для демонстрации своих успехов на дипломатическом и внешнеэкономическом поприще – как с Россией, так и с другими державами, благо Токио как председатель «двадцатки» будет располагать различными дипломатическими рычагами до и во время саммита.

Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.