Нефть и искусство сделки. Что стоит за обострением американо-саудовских отношений?

Сделка ОПЕК+ при всех оговорках о её эффективности и сомнениях в устойчивости показала, что в кризисной ситуации Саудовская Аравия способна договориться с Россией. Большая договорённость Москвы и Эр-Рияда, безусловно, весьма экстравагантная и даже сказочная, выглядит серьёзной угрозой для Вашингтона. Современный же мир постепенно приучает – то, что ещё вчера казалось ненаучной фантастикой, сегодня превращается в суровую правду жизни.

Организацию стран-экспортёров нефти, которая через два года отпразднует свой 50-летний юбилей, хоронили уже много раз. Бурный рост добычи в США нефти из плотных коллекторов, которую в медиа принято называть сланцевой, несколько лет назад спровоцировал целую волну таких заупокойных акафистов. Мол, ОПЕК умер, да здравствует новый «король». Отныне, говорили эти наблюдатели, всё на рынке нефти будут решать американцы, которые могут быстро нарастить или быстро уронить добычу, оказав влияние на баланс спроса и предложения. Им приписывали обвал цен на нефть в 2014–2015 годах в 3,5 раза до 30 долларов за баррель, якобы задуманный и реализованный для того, чтобы «наказать» Россию.

Но воздействие низких цен оказалось недолгим и «несмертельным», как сказал президент Владимир Путин. А главное – падение нефтяных котировок било и по остальным участникам рынка, включая всех членов ОПЕК, крупные нефтегазовые корпорации и мелких американских производителей. И все стали дружно работать на рост цен на нефть до более приемлемого уровня. Корпорации стали меньше инвестировать в дорогостоящие проекты. Американские нефтяники притормозили с бурением. А крупнейшие страны-экспортёры изобрели новый формат взаимодействия для стабилизации рынка – ОПЕК+, когда страны картеля договорились с Россией, Мексикой, Азербайджаном, Казахстаном сократить добычу на 1,8 млн баррелей в сутки.

ОПЕК – первая жертва ценовых войн на мировом рынке?
На этой неделе Иран в очередной раз объявил о снижении цен на нефть, поставляемую в страны Азиатско-Тихоокеанского региона, что было воспринято аналитиками как продолжение Тегераном ценовой войны с другими странами-экспортёрами. О последствиях этого шага в контексте усилий нефтедобывающих стран по стабилизации цен на нефть рассказал в интервью ru.valdaiclub.com научный сотрудник по экономической безопасности Института «Восток–Запад» (Брюссель) Данила Бочкарёв.
перейти
© Associated Press
При этом к моменту заключения соглашения осенью 2016 года цены на нефть уже начали свой рост за счёт снижения на 1 млн баррелей добычи в Соединённых Штатах. Впоследствии цены на нефть устойчиво били рекорды посткризисных времён и к октябрю 2018 года преодолели отметку в 80 долларов за баррель.

И тут произошло странное для анонсированной «смерти ОПЕК» событие. Президент США Дональд Трамп потребовал от нефтяного картеля снизить цены, или будет хуже. Всё это на фоне рассмотрения в Конгрессе Соединённых Штатов законопроекта с говорящим названием NOPEC (No Oil Producing Exporting Cartels Act), который в случае принятия позволит американским судам рассматривать антимонопольные иски против третьих стран за картельные соглашения. И зачем бороться таким способом с тем, кто, как считается, и так уже не особо влияет на цены? До уровня 80 долларов они взлетели не благодаря ОПЕК или даже ОПЕК+ – строго говоря, участники уже не очень-то соблюдают соглашение, хотя формально оно действует до конца 2018 года.

ОПЕК по-прежнему формирует нефтяной рынок, но уже не играет первую скрипку
Сегодня решения трёх ключевых производителей нефти – России, Саудовской Аравии и Соединённых Штатов – играют более важную роль, чем политика ОПЕК. Но ещё рано списывать нефтяной картель со счетов, пишет для ru.valdaiclub.com советник в Global Resources Corporation Данила Бочкарёв.
перейти
© Reuters
Так, Россия по итогам года поставит рекорд добычи. Страны картеля в октябре добывали на 400 тысяч баррелей больше, чем было оговорено. И это при том, что Иран вынужден снижать добычу из-за санкций со стороны США, введённых Дональдом Трампом, а в Венесуэле нефть валится из-за глубокого политико-экономического кризиса. Должен ли билль NOPEC в таком случае стать угрозой судебного преследования для самого Дональда Трампа или правительству Венесуэлы?

Конечно же, дело не в этом.

За 50 лет существования и в условиях чуть ли не вечных санкций против Ирана, ОПЕК превратилась в клуб, где встречаются и разговаривают многие, но реальные возможности манипулировать добычей нефти есть только у Саудовской Аравии. Ближайшего союзника США на Ближнем Востоке. Однако сделка ОПЕК+ при всех оговорках о её эффективности и сомнениях в устойчивости показала, что в кризисной ситуации Саудовская Аравия способна договориться с Россией. А это уже совсем другой расклад, пусть пока и стихийно сложившийся.
Большая договорённость Москвы и Эр-Рияда, безусловно, весьма экстравагантная и даже сказочная, выглядит серьёзной угрозой для Вашингтона. Современный же мир постепенно приучает – то, что ещё вчера казалось ненаучной фантастикой, сегодня превращается в суровую правду жизни. Тут всё как-то сразу встаёт на свои места. И NOPEC, и дело убитого в консульстве Саудовской Аравии в Стамбуле саудовского журналиста, и даже исследование о последствиях возможного роспуска ОПЕК, которое Эр-Рияд заказал международным консультантам, что, естественно, просочилось в американские СМИ.

Тем более что Владимир Путин, по его собственным словам, предлагал Трампу в ходе встречи в Хельсинки сотрудничать в сфере стабилизации мировых энергетических рынков, а не воевать за них.

Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.