Каким видится будущее ЕАЭС?

19.05.2017

Интеграция в рамках ЕАЭС пока не идет хорошо в сферах очень крупного бизнеса, который часто еще и носит характер монополии или доминирования на рынке. А хорошо она идет в сфере как малого и среднего бизнеса, так и среди самого населения, пишет эксперт клуба «Валдай» Марат Шибутов.

Одна из самых интересных особенностей Евразийского экономического союза заключается в том, что через некоторое время после вступления в него общественность вступившей страны начинает жаловаться, стенать и негодовать с общим рефреном «ну мы же не этого хотели!». Как правило, все почему-то ждут мгновенной и легкой прибыли от вступления. Некоторые могут сказать, что это просто плохой пример Евросоюза, в котором шли немалые дотации для новых членов из Восточной Европы и поэтому люди ждут такого же подхода. Но, на мой взгляд, проблемы немного глубже и кроются в массовых иллюзиях населения:

  1. «Синдром пенсионера» или «советоцентричность». Это представители старшего поколения, которые еще помнят СССР и воспринимают любое объединение на постсоветском пространстве именно в этой призме. Причем тут есть два противоположных настроения – «Давайте объединяться и сделаем новый СССР» и «Ни в коем случае нельзя с ними объединяться, а то снова будет СССР». В силу структуры общества – они самые заметные и активные.
  2. «Синдром солипсиста». Это люди среднего и старшего возраста, которые почему-то думают, что значение имеют лишь их потребности и интересы, без учета подписанных договоров. Главное не то что подписано, а что они видят и что хотят. Если идет не по их желаниям, то это вызывает большой взрыв негативных эмоций.
  3. «Синдром невесты на выданье». Это уже самые молодые, которые пожили при независимости и получили полную порцию пропаганды про то, что их страна обладает огромными преимуществами и ресурсами, а значит, с ней хотят все сотрудничать. Когда оказывается, что это неправда и потоков инвестиций и иностранцев, желающих купить местную продукцию, нет, то люди очень расстраиваются.

Ну и, разумеется, помимо этого, есть законное разочарование в работе ЕАЭС из-за того, что некоторые его члены до сих пор не выполняют взятые на себя обязательства, подчиняясь внутреннему лобби из олигархов и квазигосударственного сектора – то есть вполне объективные причины. Правда, они в основном бытуют у бизнесменов и не становятся предметом массовых обсуждений – об этом пишут только деловые СМИ, и то не все.

Фактически, можно честно сказать, что большая часть населения, да и политической элиты тоже не готова к реальной политике в виде построения интеграционной структуры. То есть необходимо менять не только законодательство, но и собственную политическую культуру, в которую должны войти умение находить компромиссы, работать на перспективу и соблюдать договоренности.

С последним особенно плохо – если взять доклад 2016 года «Барьеры, изъятия и ограничения ЕАЭС», написанный Евразийской экономической комиссией, то видно, что договоренности не хотят соблюдать. Всего там 9 барьеров, 34 ограничения и 17 изъятий.

Однако есть и повод для оптимизма – этот список намного меньше, чем был несколько лет назад. Все же работа идет и постепенно по многим вопросам центр перемещается в Евразийскую комиссию, то есть международный орган управления. Интересно, что в Казахстане уже трое политических госслужащих, которые поработали в ЕЭК и потом получили повышение:

  • Даниял Ахметов - после ухода с поста министра обороны год занимался бизнесом, затем 2 года работал в ЕЭК министром по энергетике и инфраструктуре, затем был назначен акимом Восточно-Казахстанской области;
  • Нурлан Алдабергенов - был председателем Агентства Республики Казахстан по регулированию естественных монополий, потом стал в ЕЭК министром по конкуренции и антимонопольному регулированию, после 6 лет работы вернулся на должность руководителя Канцелярии премьер-министра;
  • Тимур Сулейменов – был вице-министром экономического развития и торговли, затем 5 лет занимал должность министра ЕЭК по экономике и финансовой политике, а потом вернулся на должность министра национальной экономики.

Также из позитивного можно отметить рост числа совместных предприятий, взаимных инвестиций, рост обмена валют и соответственно торговли физических лиц, расширение и удешевление логистических маршрутов, участие иностранцев из ЕАЭС в государственных закупках, а также облегчение перемещения и работы граждан.

Можно отметить, исходя из того же списка барьеров и ограничений, что интеграция пока не идет хорошо в сферах очень крупного бизнеса, который часто еще и носит характер монополии или доминирования на рынке. А хорошо она идет в сфере как малого и среднего бизнеса, так и среди самого населения. Хотя это мало замечается – ведь СМИ в основном или принадлежат тому самому крупному капиталу, или работают на государство, а значит, не умеют правильно подать информацию и та не расходится достаточно широко.

Я думаю, что где-то через 3-4 года уже не удастся игнорировать низовую интеграцию малого и среднего бизнеса и поэтому тема того, что интеграцией надо заниматься, всерьез дойдет до всех. Причем это коснется как крупных корпораций, которые реально захотят создать альянсы, так и населения, которое начнет учить детей по специальности «евразийское право» и «евразийские отношения».

Просто в нынешней конфигурации, как минимум, Казахстану, России и Беларуси друг от друга никуда не деться – география не позволит. А география – это очень сильная вещь, даже в эпоху самолетов и интернета.    

Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.

Материалы по теме

Треугольник «Казахстан – Россия – Китай»: философия и геометрия
21.05.2017
Проблемы евразийской интеграции, региональной и международной безопасности, а также непростые отношения в треугольнике «Казахстан – Россия – Китай» обсудили казахстанские и российские эксперты на

Рубрика:
События клуба

Календарь

Мультимедиа

Популярные теги

Вестник клуба

Будьте в курсе главных событий
Подписаться