Европа готова создать собственную армию?

Идея создания европейской армии не нова. В годы холодной войны, когда была реальная угроза существования для стран Западной Европы, их безопасность нельзя было обеспечить без участия США. Поэтому идеи европейской армии в виде Западноевропейского союза и робких попыток развития европейского оборонного сотрудничества остались в тени НАТО, пишет Фёдор Басов, старший научный сотрудник отдела европейских политических исследований ИМЭМО.

В последнее десятилетие ХХ века вторая фаза развития Североатлантического альянса (расширение НАТО на постсоциалистические страны Центральной Европы) отодвинула разговоры о европейской армии на второй план. Эта ситуация изменилась в начале нашего столетия. После 11 сентября 2001 года НАТО вступила в третью фазу своего развития – глобализацию, то есть начала выход за пределы своей традиционной зоны ответственности: Европы и Северной Америки. Глобализация НАТО, равно как и маргинализация ОБСЕ, освободила на континенте место для Евросоюза как для актора безопасности. Всё большее переплетение внешней и внутренней безопасности также повышает роль Европейского союза в политике безопасности. ЕС стал главным провайдером безопасности на Западных Балканах вместо Североатлантического альянса, а также основным актором в вопросах кризисного регулирования, гуманитарной помощи и так далее. Это явление получило название диверсификации европейской безопасности, когда НАТО отвечает только за её «жёсткие» аспекты, которые нельзя обеспечить без участия США, а ЕС – за «мягкие». В XXI веке трансатлантические отношения стали менее зависимыми от проблем безопасности, что делает разговоры о европейской армии всё более актуальными.

Европейская оборона – неудобные вопросы
Дмитрий Данилов
Европейская оборона может состояться только тогда, когда будут определены и, главное, совместно утверждены её концептуальные основы: оборона от кого, как и с какими шансами на успех. Сама постановка вопроса о целеполагании европейской обороны, не говоря уже об оперативном планировании гипотетической европейской армии, спровоцировала бы внутренний кризис в ЕС, Дмитрий Данилов, заведующий Отделом европейской безопасности Института Европы РАН.
Мнения экспертов

Важнейшим документом для оборонной интеграции ЕС стал Лиссабонский договор (подписан в 2007 году, вступил в силу в 2009 году). Он окончательно имплементировал положения договора о Западноевропейском союзе в ЕС, а сам Союз перестал существовать, Европейская политика безопасности и обороны (ЕПБО) стала Общей политикой безопасности и обороны (ОПБО). Любая страна-участница ОПБО (все страны ЕС, кроме Дании) обязана предоставить всю необходимую военную помощь другой стране-участнице ОПБО, подвергшейся нападению.

После вступления в 2017 году Дональда Трампа в должность президента США его многочисленные заявления о том, что Соединённые Штаты не собираются платить за безопасность Европы, укрепили внимание европейских политиков к оборонной интеграции в ЕС.

Сейчас основным концептом в процессе оборонной интеграции является Оборонный союз ЕС. Важнейшим следствием его создания станет то, что нынешние положения ОПБО об обязательствах стран-участниц оказать помощь подвергшемуся нападению союзнику всеми средствами будут заменены случаем коллективной обороны территории, наподобие того, как это прописано в 5-й статье Североатлантического договора. Также, по мнению европейского политического мейнстрима, создание европейской армии должно начаться с интеграции оборонной промышленности стран ЕС, за что будет отвечать созданное в 2004 году Европейское оборонное агентство. Военная и военно-техническая специализация стран или группы стран должна развиваться в рамках Постоянного структурированного сотрудничества ЕС (PESCO).

Между Китаем и США: Сцилла и Харибда Европы
Алан Кафруни
Стагнирующая европейская экономика уже находится в реанимации. Франко-германское сотрудничество сошло на нет на фоне введённых Германией мер строгой экономии во всей еврозоне. Несмотря на прозвучавшие в Нормандии экстравагантные призывы к трансатлантическому единству, европейские лидеры сталкиваются с глубоким изменением мировой политической экономики – и роли США в ней, – находясь в положении крайней уязвимости и раскола, пишет Алан Кафруни, профессор в области международных отношений колледжа Гамильтона (США).
Мнения экспертов

В развитии постоянного структурированного сотрудничества и интеграции оборонно-промышленного потенциала заинтересованы в первую очередь страны ЕС с развитой оборонной промышленностью, поскольку такая интеграция позволит гарантировать оборонные заказы и рабочие места в долгосрочной перспективе. Также создание оборонного союза ЕС не выглядит тем процессом, который обязательно повлечёт за собой повышение оборонных расходов. Возможно, что в долгосрочной перспективе PESCO и Европейское оборонное агентство позволят странам-участницам даже несколько сократить военный бюджет. Это обстоятельство положительно отличает процесс построения оборонной интеграции в ЕС от союзнических обязательств в НАТО, обозначившей целью повышение оборонных расходов стран-членов до 2% от ВВП.

На сегодняшний день европейская армия продолжает оставаться далёкой и лишённой конкретных очертаний перспективой. Однако в последние годы наметились конкретные направления движения европейской оборонной интеграции. В рамках PESCO подготовлена правовая база военного взаимодействия в ЕС, а также работают проекты, в которых происходит тренировка интероперабельности вооружённых сил стран-членов. Каким будет конечный результат оборонной интеграции Евросоюза и когда можно будет говорить о полноценной европейской армии, пока сложно предполагать.

США традиционно с недоверием относились к попыткам оборонной интеграции в Европе. Возможное дублирование функций ЕС и НАТО оставалось серьёзной проблемой для попыток оборонной интеграции Евросоюза. Официальные лица ЕС называют оборонную интеграцию на континенте «укреплением европейского столпа НАТО, которое не противоречит трансатлантической солидарности, а укрепляет её». Можно предположить, что дифференциация европейской безопасности позволит избежать конфликта между НАТО и ЕС. В тех случаях, когда Евросоюз будет сталкиваться с вызовами «жёсткой безопасности», его страны-члены будут действовать в рамках НАТО, а когда проблему целесообразней решать своими силами – в формате Оборонного союза ЕС.

Европейская оборонная интеграция в долгосрочной перспективе ведёт к усилению оборонной автономии Европы от США, к уменьшению значения НАТО на континенте. Успешное развитие ОПБО является залогом невступления в НАТО европейских нейтралов – Австрии, Ирландии, Финляндии и Швеции. Поэтому России выгодно развитие Оборонного союза ЕС и европейской интеграции в оборонной сфере.

Путь к новой Европе – в диалоге с Россией?
Арно Дюбьен
19 августа в летней резиденции французского президента состоялась встреча Эммануэля Макрона и Владимира Путина, прошедшая в необычном формате – с пресс-конференцией в начале, а не в конце саммита. Со стороны Парижа важнейшим заявлением стали слова Макрона о необходимости «вернуть Россию в Европу» и что такое возвращение – в её собственных интересах. О том, как следует оценивать это предложение, насколько его разделяют другие страны ЕС и возможном влиянии встречи на грядущий саммит «Большой семёрки» рассуждает директор Франко-российского аналитического центра «Обсерво» Арно Дюбьен.  
Мнения экспертов
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.