Brexit объединил, а не расколол Европейский союз. Пока

01.06.2017

Один из аргументов, который чаще всего звучал в ходе кампании референдума по выходу Великобритании из ЕС, касался того разрушительного удара, который может нанести победа сторонников выхода на остальную часть Европейского союза. Мало того, что уходит одна из крупнейших и сильнейших стран ЕС, забирая с собой своё влияние, но и появляется вероятность возникновения тенденции, которую будет трудно остановить.

Конечно, обе противоборствующие стороны в кампании рассматривали эту перспективу совсем по-разному. Для сторонников «остаться» голосование в Великобритании за выход представляло собой угрозу коллективному проекту, который не только помог отдельным странам, но и поддерживал мир на европейском континенте в целом. Они предупреждали, что если клей, скреплявший ЕС, начнёт испаряться, то это может привести к непредсказуемым последствиям.

Для сторонников «выйти» та же перспектива выглядела не угрозой, а обещанием. Если мощный удар Brexit приходится по ослабленному союзу, или, в идеале, вовсе не по союзу, то это можно только приветствовать. Создавая прецедент по выходу из ЕС, Великобритания делает одолжение своим европейским партнёрам. 

В течение года многие прогнозы, которые пришлись на кампанию референдума, всё ещё будоражат британскую политическую сцену. Хотя принято считать, что Лондонский Сити вряд ли останется невредимым, нет единого мнения в том, хорош или плох Brexit для экономики Великобритании в целом. Нет согласия по вопросу о миграции из ЕС, насколько возможно её сократить и желательно ли это вообще.

Внешняя политика – ещё одна проблема, которая разделила британское общество. Те, кто поддерживал Brexit, исходили практически из противоположных причин: одни проголосовали за то, чтобы покинуть ЕС в надежде восстановить прошлое британское величие, в то время как другие отдали свой голос, чтобы отвернуться от внешнего мира, учитывая катастрофические последствия недавнего участия Великобритании в иностранных войнах.

Brexit не должен стать катастрофой Дэвид Лэйн
Хотя выход Соединённого Королевства из Европейского Союза и сопряжён с необходимостью осуществления крупномасштабной перестройки торговой и законодательной сферы, перемена эта будет не настолько болезненна, как преобразования в бывших коммунистических странах. По мнению почётного научного сотрудника Колледжа Эммануэль Кембриджского университета и члена британской Академии общественных наук Дэвида Лэйна, сам Brexit может открыть новые возможности как для Великобритании, так и для ЕС.

В то время, как эти и многие другие аргументы в пользу Brexit продолжают муссироваться, обе противоборствующие стороны уже практически согласны с тем, что с выходом Великобритании Европейский союз вовсе не ослабнет, хорошо это или плохо. С каждым месяцем подобный аргумент звучит всё тише.

Первые сигналы поступили летом из Германии. Опрос общественного мнения тогда показал, что поддержка членства ЕС в 27 странах растёт, а не падает. Великобритания не показала пример для стран-членов, напротив – Brexit сыграл роль фактора страха. Похоже, избиратели в других странах ЕС испугались будущего распада и предпочли сохранить единство ЕС, пусть даже в нынешнем несовершенном виде.

Вторая очередь сигналов поступила с саммитов ЕС. В рекордные сроки и с полным единодушием участники пришли к выводу, что проживут и без Великобритании. В качестве примера можно привести план создания штаба обороны ЕС (отдельно от НАТО). Эта идея, которую некоторые считают прелюдией к созданию армии ЕС, томилась годами – во многом из-за того, что против неё выступала Великобритания. На этот раз Лондон повторил свою позицию и угрожал наложить вето, но остальная часть ЕС продолжала продвигать этот план, зная, что в течение двух лет или около того у Великобритании не будет ни права голоса, ни права вето.

Затем последовала серия выборов, которые, к удивлению многих европейских наблюдателей-негативистов, только подтвердили тенденцию, выявленную в вышеуказанном немецком опросе. В декабре австрийцы отправились к избирательным урнам для повторных президентских выборов и отказались от популистского кандидата и евроскептика в пользу проевропейского бывшего «зелёного».

Затем, в марте, в Нидерландах избиратели отвергли антиисламскую программу Герта Вилдерса, не позволив ему изменить статус-кво. Длительный процесс переговоров по формированию правительственной коалиции продолжается почти полгода, но уже ясно, что Вилдерса до власти не допустят.

Президентские выборы во Франции всегда имели особое значение, и здесь, как оказалось, восторжествовал Европейский союз. Могло быть много причин, по которым выиграл 39-летний центрист. Преимущество Эммануэля Макрона в том числе в том, что он оказался новым лицом в период разочарования старым порядком. Но ключевым аспектом его программы, её отличительной чертой была страстная защита Европейского союза. Когда он подошёл к трибуне, чтобы насладиться победой, прозвучала «Ода к радости», гимн единой Европы.

Vive la Différence Ричард Лахманн
7 мая французы отдали 66% своих голосов за избрание Эммануэля Макрона своим президентом. В отличие от Соединённых Штатов или Великобритании, где белый национализм победил на президентских выборах и референдуме по Brexit, французы решительно отвергли фанатизм и ханжество Марин Ле Пен.

И победа Макрона тем более была победой ради сохранения Европейского союза, потому что у французских избирателей был ясный выбор. Марин Ле Пен вышла во второй тур с программой евроскептицизма «Национального фронта», призывала Францию покинуть зону евро и в конечном итоге сам ЕС.

Но её поражение, более ощутимое, чем ожидалось, не только разрушило политические амбиции Марин Ле Пен, но и вынудило её признать, что её антиевропейская позиция является одной из причин поражения на выборах.

Время покажет, как «Национальный фронт» Ле Пен выступит на предстоящих выборах в Национальное собрание, но итоги президентских выборов в любом случае был однозначными: при пылком проевропейском президенте Франция в ближайшие пять лет не последует за Великобританией.

Все основные немецкие партии также придерживаются проевропейской повестки дня. Отсюда только один вывод: ответ ЕС на Brexit, будь то коллективный или индивидуальный, оказался совершенно противоположным тому, что предсказывали обе стороны референдума в Великобритании.

Какой Макрон политик? Татьяна Романова, Иван Бло, Паскаль Бонифас
Большое количество французов не пришло на президентские выборы, 12% испортили бюллетени. То есть национального консенсуса насчёт того, куда идти, нет. Многие голосовали, скорее, против Марин Ле Пен, а не за Эммануэля Макрона, поэтому первоочередной задачей для нового президента будет стабилизация собственных внутриполитических позиций, считает эксперт клуба «Валдай» Татьяна Романова.

Итак, каковы последствия для ЕС и для Великобритании, когда они готовятся к официальным переговорам? Во-первых, шансы Великобритании стравить одного члена ЕС с другим, чтобы максимизировать своё преимущество, могут оказаться намного меньше, чем надеялись некоторые сторонники Brexit. Во-вторых, ЕС как группа стран и коллективный проект более устойчив, чем полагали его хулители; ЕС под давлением только укрепился. В-третьих, период сближения, а не фрагментации, ещё не закончился, даже если голосование по референдуму в Великобритании и президентские выборы в США предполагают нечто иное. В-четвёртых, и это остаётся вопросом: насколько велика была британская разрушительная сила, которая помешала ЕС реализовать свой потенциал? Действительно ли ЕС лучше без нас, как первоначально думал Шарль де Голль?

Разумеется, нельзя считать, что нынешняя гармония ЕС будет долго продолжаться. Даже если у Франции и Германии есть новые причины возобновить свою роль мотора Европы, всё ещё существуют экономические, политические и географические реалии, которые разделяют большую часть «старой Европы» от большей части «новой Европы». Со временем одним из результатов этого может стать двухскоростная Европа, в которой внутреннее ядро разделяет общую валюту и всё больше и больше сближается, а остальные довольствуются членством на одном рынке.

Однако на данный момент немедленный эффект Brexit на остальную часть ЕС, по-видимому, противоположен прогнозируемой фрагментации. И, возможно, без британской кукушки в своём гнезде ЕС действительно может стать более сильным и более сплоченным, будь то на одной скорости или на двух.

Из того, что сказал во время своей недавней европейской поездки президент Трамп, он, судя по всему, пересматривает свои расчёты о возможностях ЕС выжить после Brexit. Молниеносная поездка президента Путина в Париж для встречи с Эммануэлем Макроном в Версале предполагает, что Россия может сделать то же самое. 

Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.

Материалы по теме

Ещё раз о Brexit: Великобритания «входит и выходит. Замечательно выходит!»
07.08.2018
После Brexit Тереза Мэй хочет сохранить все те привилегии, которые были у Англии в эпоху членства в ЕС. Но ЕС понимает, что для него это будет означать дальнейший развал, поскольку если страна,

Эксперт: 
Александр Рар
Уйти, но остаться в ЕС: Brexit и ирландский вопрос
21.08.2018
Как ни странно, объединение Ирландии может произойти даже несколько раньше, чем мы ожидаем. Brexit навсегда меняет конфигурацию ЕС. То, что не принималось во внимание по обе стороны Ла-Манша, в

Эксперт: 
Мэри Дежевски
Brexit между Сциллой и Харибдой
11.07.2018
7 июля премьер-министр Великобритании Тереза Мэй объявила о решении британского правительства пойти на «мягкий Brexit», после чего кабинет покинули два министра, и правительство оказалось на грани

Эксперт: 
Елена Ананьева

Календарь

Мультимедиа

Популярные теги

Вестник клуба

Будьте в курсе главных событий
Подписаться