Турция после референдума: отказ от европейского пути и новые риски

17.04.2017

Усиление авторитарных тенденций, давление на оппозиционные политические силы в условиях глубокого раскола общества вкупе с наступательной внешней политикой означает, что Турция останется, как минимум, сложным и не всегда предсказуемым партнёром, полагают российские участники экспертной дискуссии по референдуму в Турции, прошедшей в понедельник в клубе «Валдай».

Референдум о внесении поправок в конституцию Турции, предусматривающих переход от парламентской системы правления к президентской, расколол страну на две части. Общество становится более поляризованным и реализация амбициозных планов президента Эрдогана по построению «Новой Турции» зависит от того, как он, получив новые полномочия, будет действовать в условиях этого раскола. Между тем, международному сообществу следует готовиться к самым разным сценариям – от консолидации Турции под руководством сильного лидера до погружения страны в хаос. К таким выводам пришли участники экспертной дискуссии, состоявшейся в понедельник в клубе «Валдай».

Итоги голосования показали, что план президента Эрдогана поддержали консервативно настроенные жители относительно менее развитых районов страны, в то время как сторонники европейского пути развития, жители крупнейших городов и средиземноморского побережья, а также представители национальных меньшинств проголосовали за сохранение прежней системы. Как отметил Владимир Аватков, директор Центра востоковедных исследований, международных отношений и публичной дипломатии и автор недавно опубликованной Валдайской записки «Оборона через лидерство: Турция накануне референдума о конституции», Эрдоган не предложил чёткой дальнейшей программы действий в случае победы его плана на референдуме. Иными словами, голосование «за» стало выражением лояльности президенту, который вёл кампанию за внесение поправок в конституцию под лозунгами единства и силы нации. Такого же мнения придерживается Соли Озел, старший лектор Университета Кадыр Хас в Стамбуле. По его словам, Эрдоган сыграл на страхах своих сторонников перед тем, что без расширения полномочий он не сумеет закончить начатое после прихода к власти в 2002 году.

Несмотря на формальную победу, результаты референдума трудно назвать триумфом Эрдогана. В этой связи возникает вопрос о том, будут ли дальнейшие шаги турецкого лидера направлены на консолидацию общества или же его поляризация продолжится. Аватков считает, что политика Эрдогана – как внутренняя, так и внешняя – будет наступательной, иначе идея расширения полномочий теряет свой смысл. На повестке дня уже стоит вопрос о возвращении смертной казни, который также может быть вынесен на референдум. Положительное решение по этому вопросу неизбежно усилит уже существующую атмосферу страха в стране и повысит опасность политического протеста против действующей власти.

Турция: референдум запускает процесс смены системы власти Хюсейн Багджи
По итогам референдума Турция фактически возвращается к системе государственной власти, существовавшей там до середины ХХ века. Время покажет, будет ли изменение режима успешным или нет, пишет эксперт клуба «Валдай» Хюсейн Багажи. 

Как отметили участники дискуссии, некоторые контуры новой Турции, которую намерен строить Эрдоган, очевидны уже сегодня. Самым важным изменением в сфере внутренней политики становится уход военных с политической арены. Как напомнил Аватков, согласно новым поправкам, им запрещено баллотироваться на выборах. Со времён Ататюрка военные были гарантом светского характера государства и брали власть в свои руки, когда считали, что правительство нарушает принципы, заложенные основателем Турецкой Республики. Означает ли это, что из турецкой политики уходит понятие военного переворота? Аватков считает, что нет, но в настоящее время ни одна сила не способна его осуществить и любая попытка свергнуть действующую власть потребует активного участия внешних игроков.

Между тем, мировые державы сейчас менее всего заинтересованы в радикальной трансформации Турции, учитывая нестабильность на её южных границах. Более того, концентрация власти в руках Эрдогана может означать укрепление турецкой экономики. Так полагает ещё один участник дискуссии – Мирко Хемпель, директор Фонда имени Фридриха Эберта в Москве. По его словам, рынки отреагировали на результаты референдума позитивно, ожидая большей стабильности в краткосрочном плане. Вместе с тем, ему очевидно, что европейский путь Турции, по которому она пыталась идти последние двадцать лет, завершён. Стало окончательно ясно, что Турция не вписывается в рамки ЕС, но это не означает, что между ними не может быть нормальных рабочих отношений. «Отношения будут во всё большей степени подчиняться интересам, и во всё меньшей – ценностям», – предсказывает Хемпель.

Константой внешней политики Турции будет военно-политический союз с США и участие в НАТО, согласны эксперты. Вместе с тем, в рамках НАТО Турция будет стараться вести более независимую политику и демонстрировать Вашингтону, что она является незаменимым партнёром. По словам Озела, у турецкого руководства вызывает озабоченность операция по освобождению сирийской Ракки от ДАИШ, которую американцы проводят совместно с курдскими формированиями, что может обострить двусторонние отношения, но вряд ли поставит под угрозу стратегический альянс двух стран.

Вместе с тем, очевидно, что Турция будет диверсифицировать свою геополитическую ориентацию. По словам Хемпеля, Анкара будет уделять ещё больше внимания Ближнему Востоку, Евразии и Центральной Азии. По мнению Аваткова, внешняя политика Эрдогана будет направлена на обретение статуса державы мирового уровня, а также неформального лидера тюркоязычного мира. Реализация этих устремлений чревата обострением противоречий с другими мировыми державами, в том числе Россией. Проблема, как говорит учёный, состоит, в частности, в том, что свою политику на постсоветском пространстве Турция выстраивает в категориях влияния, а не партнёрства. Даже внешнеполитическая концепция «ноль проблем с соседями», предложенная в 2008 году бывшим премьер-министром Ахметом Давутоглу и впоследствии потерпевшая неудачу, была основана на том, что залогом мирных отношений является турецкое влияние в соседних странах, реализуемое посредством лоббистских групп и иных инструментов «мягкой силы».

В общем и целом, дискуссия показала, что российские эксперты склонны оценивать перемены в Турции с определённой долей озабоченности. Усиление авторитарных тенденций, давление на оппозиционные политические силы в условиях глубокого раскола общества вкупе с наступательной внешней политикой означает, что Турция останется как минимум сложным и не всегда предсказуемым партнёром.

Материалы по теме

Турция и ЕС: пути расходятся окончательно?
26.07.2017
Внешняя политика ЕС ориентирована на продвижение либеральных ценностей, поэтому ради того, чтобы «проучить» президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана, европейцы готовы идти на дальнейшее обострение

Эксперт: 
Александр Рар
Что произошло с кризисом беженцев?
19.07.2017
Нет ничего необычного в том, что одна «горячая новость» в течение дня будоражит заголовки СМИ, а на следующий день исчезает без следа. Одна из вполне оправданных жалоб на современную журналистику

Эксперт: 
Мэри Дежевски
Референдум по Курдистану: вызовы и последствия
13.07.2017
Референдум по независимости Курдистана, который предположительно будет организован 25 сентября – очень важное событие, поскольку оно ещё больше осложнит и без того сложный ближневосточный политический

Эксперт: 
Нурхан Эль-Шейх

Календарь

Мультимедиа

Популярные теги

Вестник клуба

Будьте в курсе главных событий
Подписаться