Дипломатия в эпоху «Твиттера»: конец или новое начало?

03.04.2018

3 апреля в клубе «Валдай» состоялась дискуссия на тему «Будущее дипломатии и политической коммуникации». Участие в ней приняли Александр Грушко, заместитель Министра иностранных дел Российской Федерации, и Александр Орлов, Чрезвычайный и Полномочный Посол Российской Федерации во Французской Республике (2008–2017), исполнительный секретарь Российско-Французского форума «Трианонский диалог». Модерировал обсуждение Фёдор Лукьянов, директор по научной работе Фонда клуба «Валдай».

В последнее десятилетие – или даже последние годы – международная политика претерпевает стремительные и необратимые изменения. Как отметил во вступительном слове Фёдор Лукьянов, границы приличий, которых раньше придерживались политики даже в периоды напряжённости, расширились, а то, что невозможно было увидеть в классической дипломатии, теперь стало нормой. Это в полной мере продемонстрировал конфликт между Россией и Великобританией. В связи с этим вопрос перед участниками дискуссии был поставлен ребром: не устарела ли классическая дипломатия? Актуальна ли она ещё в сегодняшнем мире?

Александр Орлов заявил, что традиционная дипломатия не только не устарела, но и в связи с переменой ситуации стала как никогда более востребованной. Сущность дипломатии заключается в переговорах, которые ведут люди с целью прийти к определённому результату. Сегодня дипломатия стала публичной, она ведётся «на городской площади», в медийном пространстве. Если ещё недавно существовала система, которая гарантировала стабильность мира, то теперь она исчезает. «Дипломатия сильно изменилась, но мир от этого только потерял», – заключил Орлов.

Игра в мяч: стратегическая коммуникация в условиях конфронтации Андрей Сушенцов
Нынешнюю конфронтацию трудно рационализировать. С одной стороны, нет понимания природы перемен – феномена Трампа, Brexit, «арабской весны» и так далее. Участники нынешнего противостояния не верят в возможность большой войны и позволяют себе ходить по её краю. И них разное понимание исторической перспективы – куда именно идёт история. В конце концов Россия и Запад говорят на разных языках и используют разные определения одних и тех же понятий. В этих условиях не срабатывает не только дипломатия и политическая экспертиза, но даже и разведка.

С его мнением согласился Александр Грушко, заявив, что дипломатия жива и альтернатив ей нет, поскольку это естественный инструмент диалога между государствами. Вину за эрозию дипломатической работы и нынешнюю эскалацию он возложил на западные страны: в последнее время в западных СМИ сформировался нарратив, который препятствует нормализации отношений с Россией и мешает осуществлению совместных проектов. «Когда у нас нет общей повестки дня, – и, увы, на сегодняшний день приходится говорить о том, что у нас с Западом фактически нет глобальной стратегической повестки дня, – конечно, дипломатия не может сыграть роль, которую она призвана играть», – заявил Грушко. В качестве примера того, как должна работать дипломатия, он привёл «иранскую сделку» и переговоры по стратегическим ядерным вооружениям (СНВ).

По словам замглавы российского внешнеполитического ведомства, Запад не может смириться с тем, что западноцентричность глобального мира ушла в прошлое. Поэтому «деконструкция», фрагментация международных отношений, по его мнению, касается только западного вектора российской политики, в то время как на восточном направлении дело продвигается весьма конструктивно.

Участники дискуссии также обсудили вопрос о границах между публичным и непубличным измерениями дипломатии: если раньше они были достаточно чёткими, то теперь начали стираться, так что личные переговоры, по словам Лукьянова, «слились с телевизором».

Орлов с этим утверждением согласился, но уточнил, что и сейчас, и раньше лидеры стран никогда не противоречили себе в публичном и частном общении, хотя иногда и могли что-то недоговаривать. Границ на Западе вообще становится всё меньше, здесь исчезает различие мнений и воцаряется единомыслие. Цель Запада – убрать или максимально ослабить Россию как потенциального союзника Китая, который рассматривается в качестве противника в глобальной геополитической игре. Поскольку это невозможно сделать физически, меры предпринимаются в других сферах, в первую очередь в медийной. Поэтому, по мнению Орлова, России следует формировать в сознании общественности за рубежом позитивный, привлекательный образ самой себя: исполнению такой задачи могут послужить послы и СМИ.

Помимо этого направления деятельности, Орлов выделил ещё три: это налаживание работы с теми силами на Западе, которые тянутся к России, продвижение русского языка и культуры, а также туризм. По его словам, за умы людей ведётся борьба, и если в 1990-е годы Россия от неё устранилась, то теперь должна вновь к ней вернуться.

Новый СПИД – синдром приобретённого информационного дефицита Андрей Быстрицкий
Дело Скрипаля и его пугающие последствия, скандалы вокруг Трампа, драки в нигерийском парламенте, столкновения на Ближнем Востоке, каталонские поискинезависимости и многое другое, что будоражит современный мир, при всей своей разности имеют и кое-что общее. И это общее – погружённость в информационный хаос, в мутную смесь непроверенных фактов, предвзятости, сознательного манипулирования и бессознательных ошибок.

По мнению Александра Грушко, работа на перечисленных направлениях уже ведётся, и её результаты «вызывают огромное уважение». Что же касается слияния медийной и приватной политики, то его следует оценивать негативно, поскольку если в медиа делается фокус на том, «кто виноват», то в переговорах – на том, «что делать», то есть на решении конкретных задач. Учитывая международную эскалацию, западные партнёры стали рассматривать российских дипломатов как часть «мягкой силы», как носителей нарратива государства, с которым они борются. Поэтому они высылают российских дипломатов, пытаясь тем самым лишить страну её наиболее эффективного инструмента влияния.

Отвечая на вопрос о том, можно ли как-то улучшить «токсичный» имидж России, Грушко отметил, что главная проблема заключается в неопределённости намерений западных партнёров, в несоответствии декларативного желания вести диалог и одновременно с этим враждебные действия. Он подчеркнул, что общие угрозы и вызовы – скажем, терроризм – требуют объединения усилий всего международного сообщества и что нельзя допускать разрушения экономической взаимозависимости, которая служит основой диалога.

Орлов в свою очередь отметил важную роль, которую в политике играет личное общение между главами государств. По его словам, лидеры должны чаще встречаться и не давать недопониманию перерасти в разногласия. Это же касается и средств «цифровой дипломатии» – например, «Твиттера», который не должен подменять собой личный диалог. Наконец, российский дипломат особо подчеркнул, что нельзя допускать утраты взаимного уважения между странами, которое было даже в самые сложные периоды холодной войны. Унижение государств, как известно из истории, приводит к плачевным результатам.

Материалы по теме

Игра в мяч: стратегическая коммуникация в условиях конфронтации
03.04.2018
Участники нынешнего противостояния не верят в возможность большой войны и позволяют себе ходить по её краю. И них разное понимание исторической перспективы – куда именно идёт история. Россия и Запад
Гольф-дипломатия: чего ждёт японский премьер от встречи с Трампом
17.04.2018
17 апреля начинается трёхдневный визит японского премьера-министра в США. Его встреча с Дональдом Трампом во Флориде станет продолжением так называемой «гольф-дипломатии», которая была запущена Синдзо

Календарь

Мультимедиа

Популярные теги

Вестник клуба

Будьте в курсе главных событий
Подписаться