Геополитические перспективы всеобщих выборов в Израиле: шаг вперед, два назад?

9 апреля 2019 года израильтяне изберут новое правительство. Хотя результаты опросов общественного мнения обещают изменения в составе Кнессета, шансы на перемены в отношении двух главных проблем – урегулирование разногласий между Палестиной и Израилем из-за сектора Газа, Западного берега реки Иордан и Восточного Иерусалима и разрядка напряжённости в связи с военным присутствием Ирана в Сирии – либо незначительны, либо равны нулю, пишет для ru.valdaiclub.com Зак Баттат, научный сотрудник Центра исторических исследований им. Цви Явеца при Тель-Авивском университете, младший редактор журнала Global Brief.

Согласно опросам общественного мнения, сейчас лидирует бывший начштаба Сил обороны Израиля Биньямин «Бенни» Ганц: по прогнозам, его партия должна получить 36 мест в 120-местном Кнессете (израильском парламенте). Такого результата удалось достичь благодаря объединению его недавно образованной партии «Хосен ле-Исраэль» и партии «Еш Атид» под руководством Яира Лапида. Если данное объединение создаст следующее коалиционное правительство, то оба лидера будут исполнять обязанности премьера по очереди: Ганц первые два с половиной года, а Лапид – остальную часть срока.

Но опросы опросами, а предсказать с уверенностью победу коалиции сейчас нельзя. На прошлых выборах Биньямин «Биби» Нетаньяху и его партия «Ликуд» до самого голосования занимали чуть ли не последнее место в рейтингах. Все прочили им провал, но тут Нетаньяху выступил с позорным расистским заявлением, призвав своих сторонников прийти на выборы, потому что-де «арабы слетаются на участки стаями». Эта сомнительная стратегия возымела действие, и Нетаньяху остался премьер-министром. Сработает ли сейчас его стратегия привлечения в Ликуд воспитанников раввина Кахане и заигрывания с крайне правым электоратом, уже не имеет значения. Вне зависимости от того, выиграет он или проиграет, «Биби» легитимировал «каханизм», и в ближайшее время в Кнессет будут внесены новые расовые законы. А кто станет следующим премьер-министром Израиля – не суть важно.

Впрочем, миру следует приглядывать не столько за внутренними израильскими передрягами, сколько за его воинственными поползновениями после окончания выборов. В стране широко распространено мнение, что Израиль «надо спасать», что необходимо восстановить «вменяемость» государства, а для этого следует прокатить премьера Нетаньяху и партию «Ликуд» и проголосовать за партию Ганца.

Однако это ошибочное умонастроение. Партия Ганца (объединившаяся с Лапидом) – это всё та же партия «Ликуд», но только старого образца, которая не способна решить проблемы, созданные израильским истеблишментом. Не будет урегулирован палестинский вопрос, на оккупированных территориях продолжится строительство поселений. Даже если Ганц в одно прекрасное утро вдруг решит в одностороннем порядке выйти из Восточного Иерусалима и Западного берега, он не сможет это сделать − не позволят его партия и коалиционное правительство. Впрочем, понятно, что ни Ганц, ни Лапид не собираются идти на такие эксперименты, как и на то чтобы положить конец конфликту между двумя народами.

Не надо забывать и о существовании самой большой в мире «тюрьмы» – секторе Газа. Ганц, как и его предшественник, блокады не снимет. Мало того, недавно он с гордостью говорил о том, сколько палестинцев он убил в войне 2014 года. Это подводит нас к конечному пункту в палестинском вопросе – проблеме ХАМАС. Чтобы с успехом решить в Газе любой вопрос, будь то гуманитарного или иного свойства, необходимо участие ХАМАС. Более того, переговоры по двухгосударственному решению (если оно ещё возможно) также немыслимы без участия ХАМАС. Но и здесь у Ганца и Лапида нет желания совершать поворот на 180 градусов. Поэтому каких-либо серьёзных изменений в отношении палестинского вопроса после выборов ожидать не приходится. 

Что изменит уход Биньямина Нетаньяху с политической арены?
Даже если Биньямин Нетаньяху уйдёт с политической арены в Израиле, вряд ли следует ожидать кардинальных изменений в политике нового руководства страны как по отношению к ситуации на Ближнем Востоке, так и по отношению к России, считает Дмитрий Марьясис, руководитель отдела изучения Израиля и еврейских общин ИВ РАН.
перейти
© РИА Новости/Ирина Калашникова
Вне зависимости от того, кто победит на выборах, Израиль, скорее всего, продолжит военные действия в Сирии с тем, чтобы «не допустить» «постоянного» присутствия Ирана на её территории. Мы знаем, что это неверная стратегия, поскольку постоянного присутствия Ирана не желает само сирийское население. Более того, пока неясно, желает ли этого сам президент Башар Асад. В настоящий момент целью Ирана является изгнание с территории страны салафитов. Но в рамки послевоенного урегулирования, независимо от структуры сирийской государственности, присутствие Ирана не вписывается. Впрочем, Иран, если пожелает, способен поднять градус напряжённости в отношениях с Израилем, укрепив военные возможности сторонников палестинского исламского джихада в секторе Газа.

Израильскому руководству следовало бы сесть за стол переговоров с иранцами (без предварительных условий) и договориться напрямую и по Сирии, и по сектору Газа. Столкновение между Ираном и Израилем на его северной или южной границе – не в интересах национальной безопасности Израиля, и если оно произойдёт, то исход может быть совсем не тем, на который надеется Израиль. Российский посол в Израиле был прав, когда сказал, что главной угрозой региону и международному сообществу являются не израильско-иранские отношения, а расползающийся по региону и всему миру салафитский джихадизм.

Вне зависимости от того, какая партия сформирует коалиционное правительство, очевиден явный недостаток политической воли к изменению политики палестинской и сирийско-иранской проблематике. Хотя автор этих строк является противником такой позиции, в израильском истеблишменте (за исключением партии «Хадаш-Тааль», партии «Раам-Балад» и отдельных членов партии «Мерец», которые не входят в политический класс страны) достигнут твёрдый «двухпартийный» консенсус: по палестинскому вопросу занята бескомпромиссная ястребиная позиция, в отношении Ирана решено продолжить усилия по его «вытеснению» из Сирии. И это уже опасно. Израиль играет с огнём на обоих фронтах, и то, что он не спешит урегулировать проблемы дипломатическими средствами, внушает тревогу.

Россия и международное сообщество должны обратить серьёзное внимание на воинственные шаги Израиля на сирийском и палестинском направлениях. России, с учетом её обязательств и статуса главного игрока на ближневосточном регионе, следует более активно выступать с инициативами в этой сфере. Хотя между президентом Путиным и премьер-министром Нетаньяху достигнута неофициальная договорённость о содействии выводу всех иностранных сил из Сирии, и этот факт обнадёживает, – о человеке, как говорится, судят не по словам, а по делам. А так как своими делами Израиль больше разрушает, чем создаёт, то к рукопожатию, скрепившему эту договорённость, следует относиться с осторожным оптимизмом.

Вместо того, чтобы полагаться на чью-то добрую волю, России нужно проявить твёрдость, как в случае со сбитым в Сирии Ил-20, и провести чёткие «красные линии», чтобы не позволить Израилю дестабилизировать регион своими действиями против Ирана на территории Сирии (а потенциально и в других местах). 

Битва между войнами: о гибели российского самолёта Ил-20 в Сирии
Гибель российского военного самолета Ил-20 в Сирии – трагический, но, вероятно, предсказуемый инцидент непрекращающейся войны. Даже в традиционной войне с чёткой линией фронта и явным противником возможны случаи, когда «артиллерия бьёт по своим». А если уж говорить о войне в Сирии, где переплетено множество противоположных интересов, участвует большое количество противоборствующих сторон, а военные операции носят спорадический характер, это тем более не странно.  
перейти
© Министерство обороны РФ
Далее. Нельзя допустить, чтобы Израиль довёл дело до гражданской войны, воспользовавшись тем, что Россия не занимается палестинским вопросом. Чёткая и твёрдая позиция России не должна расцениваться как проявление жёсткости, но как превентивная мера, призванная предотвратить дестабилизацию региона Израилем. Ведь как стало ясно после инцидента с Ил-20, Израиль понимает только один язык – язык силы. Насущным интересам всех сторон, в том числе и Израиля, отвечает урегулирование и палестинского, и иранского вопроса путём переговоров.

Перемен после выборов в Израиле ожидать не стоит. Поэтому международному сообществу (и в особенности России) нужно найти способ заставить Израиль прекратить вооружённую борьбу на территории Сирии и на Ближнем Востоке и сесть за стол переговоров с палестинской стороной в целях обеспечения стабильности в Израиле, ближневосточном регионе и мире в целом.

Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.