Навстречу выборам в Израиле: судьба Нетаньяху

Израиль неизбежно будет переживать период гораздо большей политической турбулентности и неопределённости, если (или когда) Нетаньяху уйдёт со сцены. Его личные связи с мировыми лидерами не так-то просто будет воспроизвести. Под вопросом могут оказаться даже основы региональной политики Израиля. Однако если Нетаньяху, действительно, останется у власти, он может оказаться более непредсказуемым, чем в прошлом, пишет Даниэль Леви, президент проекта U.S./Middle East Project (USMEP).

28 февраля генеральный прокурор Израиля Авихай Мандельблит объявил о намерении от имени государства предъявить действующему премьер-министру Биньямину Нетаньяху обвинения во взяточничестве, мошенничестве и злоупотреблении доверием по трём отдельным делам, известным как «дело 1000», «дело 2000» и «дело 4000» соответственно.

Эти дела расследовались в течение двух с половиной лет. Нетаньяху обвиняется в приёме дорогих подарков от двух бизнесменов в обмен на помощь с получением визы в США и налоговых льгот, а также в использовании своего влияния для получения благоприятного освещения в СМИ.

Драматизм заявления генпрокурора был несколько смягчён тем, что такое развитие событий оказалось вполне ожидаемым. Тем не менее, особенно с приближением назначенных на 9 апреля выборов в Кнессет, политическому будущему Биби брошен беспрецедентный вызов.

В Израиле пост премьер-министра позволяет Нетаньяху воспользоваться особым режимом в уголовном преследовании, и вместо того, чтобы сразу переходить к обвинительному заключению и судебному разбирательству, Нетаньяху будет иметь право на особое слушание с участием генерального прокурора до принятия окончательного решения и начала суда.

Это может занять несколько месяцев или даже дольше, отчасти в зависимости от того, останется ли Нетаньяху после выборов по-прежнему в кресле премьер-министра или станет частным лицом. Прецедентом уже служит серия расследований и даже приговоров высокопоставленным израильским политикам, включая бывшего премьер-министра Ольмерта и бывшего президента Кацава.

Дело Биби, однако, имеет несколько иной оттенок. Нетаньяху стал чрезвычайно доминирующей фигурой на политической арене Израиля. Если он останется на своём посту, то этим летом окажется самым «долгоиграющим» премьер-министром, обогнав лидера-основателя Давида Бен-Гуриона. Вместо того, чтобы поддаться следователям, Биби и его политические союзники решили дать отпор и даже были готовы разрушить всё здание израильской судебной системы. То обстоятельство, что все его политические союзники остались ему верны, является чем-то новым для израильской политики. 

Что изменит уход Биньямина Нетаньяху с политической арены?
Дмитрий Марьясис
Даже если Биньямин Нетаньяху уйдёт с политической арены в Израиле, вряд ли следует ожидать кардинальных изменений в политике нового руководства страны как по отношению к ситуации на Ближнем Востоке, так и по отношению к России, считает Дмитрий Марьясис, руководитель отдела изучения Израиля и еврейских общин ИВ РАН.
Мнения экспертов

Заявление генерального прокурора произошло в условиях и без того сложной для Биньямина Нетаньяху предвыборной кампании, ибо он сталкивается с вызовом со стороны политических сил, которые объединили центр и бывших военных.

Выступающая против Биби политическая группировка во главе с бывшим начальником генерального штаба Армии обороны Израиля Бенни Ганцем, известная как партия «Синие и белые», опережала партию Нетаньяху «Ликуд» в опросах общественного мнения ещё до заявления генерального прокурора. «Синие и белые» представляют собой объединение новых для израильской политики фигур, в первую очередь самого Ганца, с уже существующей центристской партией Яира Лапида (ранее он был министром финансов у Нетаньяху) и очень маленькой, отколовшейся от блока «Ликуд» фракцией, возглавляемой бывшим министром обороны (также при Нетаньяху) Моше Яалоном и бывшими личными помощниками Нетаньяху.

«Синих и белых», в рядах которых состоят не менее трёх бывших начальников генерального штаба Армии обороны Израиля, трудно рассматривать как целостную политическую партию. При отсутствии реальной платформы или политической ДНК они выглядят скорее как группировка противников Нетаньяху, противостоящая его стилю единоличной самодержавной политики, но при этом не выступающая против основ его политики.

Влияние действий генерального прокурора на предвыборную кампанию не вполне предсказуемо. Учитывая длительность расследования, обвинительный акт может потерять свою ценность в сознании избирателя и не отразиться на его решении. Некоторые комментаторы полагают, что Нетаньяху может умело изобразить себя несправедливо преследуемым левым истеблишментом и средствами массовой информации, что будет работать в его пользу. Но первый раунд опросов после заявления генерального прокурора показывает небольшое ослабление позиций Нетаньяху и относительный рост популярности партии «Синие и белые».

В любом случае выборы в конечном итоге будут зависеть от того, что произойдёт с группой небольших партий как в лагере Нетаньяху, так и в лагере оппозиции, а не только от прямой гонки между «Ликудом» и «Синими и белыми».

Природа современной израильской политической системы такова, что правительство всегда является коалицией. Для создания правящей коалиции обычно требуется несколько партий, включая партии, имеющие всего несколько мест в парламенте из 120. Порог для попадания в Кнессет составляет четыре места (или 3,25% голосов), и эти выборы могут быть выиграны или проиграны в зависимости от того, сколько союзных Нетаньяху партий и сколько оппозиционных преодолеют этот порог.

Выборы и обвинение прокурора парадоксальным образом происходят в то время, когда Нетаньяху вроде бы находится на пике своей карьеры. Он наконец-то наладил тесные связи с республиканской администрацией США, а Трамп всецело разделяет жёсткую правую политику Израиля при Нетаньяху, являясь его сторонником.

Это также происходит в то время, когда израильская экономика продолжает процветать, а Нетаньяху расширил региональные и международные связи Израиля, сумев в значительной степени маргинализовать палестинский вопрос, чему в немалой степени способствовали сами палестинцы из-за раскола и отсутствия внятной стратегии (о чём свидетельствует недавняя московская встреча представителей палестинских организаций).

Является ли это чувство успеха для Нетаньяху поверхностным и эфемерным, а не чем-то большим, остаётся под вопросом. Палестинцы физически никуда не делись, а новая палестинская стратегия и борьба с ними могут создать ещё большие проблемы для Израиля, который, возможно, сделал необратимо трудным достижение варианта «двух государств». Кроме того, в регионе Израиль в основном связан с проигравшими сторонами, а противники Израиля добились ряда успехов.

Царящие в Израиле настроения говорят о том, что для Нетаньяху настал момент истины – будь то в краткосрочной перспективе на выборах в борьбе против Ганца или в более долгосрочной перспективе с вероятным обвинительным актом и судом. Налицо и простой фактор усталости избирателей от Нетаньяху, который слишком долго находится у власти.

Выбор альтернативной политики на самом деле не является центральным элементом нынешней избирательной кампании – партия Ганца полностью согласна с Нетаньяху в отношении Ирана и региона в целом, а также определила необоснованные, фактически невыполнимые условия для любых будущих договорённостей с палестинцами. Тем не менее на кону стоит многое, включая, возможно, собственную личную свободу Биби.

Израиль неизбежно будет переживать период гораздо большей политической турбулентности и неопределённости, если (или когда) Нетаньяху уйдёт со сцены. Его личные связи с мировыми лидерами не так-то просто будет воспроизвести. Под вопросом могут оказаться даже основы региональной политики Израиля. Однако если Нетаньяху, действительно, останется у власти, он может оказаться более непредсказуемым и одновременно склонным избегать риска, чем в прошлом. А это потенциально опасная комбинация.

Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.