В Пхеньяне теряют терпение, но не отказываются от диалога

Беспрецедентная интенсивность испытательных пусков северокорейских ракет (четыре испытания в течение двух недель – 25 и 31 июля, 2 и 6 августа) свидетельствуют о том, что в Пхеньяне не намерены сидеть сложа руки, в то время как США и их союзники не только продолжают наращивать санкционный нажим на КНДР, но и не собираются отказываться от традиционных методов силового давления на эту страну. К таким действиям в Пхеньяне относят стартовавшие в понедельник на юге полуострова совместные американо-южнокорейские манёвры, активная фаза которых начнётся 11 августа, пишет Александр Жебин, руководитель Центра корейских исследований ИДВ РАН.

В последних заявлениях северокорейского МИД, наряду с требованием к США отказаться от проведения этих военных учений, также выражалась озабоченность ввозом в Южную Корею новейших вооружений (в ходе визита Дональда Трампа в РК в июне нынешнего года сообщалоcь о закупке этой страной 40 новейших истребителей-невидимок F-35A), заходами в её порты американских атомных подлодок, планами размещения там высотных разведывательных беспилотников Global Hawk и даже пусками американских межконтинентальных баллистических ракет (МБР) и противоракет, предназначенных для перехвата ракет КНДР.

Хотя американо-южнокорейская сторона заметно сократила масштабы манёвров, от некоторых отказалась, а другие переименовала и старается привлекать к ним как можно меньше внимания, в Пхеньяне не воспринимают заверения об «оборонительном» характере учений. Там их расценивают в качестве «агрессивных», ставящих целью отработать, как говорится в заявлении представителя МИД КНДР от 6 августа, «внезапный упреждающий удар» по КНДР.

Не обостряй! КНДР: четыре пуска за две недели, но поводов для беспокойства нет
Константин Асмолов
Северная Корея провела серию пусков ракет малой дальности и крупнокалиберных РСЗО, однако на этот раз истерику поднял Сеул, а не Вашингтон. Оно и понятно, Дональду Трампу важно, что северокорейские ракеты не могут (или не будут) добивать до американской территории, а пуски малой дальности Ким Чен Ын прекращать не обязывался – так же, как с американо-южнокорейской стороны не было формального обещания прекратить проведение учений. Поэтому здесь каждый в своём праве и важно то, что (во всяком случае даже после третьего северокорейского «салюта») советник по национальной безопасности Джон Болтон, ястреб хоть куда, выступил относительно северокорейских стрельб достаточно благодушно и не назвал их «угрозой» или «нарушением обещаний», пишет Константин Асмолов, ведущий научный сотрудник Центра Корейских исследований Института Дальнего Востока РАН.
Мнения экспертов

Северокорейцы считают, что как нынешние, так и уже состоявшиеся после саммитов 2018 года манёвры нарушают взятые США и Южной Кореей обязательства, касающиеся прекращения совместных военных учений и другой военной активности, направленной против «партнёра по диалогу». В Пхеньяне предупреждают, что если «враждебные военные шаги» будут продолжаться и впредь, то там могут избрать «другой путь», что многими иностранными наблюдателями было расценено как намек на возможность возобновления северокорейцами испытаний ядерного оружия и пусков МБР.

Но главное, пожалуй, заключается в том, что нынешний курс Вашингтона и Сеула подводит Пхеньян к выводу об отсутствии у США и Республики Кореи «политической воли» выполнять содержащиеся в совместных документах саммитов 2018 года обещания по улучшению отношений с КНДР, которую они продолжают рассматривать в качестве своего «врага».

В создавшихся условиях, утверждает северокорейский МИД, КНДР, была «вынуждена принять контрмеры для ликвидации потенциальной прямой угрозы безопасности государства».

Более того, в Пхеньяне, похоже, не прочь поиграть по правилам, предлагаемым Соединёнными Штатами и их союзниками. Раз американцы и южнокорейцы каждый раз утверждают, что совместные манёвры являются «оборонительными» и представляют собой «важный элемент боевой подготовки» войск, северокорейцы в такой обстановке просто вынуждены «создавать, испытывать и развертывать мощные физические средства для обороны страны».

Вместе с тем в Пхеньяне подтвердили, что его позиция «разрешить эти вопросы путём диалога остается неизменной». Одновременно там заявляют, что «невозможно ожидать конструктивного диалога на фоне проведения игрища с имитацией войны». Тем самым северокорейцы дают понять, что, как это не раз бывало и в прошлом, они не намерены вести переговоры в период, когда проводятся такого рода военные учения. Таким образом, начало американо-северокорейских контактов на рабочем уровне, о которых договорились Ким Чен Ын и Дональд Трамп на встрече 30 июня в Пханмунчжоме, откладывается – по крайней мере, до окончания манёвров.

Северо-Восточная Азия: надежды и тревоги
Антон Беспалов
Мир давно привык к тому, что напряжённость вокруг Корейского полуострова нарастает и спадает циклически. Уже не раз за обострением обстановки следовала разрядка, а воинственная риторика со стороны обеих Корей сменялась миролюбивыми жестами. Но события последних двух лет удивляют даже опытных наблюдателей: всего несколько месяцев отделяют запуски северокорейских ракет и масштабные учения Южной Кореи и США от беспрецедентных встреч на высшем уровне между руководителем КНДР Ким Чен Ыном и лидерами великих держав. Куда ведёт свою страну молодой северокорейский лидер и к чему готовиться её соседям – разбирается ru.valdaiclub.com.
Мнения экспертов

Но окончательно сжигать мосты в Пхеньяне не собираются. Там были достаточно осторожны, чтобы воздержаться от обвинений за сложившуюся ситуацию в адрес лично Трампа, и приберегли их для южнокорейского лидера, впрочем, тоже не называя его по имени.

В Вашингтоне прекрасно знали о том, что КНДР в прошлом, как правило, отказывалась от переговоров во время манёвров. Тем не менее они начались, позволив северокорейцам довольно изящно возложить вину за затяжку с их началом на американцев, которые, включая госсекретаря США Майка Помпео, в последние недели не уставали повторять, что их делегация готова к встрече и только, мол, ждёт сигнала из Пхеньяна.

Характерна реакция на северокорейские запуски в Вашингтоне, Сеуле и Токио. Если в Японии больше всех озабочены действиями КНДР, то в Сеуле поначалу, поглядывая на Вашингтон, долго искали подходящее название для запускаемых в КНДР «летающих объектов» и упорно воздерживались от признания их «ракетами». В конце концов, представитель министерства объединения РК предложил созвать совместный военный комитет, о создании которого Север и Юг Кореи договорились во время третьего саммита в сентябре 2018 года в Пхеньяне с тем, чтобы начать обсуждение мер доверия в военной области «для предотвращения ненужной гонки вооружений».

Однако самой примечательной оказалась позиция США. Трамп вообще предпочёл игнорировать последние ракетные пуски КНДР как нечто малозначащее, добавив, по сообщению «Нью-Йорк Таймс», что он «никогда не заключал с Ким Чен Ыном соглашения, запрещающего испытания ракет малой дальности». Помощник президента США по национальной безопасности Джон Болтон, комментируя северокорейские пуски, подтвердил, что американская сторона «очень внимательно следит» за ними, но по-прежнему готова к планировавшимся контактам. Наконец, госсекретарь США Майк Помпео в среду, 7 августа, на совместной с британским министром иностранных дел Домиником Раабом пресс-конференции заявил, что стратегия Соединённых Штатов в отношении КНДР не изменилась, несмотря на ряд произведенных Пхеньяном испытательных запусков ракет и что он ожидает начала переговоров в ближайшие недели. В общем, как говорится, все варианты пока остаются на столе.

Старый новый путь Северной Кореи: разработка оружия и поиск друзей
Ху Чью Пинг
Июль 2019 года стал месяцем демонстрации силы со стороны Северной Кореи – Ким Чен Ын часто появлялся на публике для празднования политических событий (годовщина смерти Ким Ир Сена, День победы в войне, выборы в местные народные собрания) и проведения военных смотров, включая демонстрацию недавно построенной подлодки, способной нести несколько баллистических ракет. С 25 июля по 6 августа, в течение 13 дней, КНДР провела четыре ракетных пуска, и те сигналы, которые она посылала международному сообществу, не могут не вызывать беспокойства, пишет Ху Чью Пинг, старший преподаватель в области стратегических исследований и международных отношений в Национальном университете Малайзии.
Мнения экспертов
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.