Торговый спор между Сеулом и Токио: чем закончится #boycottjapan?

Многие азиатские страны осторожничают занимать чью-либо сторону в торговом конфликте между Сеулом и Токио. Они не заинтересованы портить отношения с важным инвестором – Японией, потому и открытая поддержка Сеула маловероятна. Но и для Японии последствия противостояния могут быть весьма ощутимы, если принимать во внимание активную торговлю с Кореей. По сути, восприятие корейскими потребителями японских товаров отброшено назад в состояние начала 1990-х, когда считалось непатриотично ездить на японской машине и никто и не помышлял есть японскую собу и запивать ее «Асахи», пишет Ирина Коргун, старший научный сотрудник Центра российской стратегии в Азии.

Торговый спор между Сеулом и Токио набирает обороты и обретает черты торговой войны. В ответ на решение правительства Синдзо Абэ ввести ограничения на экспорт в Южную Корею материалов для электронной промышленности и исключить её из списка 27 стран, пользующихся упрощённым доступом на японский рынок, 14 августа Сеул в свою очередь исключил Японию из списка приоритетных торговых партнёров, которым предоставляется преференциальный режим в двусторонней торговле.

Выбранные сторонами коммуникативные приёмы – и сам факт эскалации конфликта для побуждения другой стороны к действию, и использование социальных сетей для передачи информации – напоминают действия американской администрации. Особенно активно здесь себя проявляет Южная Корея, которая задействует все имеющиеся средства, начиная от официальных протестов в ВТО и заканчивая кампаниями по бойкотированию японских товаров, организуемых потребителями и профсоюзами основных ретейлеров.

В споре Сеул занял позицию «незаслуженно пострадавшей стороны», которая вынуждена принимать ответные меры, но при этом открыта для диалога, о чём заявлено в обращении корейского министерства промышленности и торговли. Есть определённая доля истины в том, что Сеул вынужден давать ответ, так как формально Токио первым ввёл ограничительные меры, мотивируя своё решение соображениями национальной безопасности.

Южная Корея же увязывает эти действия с позицией Сеула по историческому вопросу: возмещение ущерба за последствия колониальной оккупации Корейского полуострова в первой половине XX века. На протяжении последних лет Южная Корея всё более настойчиво требовала от Токио извинений и компенсации за эксплуатацию и грубое нарушение прав корейских женщин – особенно тех, которые были прикреплены к военным частям. Здесь Сеул развернул масштабную международную кампанию, обращаясь в международные организации, финансируя исторические расследования и изучение данного вопроса, а также привлекая корейские диаспоры непосредственно в самой Японии и в Калифорнии для информирования общественности. Таким образом, несмотря на то, что формально к решительным мерам первым перешёл Токио, Южная Корея не является здесь абсолютно пассивной стороной, а сам вопрос торгового спора выходит далеко за пределы сферы товарного обмена.

Япония прощается с комплексом вины? Почему Токио решился на симметричный ответ Сеулу
Андрей Ланьков
Решение южнокорейского Верховного суда о выплате компенсаций корейским рабочим, насильно мобилизованным в годы войны японскими компаниями, являющееся прямым нарушением Базового договора об отношениях между Японией и Южной Кореей, вызвало немалое раздражение и у японской дипломатии, и у японской публики. Профессор сеульского Университета Кунмин Андрей Ланьков объясняет, почему в этой ситуации японцы решили сделать то, чего они не делали никогда – дать симметричный ответ.
Мнения экспертов

Попытки Южной Кореи перевести вопрос исключительно в торговую плоскость пока не увенчались успехом. Поданная в ВТО жалоба была рассмотрена на заседании с задержкой по причине обширной рабочей повестки организации, которая сама переживает не самые простые времена. В итоговой формулировке было сказано, что данный торговый спор – это ёмкая проблема двусторонних отношений Кореи и Японии. Многие азиатские страны также осторожничают занимать чью-либо сторону, поскольку не заинтересованы портить отношения с важным инвестором. Японский бизнес проводит успешную экспансию в Азии, вкладывая средства в развитие промышленности, инфраструктуры, сферы услуг. На фоне сохраняющихся рисков и неопределённости в мировой экономике, ведущих к спаду инвестиционных потоков, открытая позиция в поддержку Сеула маловероятна.

Однако и для Японии последствия противостояния могут быть весьма ощутимы, особенно если принимать во внимание активную торговлю с Кореей и роль корейского туризма в экономике отдельных префектур. В 2018 году объём корейского импорта из Японии превысил 54 млрд долл. США, ежемесячно Южная Корея импортирует из Японии товаров на сумму свыше 4 млрд долл. США. Однако с начала конфликта в июле текущего года эти цифры пошли на спал.

Как сообщают южнокорейские СМИ, сразу после введения ограничений потребители запустили кампанию по бойкоту японских товаров, туризм по четырём популярным направлениям – Осака, Токио, Фукуока, Окинава – сократился на 20–30%. В интернете появился сайт nonojapan.com, на котором публикуются бойкотируемые товары, а «Твиттер» пестрит патриотическими хештегами #nomoreJapan, #boycottjapan. Больше всего пострадала пивоиндустрия. «Асахи» – один из наиболее популярных пивных брендов в Сеуле, но его продажи упали на 98% за последний месяц, в результате на первое и второе места вышли пивовары из Бельгии и США. Падение продаж в Корее фиксируют такие популярные японские брэнды, как «Юникло» (на 70%), «Мудзи» (на 58%), автопроизводители «Хонда», «Лексус». По сути, восприятие корейскими потребителями японских товаров отброшено назад в состояние начала 1990-х, когда считалось непатриотично ездить на японской машине и никто и не помышлял есть японскую собу и запивать ее «Асахи». Даже при скором формальном разрешении разногласий на межгосударственном уровне, преодолеть подобные психологические барьеры потребителей будет непросто, для этого потребуется не один год.

Торговый спор разгорается на фоне того, что по итогам первого полугодия «Самсунг» вновь занял первую строчку по поставкам ключевых компонентов. Корейский гигант удерживает лидерство особенно по трём позициям. Однако как корейские аналитики, так и представители компании отмечают, что перспективы на вторую половину года представляются туманными из-за торговой войны между США и Китаем, а также ограничениями, введёнными Токио.

Введённые Токио ограничения будут толкать Сеул ещё более активно повышать технологическую безопасность. Особое внимание будет обращено на те сектора, где по-прежнему сохраняется зависимость от Японии. Государство уже заявило о всемерной поддержке компаний, которые уже пострадали от ограничений. Увеличится государственное финансирование научных разработок, дополнительно планируется выделить свыше 200 млн долл. США для создания технологий, заменяющих японские. Корейские компании также будут больше настроены на слияние и поглощение с американскими и европейскими компаниями, чтобы ассимилировать необходимые разработки.

Стоит ожидать усиления взаимодействия в технологической сфере. Здесь Россия могла бы извлечь свои дивиденды. Корейские производители электроники всегда проявляли повышенный интерес к российским научным специалистам и инженерам. На фоне спора данное направление российско-корейского сотрудничества можно было бы усилить за счёт технологического партнёрства.

Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.