Талибы в Москве: конструктивный ход или пустая трата времени?

Россия вместе с другими вовлечёнными в конфликт державами должна влиять на «Талибан», чтобы изменить их общую идеологию, основанную на религиозном экстремизме и опоре на терроризм и насилие. «Талибан» нельзя допускать к управлению Афганистаном и даже контролю над его отдельными частями. Если талибы хотят стать частью политического пространства в формировании будущего Афганистана, им нужно отказаться от экстремистских взглядов и террористической практики – это вообще не может быть предметом переговоров.

Недавняя встреча в Москве по Афганистану была примечательна присутствием представителя талибов. Это второе заседание, организованное Россией ради мирного урегулирования в Афганистане. Как сообщается, в последних переговорах участвовало до 12 государств, представленных на различных уровнях. Встреча имеет важное значение в том плане, что за одним столом оказались представители талибов и кабульского правительства. Вопрос заключается в том, должны ли вообще за этим столом сидеть талибы?

«Талибан» с 2015 года официально считается в России террористической организацией. Прибытие представителей террористической группировки на территорию России для урегулирования споров порождает неправильные сигналы, создавая впечатление, что терроризм приносит дивиденды. Но даже если игнорировать их террористическую активность, чего делать не надо, правильно ли приглашать для обсуждения мирного урегулирования представителей вооружённого негосударственного субъекта, который не контролирует значительную часть территории страны? Этот вопрос сложен по существу и касается многих других нынешних конфликтов по всему миру: должны ли вооружённые негосударственные субъекты участвовать в переговорах, когда становится ясно, что они не заинтересованы в мире и прекращении конфликта?

Диалог Кабул – «Талибан»: роль российской дипломатии в Афганистане
Вовлечённость российской дипломатии в дела Афганистана вновь оказалась в центре внимания 9 ноября, когда в Москве состоялись прямые переговоры между делегацией движения «Талибан» и представителями Высшего совета мира Афганистана. Эти исторические переговоры были организованы министром иностранных дел России Сергеем Лавровым и, в частности, включали Индию в качестве «неофициального» участника, несмотря на весьма настороженное отношение Нью-Дели к переговорам с талибами.
перейти
© Reuters
Как вести дела с вооружёнными негосударственными группировками при мирном разрешении конфликтов? К этому вопросу можно добавить следующий: каким образом говорить о мире с такими негосударственными группировками как «Талибан», которые придерживаются фундаменталистской идеологии, основанной на политизации религии? Почему группировка, которая контролирует небольшую территорию, и поддержка которой со стороны общества, по-видимому, ограничена, а идеология и программа отвратительны для большинства, занимает место за столом мирных переговоров? Похоже, вооружённые негосударственные субъекты мало заинтересованы в прекращении конфликтов. Существует мало стимулов для прекращения их кампаний насилия и перехода к конструктивному поведению в поддержку мира и безопасности. При наличии даже некоторой поддержки со стороны местного населения или внешних акторов эти вооружённые негосударственные субъекты будут продолжать упорствовать в своём отказе от мира. Эти вооружённые негосударственные субъекты не заинтересованы в мире, но, если они будут продолжать действовать по-своему, мира не достичь.

После почти восемнадцати лет внешнего вмешательства в Афганистане мира на горизонте так и не видно. Центральное правительство Афганистана борется за власть и контроль над большей частью территории при помощи иностранных сил, которые не оказывают существенного влияния на ситуацию с обеспечением безопасности, о чём свидетельствуют частые инциденты последних месяцев. Талибы не единственные, кто несёт ответственность за продолжающееся насилие и террористические акты, но они являются одной из основных причин этого насилия. «Талибан» заявляет, что он имеет право формировать правительство, соответствующее убеждениям своих сторонников. Но в этом как раз и проблема. 

Похоже, талибы хотят управлять всем Афганистаном, но нет никаких очевидных свидетельств того, что весь Афганистан верит в их экстремистскую идеологию. При этом талибы демонстрируют признаки прагматического реализма и дают понять, что готовы разговаривать о мире.
Так зачем же нам с ними разговаривать? Судя по всему, приглашение «Талибану», направленное Россией, основано на прагматическом реализме. Если талибы способны и дальше подрывать безопасность, давайте посмотрим, сможем ли мы повлиять на их поведение так, чтобы оно, наоборот, способствовало повышению безопасности. США, главный враг «Талибана», также изучают возможность прямых переговоров с группировкой.

Усилия России по привлечению талибов кажутся на первый взгляд полезными и, хочется надеяться, конструктивными. Но Россия вместе с другими вовлечёнными в конфликт державами должна влиять на «Талибан», чтобы изменить их общую идеологию, основанную на религиозном экстремизме и опоре на терроризм и насилие. «Талибан» нельзя допускать к управлению Афганистаном и даже контролю над его отдельными частями. Если талибы хотят стать частью политического пространства в формировании будущего Афганистана, им нужно отказаться от экстремистских взглядов и террористической практики – это вообще не может быть предметом переговоров. Будет ли Россия или любая другая великая держава вести переговоры с террористами на своей собственной территории? Очень маловероятно.

Талибы заявили, что они будут вести переговоры только с США, а не с афганским правительством или другими акторами.

Если Россия сможет способствовать проведению переговоров между талибами и США и с афганским правительством, это будет очень конструктивный шаг в направлении глобального мира и безопасности на многих уровнях.
«Талибан» – далеко не единственный пример вооружённых негосударственных субъектов, которые используют терроризм и неуступчивы в своих требованиях. Но если Россия сможет заставить «Талибан» приступить к мирному процессу как жизнеспособной альтернативе насилию, то это может оказаться полезным примером для многих других конфликтов в современном мире.

Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.