Пять вариантов спасения наследия ДРСМД

Не только в Вашингтоне и Москве многие аналитики и эксперты придерживаются мнения, что грядущая кончина Договора о ракетах средней и меньшей дальности (ДРСМД) знаменует прекращение контроля над вооружениями в целом и новый виток ядерной гонки. Разница лишь в том, что новая гонка вооружений будет связана не с цифрами, а с качеством систем, а также с участием Китая. Но это необязательный сценарий, считает Ульрих Кюн, заместитель руководителя Департамента по контролю над вооружениями и новейшим технологиям Института исследований проблем мира и политики безопасности при Гамбургском университете.

Существует как минимум пять недостаточно исследованных вариантов контроля над вооружениями, которые могут спасти наследие ДРСМД.

Вариант 1. Лесная прогулка

Эта инициатива поступила от двух ведущих немецких политиков, уважаемых экспертов по внешней политике и безопасности из двух основных партий, которые в настоящее время правят Германией. Поэтому его можно назвать предложением «немецкой большой коалиции». Родерих Кизеветтер (ХДС) и Рольф Мютцених (СДПГ) предложили перенести российские ракеты, нарушающие договорные обязательства, за пределы Уральских гор, то есть на азиатскую часть России.

Хотя, возможно, тем, кто постарше, эта ситуация и напоминает знаменитую «Лесную прогулку» 1982 года Нитце – Квицинского, формула Кизеветтера – Мютцниха, в которой подчёркивается необходимость строгой проверки соблюдения Россией такой договорённости, выступает как quid pro quo. По версии двух политиков, в обмен на сдержанность России географического характера Америка согласится на инспекции своей спорной установки противоракетной обороны Aegis Ashore в Девеселу (Румыния).

Недостатки этого предложения представляются очевидными: официальные лица США уже не раз отказывались признавать, что размещение Aegis Ashore является нарушением ДРСМД; Москва в свою очередь не будет раздражать Китай переносом новых систем средней дальности на азиатский театр.

Вариант 2. Уступки на европейском театре

Возможно, это чуть более жизнеспособное предложение, не затрагивающее спорную проблему систем ПРО. Оно поступило из вашингтонской Ассоциации контроля над вооружениями. Соответственно, НАТО как блок объявил бы об отказе развёртывать в Европе какие-либо новые запрещённые ДРСМД ракеты наземного базирования, а также дополнительные (постоянно развёрнутые) новые ядерные системы в Европе, в то время как Москва выводит ракеты SSC-8 из Западной России и обещает не развёртывать какие-либо другие запрещённые ДРСМД системы на европейском театре.

Скорее всего, не имея обязательной юридической силы, такой вариант будет в некоторой степени отражать аналогичные обязательства НАТО и России, принятые в области обычных видов вооружений в Основополагающем акте Россия – НАТО от 1997 года и в кулуарах Стамбульского саммита ОБСЕ 1999 года.

Опять же, оборотной стороной этого предложения является тесная связь России с Китаем и вопрос о том, как проверять отсутствие таких систем вооружения.

Вариант 3. Ядерная пауза

В 2017 году один бывший высокопоставленный военный США предложил концепцию, в соответствии с которой основное внимание уделяется большей стабильности в кризисной ситуации. Согласно концепции, нужно исключить возможность, при которой ракеты средней и меньшей дальности могут оснащаться ядерными боеголовками немедленно. При таком подходе ядерные боеголовки для субстратегических (дальностью менее 5500 км) систем наземного и воздушного базирования, включая перехватчики ПРО и беспилотники, должны храниться на складах на расстоянии как минимум одного дня доставки наземным транспортом или нескольких часов на самолёте.

Очевидно, что вопрос проверки оказался бы чрезвычайно деликатным – ведь необходимо обеспечить, чтобы стратегические силы США и России оставались вне рамок этого варианта. Другая проблема связана с исключительной концентрацией на ядерных боеголовках. Военные с обеих сторон знают о растущей огневой мощи обычных видов вооружений как Соединённых Штатов, так и России, но лишь немногие, похоже, понимают последствия этого для стратегической стабильности. В конце концов, использование обычных транспортных средств доставки в неядерном оснащении может тоже оказать негативное влияние на стабильность, особенно в Европе. 

Холодная война 2.0: новая по форме и содержанию, но не менее опасная
Во вторник, 5 февраля, в клубе «Валдай» состоялась экспертная дискуссия «Международная безопасность в условиях ядерной неопределённости» с участием ведущих политологов России и США – Дмитрия Саймса, президента Центра национальных интересов (Вашингтон), и Валерия Гарбузова, директора Института США и Канады РАН.
События клуба

 Вариант 4. ДРСМД à trois

Включение Китая в механизм «ДРСМД à trois», несмотря на то, что об этом заявил Дональд Трамп и растиражировали СМИ, представляется не очень многообещающим вариантом, по крайней мере на начальном пути.

Более 90 процентов китайских ракет, необходимых для защиты территории и прилегающих вод Китая, попадают в зоны, запрещённые ДРСМД. Вашингтону придётся многое поставить на кон, чтобы убедить Пекин в достоинствах присоединения к такому проекту. Возможно, единственный способ привлечь Китай – расширить сферу действия трёхстороннего соглашения и обеспечить беспрецедентную гибкость.

Конкретно это означало бы включение в ДРСМД систем морского и воздушного базирования, то есть как раз тех систем, где Америка по-прежнему обладает превосходством над Пекином. К этому добавляются перехватчики ПРО и беспилотники, а также системы ограничения/блокирования доступа (A2/AD). Последние системы особенно актуальны на региональных театрах, например, в Восточной Европе и в Южно-Китайском море. Наконец, если добавить стратегические системы, трёхсторонняя американо-российско-китайская структура может иметь равные потолки для стратегических (более 5500 км) и субстратегических (менее 5500 км) систем с соответствующими методами проверок и свободой сочетаемости.

Вариант 5. Запрет на крылатые ракеты

Наконец, наиболее амбициозным и, соответственно, наименее реалистичным вариантом является глобальный запрет на крылатые ракеты. Это напрямую касается той категории оружия, которая считается наиболее дестабилизирующей из-за летных характеристик. Помимо того, что современные военные в значительной степени полагаются на системы, применяемые вне досягаемости средств поражения, растёт число государств с потенциалом средств поражения вне зоны ПВО противника. Поэтому такой вариант чрезвычайно труден для реализации.

Приведённые пять вариантов подтверждают, что конец ДРСМД необязательно должен быть концом контроля над вооружениями. Осталось ещё шесть месяцев, чтобы изучить ряд дипломатических возможностей. И даже если сам договор прекратит своё существование, останется возможность использовать его наследие. Варианты есть – нужны только смелые и ответственные деятели, способные превратить перспективные предложения в жизнеспособную политику.

Эффект домино: что повлечёт за собой выход США из ДРСМД?
Андрей Кортунов
США запустили процедуру выхода из Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности. Россия в свою очередь также приостановила своё участие в ДРСМД. По словам генерального директора Российского совета по международным делам Андрея Кортунова, решение США может создать «эффект домино» в сфере контроля над ядерными вооружениями: отказавшись от договора по ДРСМД, они поставили под вопрос и продление договора СНВ-3, а не удастся продлить договор СНВ-3 – возникнет вопрос в отношении режима нераспространения ядерного оружия.  
Мнения экспертов
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.