НАТО: от невыполненных обещаний ко второй холодной войне

16.01.2018

Продвижение НАТО на восток, разрастание этого крупнейшего института холодной войны, весь смысл существования которого состоял в сдерживании ныне уже не существующего врага, было величайшей геополитической трагедией конца XX и начала XXI столетия. Оно происходило в нарушение международного права и внесло огромный вклад в размывание основополагающих принципов организации.

В одной из своих недавних статей, написанных для Валдайского клуба («Военные союзы против коллективной безопасности»), я пришёл к заключению, что с начала противостояния между Делосским союзом, возглавляемым Афинами, и Пелопонесским союзом во главе со Спартой и до периода соперничества между НАТО и Организацией Варшавского договора, постоянные военные альянсы, за редким исключением, всегда способствовали росту международной напряжённости, а то и собственными руками создавали условия для возникновения военных конфликтов. Холодная война не превратилась в «горячую» только благодаря взаимному ядерному сдерживанию сверхдержав (взаимное гарантированное уничтожение). Коллективная безопасность и военные альянсы суть антиподы, не способные сосуществовать ни в пространстве, ни во времени, ибо одно исключает другое. Высказав такое мнение, я не собирался возвращаться к данной теме – по крайней мере в течение некоторого времени. Однако недавняя публикация свежерассекреченных документов заставила меня сделать это.

12 декабря прошлого года руководство Архива национальной безопасности опубликовало 30 документов. Из них недвусмысленно явствует, что во время переговоров в 1990 году между советскими и западными лидерами высшие чины стран НАТО действительно обещали, что наряду с тем, что объединённая Германия и войдёт в состав НАТО, сам альянс ни на дюйм не придвинется к советским (а ныне российским) границам. Вновь обнародованные документы, в отношении которых центральные СМИ западных стран продолжают хранить молчание, опровергают многочисленные голословные утверждения многих западных политиков, дипломатов и экспертов (за исключением, например, таких важных фигур, как бывший американский посол в Москве Джек Мэтлок или бывший министр обороны США Роберт Макнамара), о том, что сведения о обещаниях, данных советским руководителям относительно нераспространения НАТО на восток, являются просто мифами. Для краткости сошлёмся лишь на некоторые из них.

Итак, полемизируя с теми немногими на Западе, у кого о решающих днях 1990-го года сохранились воспоминания иного рода, Марк Крамер пишет: «Эти утверждения решительно оспаривались другими очевидцами событий, в том числе высокопоставленными американскими политиками, непосредственно вовлечёнными в процесс воссоединения Германии. Джордж Буш, Брент Скоукрофт и Джеймс Бейкер, которые в 1990 год занимали посты, соответственно, президента США, советника по национальной безопасности и государственного секретаря – все категорически отрицали, что тема предоставления членства в НАТО бывшим государствам – членам ОВД (за исключением Восточной Германии) в какой-либо форме поднималась во время переговоров с Москвой о воссоединении Германии. Тем более не может быть и речи о том, что США дали публичное “обещание” этим не заниматься». Филип Зеликов, который в 1990 год занимал ответственный пост в системе Совета по национальной безопасности и курировал вопросы воссоединения Германии, утверждал в 1997 году, что США не брали на себя вообще никаких обязательств относительно будущего состава НАТО. Единственное исключение – некоторые особые пункты, касающиеся Восточной Германии, которые позже вошли в Договор об окончательном урегулировании в отношении Германии, подписанный в сентябре 1990 года. «Возможность вступления в НАТО новых членов, – писал Зеликов, – договором 1990 года не исключалась».[1]

Ему вторит Стивен Пайфер из Брукингского института: «Западные лидеры никогда не обещали, что расширения НАТО не будет, и это убедительно доказано несколькими аналитиками».[2]

Валдайская записка №78. Контроль над вооружениями, сотрудничество в области безопасности и отношения США и России Стивен Пайфер
Кризис в отношениях России и США ставит под угрозу существующие режимы по контролю над вооружениями и, как следствие, стратегическую стабильность во всём мире. Однако успех диалога в этой сфере мог бы стать стимулом для улучшения взаимодействия между странами в более широком контексте.

Мэри-Элис Саротте утверждает, что «вопреки россказням русских, Горбачёву так и не удалось заставить Запад дать обещание о заморозке границ НАТО. Просто среди старших советников Буша в начале февраля 1990 года возникли внутренние разногласия, в которые они посвятили Горбачёва. Но уже на кэмп-дэвидской встрече в верхах все члены команды Буша, равно как и Коль, выступили единым фронтом, предложив Горбачёву следующую сделку: он получит от Германии финансовую помощь – и ещё какие-то мелочи – в обмен на согласие на воссоединение Германии и вступление объединённой Германии в НАТО».[4]

И подобных примеров существует множество. Более того, обещанная финансовая помощь пришла в основном в виде так называемых «ножек Буша» (куриные окорочка, поставленные США). Но вновь обнародованные документы свидетельствуют о том, что 9 февраля 1990 года тогдашний госсекретарь США Джеймс Бейкер направил министру иностранных дел СССР Эдуарду Шеварднадзе такое сообщение: «Конечно, должны существовать железные гарантии того, что юрисдикция и силы НАТО на восток продвигаться не будут» (U.S. Department of State, FOIA 199504567 (National Security Archive Flashpoints Collection, Box 38). В тот же день он заявляет Михаилу Горбачёву следующее: «Мы осознаём необходимость предоставления гарантий странам Восточной Европы. Если мы сохраним присутствие в Германии, которая является членом НАТО, то юрисдикция и силы НАТО не продвинутся на восток ни на дюйм» (там же). Я воздержусь от цитирования протоколов переговоров на эту тему с участием других политических лидеров – Гельмута Коля, Франсуа Миттерана, Вацлава Гавела и других. Все эти протоколы можно найти в опубликованных документах.

На их основании Светлана Савранская и Том Блантон делают такое заключение: «Из документов видно, что с первых месяцев 1990 года и на протяжении 1991 года многочисленные национальные лидеры рассматривали возможность включения в НАТО стран Центральной и Восточной Европы и такую возможность отвергали; что дискуссии на тему НАТО в контексте переговоров об объединении Германии в 1990 году отнюдь не сводились лишь к статусу территории Восточной Германии и что дальнейшие жалобы советских и российских руководителей на то, что их ввели в заблуждение относительно расширения НАТО, подтверждаются существующими записями устных и телефонных разговоров, имевших место на высшем уровне» (курсив мой – Р.М.).[4]       

Чтение этих документов не оставляет сомнений в том, что те, кто отрицает существование таких обещаний, хотя и осведомлены (или должны были быть осведомлены) об обратном, распространяют заведомо ложные сведения. А многочисленные комментаторы, используя философское определение[5] Гарри Франкфурта, несут ахинею. Как юрист-международник я хотел бы прокомментировать ситуацию с юридической точки зрения.

Да, никто не подписывал и не ратифицировал соответствующих официальных договоров по этим вопросам. Поэтому в утверждениях, что Горбачёв и Шеварднадзе проявили наивность, поверив устным обещаниям западных лидеров, хотя и зафиксированным в различных письменных меморандумах, есть доля истины. Но нет ни грана истины в утверждениях о том, что устные обещания не влекут за собой политических или даже правовых последствий.

НАТО и мнимая российская угроза Сергей Самуйлов
НАТО развернула несколько батальонов численностью до 5 тысяч человек на территории Польши и Прибалтики. Как нам реагировать? Спокойно. Следует напомнить, что в разгар «холодной войны» численность только американских войск в Европе превышала 300 тысяч военнослужащих. Сегодня их численность составляет приблизительно 60 тысяч. С таким потенциалом американцы и натовцы на нас нападать не будут.

Дело в том, что в рамках международного права существуют так называемые джентльменские соглашения в устной форме, равно как и односторонние заявления, образующие юридические обязательства. Комиссия международного права ООН (КМП), задача которой состоит в кодификации и прогрессивном развитии международного права, после изучения соответствующего опыта государств и решений Международного суда, приняла в отношении односторонних заявлений, способных образовывать юридические обязательства, «Руководящие принципы», в которых говорится: «Так же, как каждое государство обладает правомочием заключать договоры, каждое государство может обязываться посредством действий, в соответствии с которыми оно в одностороннем порядке принимает на себя юридические обязательства на условиях, указанных в настоящих “Руководящих принципах”. Такое правомочие признано Международным судом». Общепризнано также, что главы государств, главы правительств и министры иностранных дел правомочны формулировать подобные декларации в силу занимаемой должности (ex officio), то есть не обладая особыми верительными грамотами, наделяющими их всеобъемлющими полномочиями. КМП подтверждает, что «хотя преобладают письменные декларации, не редкость, что государства принимают на себя обязательства, делая простые устные заявления». Обязательность таких деклараций основывается на принципе добросовестности. Заинтересованные государства, в данном случае Советский Союз и Российская Федерация как государство-правопреемник СССР, могут принимать их во внимание и полагаться на них. Именно это СССР и сделал в 1990 и 1991 годы. КМП также подчёркивает, что «такие государства имеют право требовать соблюдения этих обязательств».

Таким образом, продвижение НАТО на восток, разрастание этого крупнейшего института холодной войны, весь смысл существования которого состоял в сдерживании ныне уже не существующего врага, было величайшей геополитической трагедией конца XX и начала XXI столетия. Оно происходило в нарушение международного права и внесло огромный вклад в размывание основополагающих принципов организации.

Не станем отрицать, что во время холодной войны НАТО играла важную уравновешивающую роль и гарантировала безопасность европейских союзников Вашингтона перед лицом миссионерских устремлений Москвы.

Однако после окончания холодной войны НАТО превратилась не только в антироссийскую, но также и в антиевропейскую организацию, ибо через посредство атлантического альянса Вашингтон лишил Европу малейшей возможности принимать независимые решения в области внешней политики, особенно в вопросах европейской и международной безопасности. Более того, поскольку военная мощь и политическое здравомыслие часто не в ладах друг с другом, а то, что бодрит душу Дяде Сэму, не обязательно должно понравиться Марианне или Деве Германии, то подобный аутсорсинг европейской безопасности уже представляет для Старого Континента немалую опасность. Естественно поэтому, что многие европейцы, особенно те, что проживают, по Рамсфелду, в «Старой Европе», считают нынешнюю напряжённость в отношениях между Россией и Западом одной из величайших глупостей нынешнего века, обязанной своим возникновением, главным образом, политике западных политических элит.

Рене Жирар пишет: «У нас определённо не выработана серьёзная политика в отношении России», «Франции срочно необходимо начинать сближение с Россией».[7] Джордж Кеннан, отец политики сдерживания СССР, ещё в 1998 году предостерегал против приближения НАТО к границам России: «Я считаю, что это начало новой холодной войны. Я считаю, что русские постепенно начнут реагировать крайне враждебно, и это скажется на их политике. Я считаю, что это трагическая ошибка. В этом не было необходимости. Ведь никто никому не угрожал. От этого расширения отцы-основатели нашей страны перевернутся в гробу. Мы обязались защищать огромное количество стран, хотя у нас нет для этого ни ресурсов, ни желания, если вдруг случится что-то действительно серьёзное. [Расширение НАТО] – это просто бездумный поступок Сената, который не очень интересуется иностранными делами». [7] В конце концов «НАТО нашла-таки оправдание для своего существования, – пишет Ричард Саква, – теперь ей необходимо справляться с угрозами безопасности, созданными её собственным расширением».[8]

Стало быть, приехали. Пути назад, в 1990-е, с их надеждами, которые так и не сбылись, нет. Что написано пером, пусть и в качестве бездумной шалости, не вырубишь топором. Самое трудное для политика – признаться в собственных ошибках или в ошибках своей страны («моя страна всегда права»). Поэтому никаких извинений я не жду, равно как и того, что кто-то станет посыпать себе голову пеплом.

Я пишу эти строки в надежде на то, что среди моих современников, особенно молодых, найдётся хоть кто-то, кто захочет извлечь уроки из ошибок, допущенных их предшественниками, и станет мыслить преимущественно в терминах коллективной безопасности, а не военных альянсов. Безопасность, достигнутая за счёт безопасности других, всегда недолговечна и иллюзорна.



[1] M. Kramer, ‘TWQ: The Myth of a No-NATO-Enlargement Pledge to Russia’, Centre for Strategic & International Studies, Spring 2009 (https://www.csis.org/analysis/twq-myth-no-nato-enlargement-pledge-russia-spring-2009

April 1, 2009)

[2] https://www.brookings.edu/blog/up-front/2014/11/06/did-nato-promise-not-to-enlarge-gorbachev-says-no...

[3] M. E. Sarotte, ‘A Broken Promise? What the West Really Told Moscow About NATO Expansion’, Foreign Affairs, September/October 2014.

[4]https://nsarchive.gwu.edu/briefing-book/russia-programs/2017-12-12/nato-expansion-what-gorbachev-hea....

[5] H. Frankfurt, On Bullshit, Princeton University Press, 2005.

[6] R. Girard, ‘La diplomatie française doit en finir avec le néo-conservatisme’, Le Figaro, Vox Monde,  29 March 2016.

[7] T.L. Friedman, ‘Foreign Affairs; Now a Word From X’, New York Times, 2 May 1998. 

[8] R. Sakwa, Frontline Ukraine: Crisis in the Borderlands (I.B. Tauris, 2015), p. 4. 



Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.

Материалы по теме

Про союзников и сателлитов
23.08.2018
Центральный фактор, отделяющий союзника от сателлита – у союзника есть выбор. Союзник выбирает такую форму отношений по своей воле, а не под давлением. И может оказаться достаточно опасным строить
Как далеко зайдёт Турция, отдаляясь от Запада?
08.08.2018
Едва ли можно сказать, что Турция порывает все связи с Западом. Основным принципом турецкой внешней политики должен быть «баланс», но жёсткий тон США может завести ситуацию в тупик. Скорее всего,

Эксперт: 
Синан Оган
Саммит НАТО: системные проблемы в тени эмоций
13.07.2018
Саммит НАТО прошёл на фоне разворачивающейся торговой войны между США и странами Европы, причины которой следует искать не в специфических воззрениях и политической манере Дональда Трампа, а в

Календарь

Мультимедиа

Популярные теги

Вестник клуба

Будьте в курсе главных событий
Подписаться