Мировая революция по трампистскому образцу – фантастика или реальность?

27.01.2017

Глобальный бунт может получить своего глобального лидера. И не где-нибудь, а в кресле президента США. Итогом может стать переформатирование всего Запада и мира по трампистскому образцу. Лев Троцкий назвал бы это мировой революцией. Естественно, на этом сценарии пока лежит большой налёт фантастики. Но разве не казалось фантастикой само избрание Трампа лишь несколько месяцев назад?

«Сегодняшняя церемония имеет особое значение. Потому что сегодня мы не просто передаём власть от одной администрации к другой – мы забираем власть у Вашингтона, округ Колумбия, и возвращаем её обратно вам, американскому народу. Слишком долго небольшая группа людей в столице нашей страны получала плоды правления, за которые платили обычные люди. Вашингтон процветал – но народу не перепадали плоды этого процветания. Политики обогащались – но рабочие места сокращались, и заводы закрывались. Истеблишмент защищал себя, но не граждан страны. Их победы не были вашими победами, их триумфы не были вашими триумфами; пока они праздновали в нашей столице, было мало причин праздновать у бедствующих семей по всей стране. Все эти изменения – которые начинаются прямо здесь и прямо сейчас, потому что этот момент – это ваше время, он принадлежит вам».
Эта пространная цитата, казалось бы, должна принадлежать какому-нибудь яркому революционеру. Её вполне мог бы произнести, скажем, Фидель Кастро, если бы коммунистическая Куба каким-то образом захватила Вашингтон. Или Лев Троцкий, который, находясь в США ровно сто лет тому назад, в начале 1917 года, устроил бы там марксистскую революцию. Или если бы вдруг, по невероятному стечению обстоятельств, кандидат от Коммунистической партии США в эпоху её борьбы и расцвета в 1970–1980-е годы победил бы на президентских выборах. Но нет. В этой фразе нет никакой исторической фантастики. Она абсолютно реальна. Это цитата из инаугурационной речи нового президента США Дональда Трампа 20 января 2017 года.

Естественно, что ничего подобного Америка в торжественных речах своих президентов еще не слышала. Это вызвало шок и критику. Одной из наиболее распространенных (и, пожалуй, наиболее мягких) характеристик этой речи стало её определение как «популистской». Об этом свидетельствует и подборка мнений ведущих экспертов клуба «Валдай», опубликованная по свежим следам на нашем портале.

Но как бы ни относиться к идеологии речи Трампа, ясно, что теперь американская и мировая политика самым серьёзным образом меняются. То, что слова Трампа не расходятся с его делами, что его предвыборные выступления не были лишь риторикой, показали первые же дни его президентства. Это выход США из Транстихоокеанского партнёрства, отмена программы медицинского страхования Обамы. Всё это демонстрирует, что так называемая «redneck revolution» оказалась гораздо мощнее, чем просто электоральная стратегия, что она сразу же становится официальной идеологией нового президента и что “redneck values” будут определять реальную политику Дональда Трампа. Как эти “redneck values” сочетаются с его миллиардами, вопрос отдельный.

Популизм ли это? Естественно, да. Но это тот популизм, который является естественным и, пожалуй, давно ожидаемым ответом на растущее отчуждение истеблишмента от широких слоёв общества не только в США, но и во многих других странах «золотого миллиарда».

Тем самым «глобальный бунт», проблемы которого обсуждал клуб «Валдай» на своём последнем заседании в октябре 2016 года, превращается из исследовательской концепции в реальность. В чём причины этого?

Одна из них состоит в том, что резкое обострение конфликтности в мире (и эскалация информационной войны как его составляющей) с 2014 года наложилось на процессы серьёзной внутренней социально-политической трансформации в западных странах. Растущее недоверие общества к мейнстримным политическим элитам, к находящемуся у руля долгие годы одному и тому же истеблишменту вылилось в открытые протесты. Здесь тоже была своя предыстория. Недовольство граждан своими элитами на Западе проявлялось и ранее (и воплощалось в антиглобалистском движении, в «Оккупируй Уолл-Стрит» – Occupy Wall Street – и схожих протестных движениях в странах ЕС). Наибольший размах эти протесты получили в Греции, где фактически сложилась революционная ситуация. Но изменения в мире после 2014 года резко обострили эти проблемы. Отказ от сложившихся правил проведения внешней политики привёл и к беспрецедентному росту информационного и медийного давления со стороны западных элит на свои собственные общества. При этом зачастую неспособность эффективно решать вызовы внутренней безопасности западных стран – мигранты, теракты, расовое расслоение в США (Фергюсон) – объяснялись исключительно внешними причинами. Всё это привело к тому, что в 2016 году мы наблюдали растущее отторжение общества от власти и в США, и в ЕС.

Это вылилось в масштабные и крайне неожиданные для элит протестные волеизъявления народа (успех референдума по Brexit, победа Трампа, исход референдумов в Голландии, Венгрии и Италии и другое). Тем самым конфликт власти и общества на Западе вступил в принципиально новую фазу. В итоге отмеченные президентом России Владимиром Путиным на заседании клуба «Валдай» осенью прошлого года противоречия между «глобализацией элит», «глобализацией для избранных» и растущими требованиями «глобализации для всех» привели к своего рода «глобальному бунту» граждан. Этот «глобальный бунт» в результате составил основную динамику политической жизни в мире в 2016 году. Он запустил процесс серьёзной и долгосрочной внутренней трансформации Запада, что, естественно, будет иметь и значимые последствия для мира в целом.

Почему в США и Европе растёт влияние популистов Пол Сондерс
Появление в США и ряде европейских стран популистских кандидатов и движений вызывает множество вопросов о природе демократии, её эффективности в качестве модели управления и её специфических особенностях как в Америке, так и за её пределами. Более всего американские и европейские элиты обеспокоены феноменом республиканского кандидата на пост президента Дональда Трампа, Brexit и схожими проявлениями недовольства действиями элит и государственных институтов по всему миру.

Патетика инаугурационной речи Трампа и его первые шаги на посту президента США приводят к тому, что этот глобальный бунт вышел за пределы маргинализированных «реднекских» слоев и внешне парадоксальным образом получил поддержку со стороны самого могущественного политического лидера в мире – самого президента США. Поэтому не будет преувеличением сказать о качественном изменении глобального бунта сегодня и его соединении (вполне возможном) с невиданными властными ресурсами. Понятно, что случаи, когда лидер несистемного протеста приходил к власти и в корне менял (или пытался менять) ситуацию в своей стране и вокруг неё, далеко не единичны.

Чтобы не углубляться в историю, из недавних событий вспомним (при всей разнице идеологий), пожалуй, Лулу да Силву в Бразилии и Алексиса Ципраса в Греции. Но всё это, разумеется, не идёт ни в какое сравнение с США.

Эта победа «реднекского бунта» в Америке, естественно, найдёт свое отражение и во внутренней политике США, но, пожалуй, особое значение она будет иметь для мировой политики. Очевидно, что для успешной реализации заявленных целей Дональду Трампу нужны будут партнёры в других странах. Партнёры, которые разделяют его приоритеты и которые в своих странах также опираются на «реднекские ценности» и способствуют их продвижению. Вынесем пока Россию за скобки этого вопроса. Поговорим о традиционных союзниках США в Европе. Очевидно, что практически все нынешние лидеры стран Европейского союза исповедуют идеологию и ценности, резко отличающиеся от трамповских. «Реднекские ценности» им вряд ли присущи.

Поэтому нетрудно предположить, что первые переговоры Трампа с руководителями ЕС и ведущих европейских стран будут достаточно сложными. Вполне возможно, что на них Трампа будут призывать «одуматься», отказаться от значительной части его предвыборной программы, сохранять статус-кво. Также вполне возможно, что это давление вызовет у Трампа раздражение и стремление найти какую-то иную точку опоры в Европе. И здесь может наступить самое главное – вполне возможное решение Трампа начать продвигать «реднекские ценности» в Европе в пику старому мейнстримному истеблишменту и поддерживать соответствующие политические силы. И тем самым начнёт реализовываться совсем неожиданное на первый взгляд измерение «трампизма», о котором пока писали крайне мало – это формирование своего рода «трампистского интернационала» в Европе и во всём мире для продвижения более или менее единой программы «реднекских ценностей» глобального бунта. Тем самым глобальный бунт получит своего глобального лидера. И не где-нибудь, а в кресле президента США. Итогом может стать переформатирование всего Запада и мира по трампистскому образцу. Вышеупомянутый Лев Троцкий назвал бы это мировой революцией.

Естественно, на этом сценарии пока лежит большой налёт фантастики. Но разве не казалось фантастикой само избрание Трампа лишь несколько месяцев назад?

Отметим также, что эти совсем новые горизонты трампизма и возможности, которые они раскрывают, быстро поняли лидеры правых национальных партий в Европе. Состоявшееся пару недель назад в Кобленце совещание несистемных правых партий пяти стран-основательниц ЕС (Франции, Германии, Италии, Бельгии и Нидерландов) достаточно серьёзно обсуждало потенциалы этого нового «трампистского интернационала» в Европе. Естественно, что поддержка Трампа (если она будет) значительно увеличивает шансы этих партий в борьбе за власть в своих странах. Тем самым «эффект домино», когда вслед за поражением старого истеблишмента в США потеряют своё положение одна за другой и мейнстримные политические элиты Европы, может стать очень сильным. Первые признаки этого мы уже видим в победе Франсуа Фийона на праймериз во Франции, провал программы Маттео Ренци на референдуме в Италии и так далее.

Мы наблюдаем, как инаугурационная речь и первые дни президентства открывают новые глобальные горизонты трампизма и могут сделать «реднекские ценности» трампизма идеологией глобального бунта. Естественно, что этот тренд пугает старые элиты Запада. Об этом открыто говорилось на последнем Всемирном экономическом форуме в Давосе. Поэтому борьба будет жёсткой.

И, наконец, где здесь место России? С моей точки зрения – рядом с Трампом.

Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.

Материалы по теме

Атлантизм распадается?
19.06.2017
Не начался ли закат трансатлантической империи США? Дональд Трамп стал президентом под лозунгом «Америка превыше всего», пообещав стране защитить её внутренний рынок, наладить сотрудничество с Россией

Эксперт: 
Алан Кафруни
Grand Challenges. Чем чреват отказ Трампа от Парижского соглашения по климату
14.06.2017
Аргументы администрации США по поводу отказа от Парижского соглашения по климату идут вне русла мирового развития. Однако американская наука и общественность понимают важность этой темы. Ведь речь
Республика кривых зеркал: что делать России?
08.06.2017
Вашингтон вот уже несколько месяцев представляет собой «республику кривых зеркал»: страну, где реальность изображается с точностью до наоборот. Реальные внешнеполитические успехи действующего

Эксперт: 
Дмитрий Суслов

Календарь

Мультимедиа

Популярные теги

Вестник клуба

Будьте в курсе главных событий
Подписаться