Китайская инициатива: «шёлковая удавка» или шанс для России?

15.05.2017

Прошедший в Пекине форум «Один пояс, один путь» призван был стать вехой на пути развития китайского проекта евразийской интеграции. Одновременно и российская сторона должна была мобилизовать ресурсы и возможности для того, чтобы не только выдвинуть, но и продвинуть свою концепцию евразийского сотрудничества, которая не полностью повторяет китайскую. Впечатления, однако, двойственные.

Несмотря на предсказуемые китайские оценки о больших успехах и исторической роли форума, по сути, ситуация с планами евразийской интеграции яснее не стала. В саммите участвовало гораздо меньше лидеров, чем того хотелось бы хозяевам. Пока не вполне понятно, будут ли страны-«молчуны» так уж активны в продвижении китайских инициатив. Индия и вовсе форум проигнорировала со ссылкой на то, что проект транзита через Пакистан, осуществляемый в рамках концепции «Один пояс, один путь» (ОПОП), нарушает её территориальные права в Кашмире. Обострение застарелого китайско-индийского спора из-за этой составной части китайского проекта – дурной признак не только для него самого, но и для сотрудничества двух держав в более широком формате, в том числе в БРИКС.

Кроме того (и это, пожалуй, главное), обнаружилось, что ОПОП – всё же больше геополитическая, чем экономическая, инициатива. С одной стороны, обеспечение мирной среды на евразийском континенте отвечает интересам России, с другой – «шёлковая удавка китайского производства», которую предполагают накинуть на Евразию, может вызвать у Москвы озабоченность.

Впрочем, пока дело дальше общих заявлений не идёт. За прошедшие три года объём реально осуществлённых проектов в рамках этой концепции (а к ним китайцы относят практически все свои проекты по маршруту инициативы) не так уж велик. Не появилось единого экономически обоснованного и содержащего конкретные показатели стратегического плана реализации идеи Си Цзиньпина. Не случайно китайцы настаивают, что ОПОП – «инициатива», это подчеркивает её расплывчатость. Стало понятно, что финансовые ресурсы Китая хотя и велики, но использоваться они будут на чисто коммерческих началах, не всегда совпадающих не только с интересами стран «Шёлкового пути», но и, возможно, с геополитическими устремлениями политического руководства.

Один путь. Россия и Китай могут решать политические проблемы через экономику Виктор Ларин
«Один пояс, один путь» – китайский проект, направленный на реализацию китайских целей, сказал в интервью ru.valdaiclub.com Виктор Ларин, директор Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН, член-корреспондент РАН. С точки зрения экономики, проект нацелен прежде всего на развитие западных районов Китая. А если учесть китайские внешнеполитические концепции, становится очевидно, что данная инициатива является продолжением политики открытости Дэн Сяопина, Цзян Цзэминя под девизом «идти вовне» – по мере роста Китая ему нужно всё больше рынков, всё больше сырья.

Что же Россия? В ответ на китайские заходы акцент был сделан на ещё более амбициозный проект Большого евразийского партнёрства. В его рамках, которые объединяют и Евразийский экономический союз (ЕАЭС), и ШОС, и даже АСЕАН, Экономический пояс Шёлкового пути (ЭПШП) – всего лишь «частность», один из проектов под «евразийским зонтиком российского производства». Однако для реализации столь амбициозных целей у России нет ни ресурсов, ни достаточно развитых интеграционных связей с многочисленными субъектами евротихоокеанского пространства.

Напомню, что эта инициатива была рождена как бы в ответ на американский план создания ТТП, реализация которого хотя и отложена, но ещё может быть вновь возобновлена. А идея сопряжения ЕАЭС и китайского проекта ЭПШП – лишь вынужденный компромисс.

На бумаге и в комментариях политологов такая модель нового типа равноправного и взаимовыгодного сотрудничества на просторах Евразии с выходом на тихоокеанские территории выглядит, конечно, красиво и соблазнительно. Да и, вроде бы, «российской национальной идее» такой глобальный замысел вполне соответствует. Вопрос только в том, кто и с использованием каких ресурсов станет эту идею реализовывать?

Как замечают индонезийцы – «главное в организации встречи – это чтобы хорошо кормили». Так что России потребуются огромные дипломатические усилия сначала для достижения понимания с потенциальными партнёрами в Евразии, а потом в наполнении этих договорённостей конкурентным содержанием. И в этом без Китая как главного центра экономической мощи в Евразии не обойтись. Так что наши планы и усилия должны как минимум не противоречить планам растущей сверхдержавы – они не могут быть реализованы без её непосредственного участия. Возрастёт ли в итоге самостоятельность российской внешней политики и внешнеэкономической стратегии на азиатско-тихоокеанском пространстве – вопрос пока открытый.

Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.

Материалы по теме

Дальний Восток – плацдарм взаимовыгодного сотрудничества России со странами АТР
15.12.2017
Новые стратегические приоритеты политики России в Азии и пути развития экономических связей в регионе стали предметом дискуссии на сессии клуба «Валдай» «Поворот России на Восток: следующее

Рубрика:
События клуба
Ли Чжэ Сын о будущем отношений России и Южной Кореи
15.12.2017
Ли Чжэ Сын, профессор и заместитель декана Высшей школы международных исследований Корейского университета, рассказывает о будущем отношений России и Южной Кореи, в сфере торговли энергоресурсами,

Рубрика:
Видео
Смогут ли НАТО и Турция вычеркнуть друг друга из списка врагов?
15.12.2017
За словом «НАТО» стоят Соединённые Штаты. Именно поэтому возможность установления Турцией плодотворных отношений с НАТО до того, как будут решены проблемы с делом Зарраба в США и вооружения

Эксперт: 
Синан Оган

Календарь

Мультимедиа

Популярные теги

Вестник клуба

Будьте в курсе главных событий
Подписаться