Итог Совета Россия – НАТО: евро-атлантическое соборование ДРСМД

Многие полагают, что дни Договора о ликвидации ракет средней дальности и меньшей дальности сочтены, пишет эксперт клуба «Валдай» Игорь Истомин, доцент кафедры прикладного анализа международных проблем МГИМО МИД России. Такой фатализм нередко сопровождается утверждениями, что соглашение в любом случае устарело, а его прекращение не приведёт к существенным изменениям устоявшегося соотношения сил в Европе. Вместе с тем России стоит быть готовой к тому, что после распада действующего договорного режима сохранить статус-кво на основе неформального взаимопонимания будет сложно.

5 июля состоялось очередное заседание Совета Россия-НАТО (СРН). С 2016 года, после перерыва, вызванного противоречиями вокруг украинского конфликта, взаимодействие в этом формате вновь осуществляется на регулярной основе, хотя и в урезанном виде (альянс продолжает блокировать рабочие контакты, допуская встречи только на уровне послов). Ежегодно проводится по две-три встречи, при этом значительная часть повестки кочует из раза в раз.

Так, в ходе июльского заседания (ставшего вторым в 2019 году) стороны обменялись ритуальными обвинениями по украинскому сюжету. По традиции поднимались разногласия относительно Донбасса, реализации Минских соглашений, а также напряжённости в районе Азовского моря. Кроме того, как и в прошлые годы, были организованы взаимные брифинги по текущей военной активности. Последние стали значимым каналом поддержания транспарентности относительно масштабных учений, проводимых Россией и НАТО. Представители блока проинформировали о прошлогодних («Единый трезубец» – Trident Juncture) и предстоящих манёврах («Динамический мореход» – Dynamic Mariner). Российская сторона рассказала о крупнейших учениях, которые она планирует провести в этом году: «Центр» и «Щит союза». Такого рода обмен сведениями на фоне наращивания военно-политического балансирования и дефицита доверия между сторонами способствует стабилизации конкурентных отношений.

Вместе с тем основным политическим вопросом стало обсуждение перспектив российско-американского Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (РСМД), находящегося на грани распада. Эта тематика оказывается центральной на встречах России и НАТО не первый раз. Ранее она стояла в повестке заседаний 31 октября 2018 и 25 января 2019 годов. Особенность нового обсуждения – то, что оно проводилось уже после начала выхода США из Договора, объявленного в феврале. Кроме того, заседание было организовано ровно за четыре недели до 2 августа – ожидаемой даты прекращения действия документа. Таким образом, встреча позиционировалась как едва ли не последняя попытка спасти Договор (всё же на 17-18 июля запланированы российско-американские консультации, когда остаётся ещё один самый финальный шанс примирить разногласия).

Есть ли жизнь после смерти контроля над вооружениями?
Андрей Кортунов
Долгое время в экспертном сообществе не хотели верить даже в гипотетическую возможность смерти контроля над вооружениями. И у нас, и на Западе эксперты исходили из того, что «этого не может быть, потому что этого не может быть никогда». Соответственно, основное внимание было сосредоточено на задачах сохранения ядерного статус-кво, сложившегося в общих чертах ещё в прошлом веке. Как загнать ядерного джина обратно в бутылку? Каким образом остановить цепную реакцию распада? На каких рубежах можно удержать оборону от наступающего ядерного хаоса? Сегодня перспектива мира без контроля над ядерными вооружениями слишком реальна, чтобы о ней не думать или чтобы от неё отмахиваться. Андрей Кортунов, генеральный директор Российского совета по международным делам (РСМД), предлагает несколько правил, которые способны сделать жизнь в новых условиях чуть менее опасной и чуть более комфортной для всех.
Мнения экспертов

Несмотря на то, что обязательства по Договору несут только Россия и США, интерес к нему европейских представителей альянса неудивителен. В 1980-х годах заключение соглашения было направлено на снижение военной напряжённости именно в Европе. В силу географической удалённости советские ракеты средней и меньшей дальности угрожать территории Соединённых Штатов не могли, а вот их союзникам по блоку – вполне. В новых условиях деконструкция договора обусловлена не только и, возможно, не столько взаимными претензиями Москвы и Вашингтона, сколько ростом ракетных потенциалов азиатских государств, в первую очередь Китая. Вместе с тем страны-участницы НАТО опасаются, что проблема «евроракет» вернётся и в их регион. Тем более, что по данным США носителями 9М729 (с которыми связываются обвинения Москвы в нарушении Договора РСМД) оснащаются в первую очередь военные части, размещённые на европейской территории России.

В этих условиях перед НАТО вновь встаёт проблема «разъединения» (decoupling). В её основе лежат страхи, что Москва сможет использовать ракеты средней и меньшей дальности для разделения альянса и победы в региональном конфликте. Применение этого оружия против портовой и иной транспортной инфраструктуры позволило бы затруднить переброску сил союзников для осуществления коллективной обороны. Между тем паритет на стратегическом уровне мог бы принудить Вашингтон к бездействию – ему предстоял бы выбор между неприемлемым ущербом непосредственно американской территории и нарушением союзнических обязательств. Страны-участницы альянса отнюдь не испытывают уверенности, что в такого рода обстоятельствах США предпочтут защиту Риги, Варшавы или Берлина сохранению Нью-Йорка, Вашингтона и Лос-Анджелеса.

Россия – глобальный ревизионист?
Андрей Сушенцов
Россия не является глобальным ревизионистом. Стратегический опыт делает её степенным наблюдателем за экспериментами более активных и подлинно ревизионистских держав. Россия убеждена, что речь идёт об отсутствии стратегического опыта, который ревизионисты теперь накапливают в результате множественных и, с политической точки зрения, провальных военных операций последних десятилетий. Но Россия, разумеется, не останется в стороне в тех случаях, когда затрагиваются интересы её безопасности, пишет Андрей Сушенцов, программный директор Международного дискуссионного клуба «Валдай».
Мнения экспертов

Опасения по поводу этих гипотетических сценариев сопровождаются осознанием, что сами европейские государства не располагают потенциалом обеспечения собственной безопасности, а его создание связано с высокими экономическими и политическими издержками. Более того, на традиционную зависимость от США в настоящее время накладывается обострение вызовов единству в альянсе. В ситуации, когда Вашингтон и так высказывает сомнения в целесообразности поддержки союзников, колебания по поводу обвинений России в нарушении Договора РСМД способны дорого обойтись европейцам. Неудивительно, что НАТО в декабре 2018 года единогласно поддержала претензии Соединённых Штатов в отношении Москвы, и с тех пор возлагает на неё единоличную ответственность за распад соглашения.

Таким образом, заседание СРН оставляло мало пространства для реального диалога, направленного на поиск компромисса. Для стран-участниц НАТО, в очередной раз потребовавших ликвидации ракет 9М729, оно выступало шансом снова оказать давление на Москву, подтвердив союзническую солидарность. Показательным элементом подготовки к обсуждению с Россией стала встреча министров обороны альянса, состоявшаяся 26 июня. После неё были впервые озвучены вероятные меры на случай прекращения действия Договора РСМД 2 августа. В частности, союзники предполагают нарастить коллективный потенциал в области разведки, наблюдения и рекогносцировки, оценить возможности наращивания сил противовоздушной и противоракетной обороны, конвенциональных сил, обеспечить надёжность и сохранность имеющегося потенциала ядерного сдерживания.

Обтекаемость обнародованных формулировок может отражать как дефицит адекватных инструментов для балансирования предполагаемых российских возможностей, так и разногласия внутри НАТО относительно приемлемых вариантов действия. Между тем эксперты выдвигают более конкретный список мер, на которые может пойти альянс. Среди них создание и развёртывание в Европе ранее запрещённых потенциалов средней и меньшей дальности, размещение в регионе американских бомбардировщиков, а также дополнительных кораблей, оснащённых системами ПРО и крылатыми ракетами, введение новых санкций в отношении Москвы. На сегодня НАТО официально отказывается только от одного варианта – размещения в Европе новых ракет в ядерном оснащении. Тем не менее и эта позиция подвергается критике ряда западных специалистов, доказывающих необходимость сохранения полной свободы рук.

Глобальный мир. Почему в современных международных отношениях большая война невозможна
Андрей Сушенцов
Множащиеся военные кризисы дают своим участникам понимание того, что глобальный мир является общей ценностью и нет политической цели, которая стоит того, чтобы им пожертвовать, пишет Андрей Сушенцов, программный директор Международного дискуссионного клуба «Валдай».
Мнения экспертов

Очевидно, что выдвигаемые ультиматумы, даже подкреплённые угрозами наращивания военного присутствия у российских границ, мало действуют на Москву. Во-первых, Россия отрицает обоснованность предъявляемых ей обвинений в нарушении Договора. Во-вторых, она сама высказывает претензии в отношении его исполнения Вашингтоном (прежде всего ввиду размещения в Румынии и Польше пусковых установок MK-41, которые в короткие сроки могут быть оснащены крылатыми ракетами). В-третьих, она убеждена, что Вашингтон в любом случае ориентирован на выход из двусторонних ограничений потенциалов средней и меньшей дальности. В целом в сложившейся обстановке любые уступки рассматриваются обеими сторонами как непозволительная роскошь и ошибочный сигнал для оппонента, что давление приносит плоды. В этой связи обсуждение Договора РСМД на июльском заседании СРН закончилось ожидаемо безрезультатно.

Подобный итог прогнозировался и подтверждает широко распространённое убеждение, что дни Договора сочтены. Такой фатализм нередко сопровождается утверждениями, что соглашение в любом случае устарело, а его прекращение не приведёт к существенным изменениям устоявшегося соотношения сил в Европе. Вместе с тем России стоит быть готовой к тому, что после распада действующего договорного режима сохранить статус-кво на основе неформального взаимопонимания будет сложно. Показательно в этом отношении заявления генерального секретаря Йенса Столтенберга, что развёртывание Москвой ракет 9М729 не может остаться без ответа, так как пассивность создаст опасный прецедент. В этой связи 2 августа может стать триггером дальнейшей активизации военно-политического сдерживания в отношениях Россией и Западом.

Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.