Финансовое расточительство Рима

Италия является третьей экономикой еврозоны. Как и большинство стран ЕС, Италия на сегодняшний день не соответствует маастрихтским критериям. Государственный долг составляет около 130% от ВВП – выше только у Греции. Тем не менее на этом фоне новое итальянское правительство во главе с Джузеппе Конте намерено проводить свой достаточно самобытный курс – отказаться от политики строгой экономии, тем самым пойдя на разрыв с Брюсселем.

Присоединение Италии к Экономическому и валютному союзу ЕС вызвало в своё время яркие дебаты и споры. На национальном уровне представители правоцентристской коалиции Сильвио Берлускони неоднократно заявляли, что маастрихтские критерии «непомерно тяжелы» и нуждаются в пересмотре. В свою очередь некоторые страны ЕС (Франция, ФРГ, Нидерланды, Испания) с подозрением относились к присоединению Италии к еврозоне в первой волне. Для Италии вхождение в клуб единой валюты стало во многом решением политическим – для страны было важно укрепить свой статус. В результате Италия была вынуждена провести серьёзную адаптацию финансово- экономического курса страны (а в последствии – и политического), при этом ориентируясь не на внутренние вызовы и потребности, а на внешние.

Италия является третьей экономикой еврозоны. Как и большинство стран ЕС, Италия на сегодняшний день не соответствует маастрихтским критериям. Государственный долг составляет около 130% от ВВП – выше только у Греции. Рейтинговые агентства продолжают снижать показатели Италии, а инвесторы с недоверием смотрят на итальянские рынки.

На этом фоне новое итальянское правительство во главе с Джузеппе Конте намерено проводить свой достаточно самобытный курс. В представленном проекте бюджета на будущий год значительная часть расходов направляется на социальные выплаты, в том числе за счёт введения так называемого «дохода от гражданства», понижается пенсионный возраст (до 62 лет с минимальным стажем в 38 лет), с 24 до 15% понижается налог на прибыль компаний, вводится шкала плоского налогооблажения (“flat tax”). Таким образом, итальянское правительство впервые решило отказаться от политики строгой экономии, тем самым пойдя на разрыв с Брюсселем.

Поможет ли Россия итальянской экономике? Нет, но да
Брюссель выступил против проекта нового итальянского бюджета из-за заложенного в него слишком большого дефицита. И сегодня Италия объективно заинтересована в финансовой поддержке из-за пределов ЕС. Речь может идти об усилении присутствия на рынке итальянских облигаций и со стороны США (поддержка «диссидентов» в ЕС отвечала бы стратегическим целям Трампа), и со стороны Китая (что вполне вписывалось бы в стратегию усиления финансового влияния Китая в странах ЕС), и, да, также и со стороны России. Подключится ли Россия к решению проблем с итальянским государственным долгом?
перейти
© РИА Новости/Михаил Климентьев
Такой проект бюджета не был принят Европейской комиссией и был направлен на доработку, в первую очередь из-за того, что предусмотренный дефицит бюджета в 2,4% от ВВП сочли в Брюсселе чрезмерным. Комиссия опасается, что предложенная социально-фискальная политика не приведёт к желанному экономическому росту, а наоборот лишь усугубит ситуацию в стране. Справедливости ради стоит отметить, что бюджеты предыдущих правительств являлись также дефицитными (правительство Паоло Джентилони – 2,4%, правительство Маттео Ренци – 3%).

Сегодняшнее итальянское правительство принципиально настаивает на 2,4% и не намерено идти на уступки или сокращать социальную часть бюджета. Проект подписан президентом страны и теперь будет обсуждаться в парламенте, где должен быть принят до конца декабря.

В этой ситуации президент страны Серджо Маттарелла вынужден играть роль посредника между Италией и Европой, он призывает итальянское правительство к конструктивному диалогу с Брюсселем.

Жёлто-зелёная коалиция Ди Майо и Сальвини продолжает зарабатывать поддержку граждан на противостоянии Рим – Брюссель (остро стоит и миграционный вопрос). В случае, если итальянская версия бюджета всё-таки пройдёт, Брюссель потеряет свои очки, показав, что не в силах держать дисциплину. Однако на этот случай у Комиссии ЕС есть право наложить санкции. И не стоит исключать, что Брюссель им воспользуется в отношении своего “enfant terrible”.

Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.