Если вода будет дороже нефти. План для Центральной Азии

Сегодня модно говорить о воде и её роли в судьбе человечества в недалёком будущем. «Вода будет дороже нефти» – вот один из основных футурологических конструктов, который предлагается экспертами и учёными на многочисленных глобальных и региональных форумах и симпозиумах, в постоянно тиражируемых ими публикациях и выступлениях на протяжении последних как минимум лет тридцати. Но политологическая мода не породила, к сожалению, серьёзных, продуманных проектов и рекомендаций на тему «что и как делать», пишет для ru.valdaiclub.com Муратбек Иманалиев, генеральный секретарь ШОС в 2010–2012 годах.

Отчаянные алармистские прогнозы по водному вопросу сегодня занимают первое место. В этом контексте Центральная Азия не является исключением.

Правда, центральноазиатские страны не одиноки в позиционировании столь пугающего людей водного противостояния. Ближний Восток, Средний Восток, Юго-Восточная Азия и так далее – во всех этих регионах существует водное противоборство. Обратите внимание, что эти проблемы в основном возникают там, где либо государства экономически несостоятельны, либо отсутствует развитие, что в обоих случаях порождает недоверие к соседу. Да и международно-правовая статусность и легитимность использования воды требует, конечно, более чёткой определённости.

Пора нам всем в Центральной Азии задуматься над тем, как и почему появляются в наших странах такие непродуманные подходы к решению водных проблем.

Убеждён, что нам, жителям Центральной Азии, пора сесть за круглый стол и, объявив, условно говоря, «водное перемирие», начать выработку основных принципов, правил, процедур, условий и результирующих констант по использованию воды в интересах всего региона. Почему? Да потому, что любое, даже самое незначительное движение в сторону многостороннего регионального соприкосновения должно иметь соответствующие признаки и параметры цивилизованного международного сотрудничества. И вообще, формирование пространства международного сотрудничества и межгосударственных отношений в Центральной Азии – это требование и императив сегодняшнего дня.

Очевидно, что в число основополагающих принципов водных отношений должны войти принципы международного права, в том числе равенства, сотрудничества и справедливости. Поддерживающим и движущим их механизмом должен стать гибкий, но конструктивный компромисс на основе всеобъемлющего учёта интересов каждой из сторон. При этом все участники переговорного процесса должны помнить о том, что общерегиональные интересы могут быть выше в рамках работы над формулированием принципов.

Речь идёт не только об общих принципах. Важны и специфические принципы, которые, с одной стороны, дополняют общеизвестные, в том числе международные, а с другой – являются самостоятельными с точки зрения географической привязанности, региональных норм, регулирующих водные отношения.

В этой связи я полагаю возможным изучить и взять на вооружение принцип межотраслевого баланса интересов. Речь идёт о том, что договорённости по водным вопросам должны быть совместимы с договорённостями сторон по транспортно-коммуникационным и энергетическим проблемам. Но нередко водные, энергетические и транспортные вопросы пытаются регулировать не совпадающими с реалиями жизни ни по форме, ни по содержанию международными и межгосударственными договорённостями. Хотя, для Киргизии, например, эти отрасли экономики являются взаимопроникающими и взаимосвязанными. Поэтому, с нашей точки зрения, одно неотделимо от другого.

Если посмотреть на карту Центральной Азии, то речные нити Амударьи и Сырдарьи как бы двумя клещами охватывают практически весь регион. Нет страны, по территории которой не протекала бы одна из упомянутых рек. Эта ситуация делает все страны взаимосвязанными. Сезонность и объём попусков воды, изменения русла, строительство каких-то каналов и водохранилищ меняет естественную картину бассейна рек и серьёзным образом влияет на климат, состояние водного баланса, ледников, опустынивание и много другое. Поэтому принцип компенсации чрезвычайно необходим для сохранения водно-экологического баланса.

Предвидя серьёзные возражения, выскажу одно соображение о том, что компенсаторный фактор важен для всех стран региона. В частности, накопление воды для удовлетворения потребностей стран «нижнего течения» вынуждает государства «верхнего течения» идти на определённые прямые и косвенные затраты, которые должны быть компенсированы общими усилиями и средствами всех стран, а не только «верхних». Например, внимание всех участников «водного процесса» должно быть обращено на то, что водные ресурсы региона – это не только трансграничные реки, но большое количество ледников, рек, естественных водоёмов и подводных ресурсов, которые должны быть сохранены для всех стран региона. Но, как известно, проблема исчезновения ледников является задачей и соответствующими финансовыми и материальными затратами «верхних» государств. Крамольны ли мысли о необходимости участия всех стран Центральной Азии в этом процессе?

Очевидно и понятно то, что необходимые потребности «верхних» и «нижних» должны быть справедливо распределены между всеми ресурсами всего региона. Разумеется, этот подход требует серьёзного и тщательного изучения, предварительных договорённостей и комплексной доработки.

Полагаю, что наступило время для формирования всеобъемлющей нормативно-правовой базы в целях использования горных систем как наиболее уязвимой для человека среды обитания. В этом контексте было бы целесообразно политикам, юристам, иным специалистам и экспертам всего региона Центральной Азии подумать о разработке и адаптации международного горного права, в котором были бы отрегулированы основные положения и инструменты о трансграничных водных ресурсах в географической связке «горы – долины». Точно так же, как в Аральском комитете участвуют все страны региона.

Все страны региона должны чётко и недвусмысленно придерживаться не только соответствующих принципов «водного» партнёрства, но и определённых правил и процедур.

Экологический кризис и политические дилеммы: как жить в более тёплом мире?
12 декабря на площадке Клуба «Валдай» состоялась дискуссия, посвящённая вопросам изменения климата в мире. Речь однако же, шла не только о природном, но и о политическом, идеологическом и даже философском измерениях нынешнего кризиса. В рамках заседания были представлены три непохожие одна на другую точки зрения, позволившие взглянуть на проблемы экологического кризиса с разных сторон.
перейти
© 2018 Francois Mori/AP

В частности, речь идёт о важном правиле – избегать возникновения конфликтов. Превентивные действия стран региона должны предупреждать возможность проявления так называемых «сгустков напряжённости». А для этого, как мне представляется, необходимо было бы открыть постоянно действующий круглый стол, диалоговую площадку или что-то подобное, который должен заседать не менее одного раза в квартал с целью предупреждения проблем. Его участниками могли бы стать представители правительств, общественных организаций и другие. В целом усилиями всех стран центральноазиатского региона требуется сконструировать протяжённый по времени и диалектике, плотный по юридической, политической и иной содержательной наполненности и гибкий, динамичный по набору механизмов коридор сотрудничества.  

Применение этого правила по избеганию возникновения конфликтов требует действия другого правила – не навреди соседу. Тут важна транспарентность всех предусматриваемых акций. Строительство различных гидротехнических сооружений, изменения русла рек, проведение военных учений, перемещение войсковых соединений – всё это должно быть согласовано, во всяком случае – информация о такого рода действиях должна стать достоянием соответствующих служб соседних государств. При возникновении непонятной ситуации необходимо применение правила – переговоры прежде всего.

Речь идёт не только об официальных внешнеполитических или иных правительственных органах, но и об общественных организациях и общественной дипломатии. Однако, к сожалению, общественная дипломатия, как и дипломатия официальная, имеет определённые ограничения, правда, границы той и другой очерчиваются по-разному. Поэтому комплексное применение возможных вариантов имеет рациональный характер.

Понятно, что таких принципов, правил, процедур может, конечно, быть больше, чем упомянуто в данном опусе. Нужна серьёзная совместная работа по формированию цивилизованного международного пространства в Центральной Азии.

Решая проблему хлопковой независимости, СССР за 30 лет упустил (намеренно или нет – это другой вопрос) проблему водного баланса Аральского моря, которое, перестав получать воду из рек Амударьи и Сырдарьи, постепенно высохло примерно на три четверти, что в свою очередь повлекло за собой серьёзные изменения:

  • Преобразование климата во всех странах Центральной Азии, включая более высокую частоту песчаных бурь, засорение ледников, расширение ареала опустынивания в Центральной Азии и так далее.

  • Монокультурный перевес в экономике оказал весьма печальное влияние на профессиональную, экономическую и гуманитарную ориентацию местного населения, включая, например, исчезновение рыбного хозяйства в районе Арала.

  • Демографические перемены – размещение и перемещение людских масс в регионе, примыкающем к Аральскому морю и так далее.

И наконец, последнее. Арал – одна из мировых экологических катастроф, коих, правда, на земле немало.

Глобальное потепление
Каждый из нас является природным фактором, формирующим климат. Большие города как минимум на 5–6 градусов теплее, чем окружающие их территории. По прогнозам некоторых экспертов, глобальное потепление в результате приведёт к жестоким засухам, наводнениям и неурожаям, а это в свою очередь будет способствовать появлению экологических беженцев. Можем ли мы предотвратить экологическую катастрофу? Смотрите в инфографике #valdaiclub. Инфографика подготовлена к дискуссии, посвящённой вопросам изменения климата в мире, которая пройдёт 12 декабря в клубе «Валдай».
перейти
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.