Мнения экспертов Восточный ракурс
Ближний Восток: каждый сам за себя

О перспективах создания системы коллективной безопасности на Ближнем Востоке, региональных противоречиях и влиянии внешних сил рассказал в интервью ru.valdaiclub.com в кулуарах Ближневосточной конференции Клуба «Валдай» председатель Совета ПИР-Центра, генерал-лейтенант запаса Евгений Бужинский.

Идея системы коллективной безопасности на Ближнем Востоке вызывает скептицизм в силу целого ряда объективных причин. Во-первых, здесь много игроков, претендующих на ведущую роль. Прежде всего это Саудовская Аравия и Иран, взаимодействие между которыми сильно осложнено межконфессиональными противоречиями. Также это Египет, который исторически считался лидером Ближнего Востока, а сейчас столкнулся с ожесточённой конкуренцией со стороны тех стран, которые 30–40 лет тому назад не могли претендовать на какую-то роль, помимо денежного мешка и спонсора. Наконец, это Турция, которая теоретически могла бы вступить в союз с Саудовской Аравией. Турции саудовские деньги никогда не мешали, и она их с удовольствием принимает. Более того, Турция даже помогает саудовцам в плане подготовки вооружённых сил. Однако пока сложно представить себе альянс, в котором одна из двух этих стран признает себя ведомой. Поэтому планы США слепить что-то вроде ближневосточного НАТО обречены на неудачу: в перспективе я не вижу какой-либо стройной системы коллективной безопасности на Ближнем Востоке.

Первая задача сегодня – закончить конфликт в Сирии и приступить к экономическому восстановлению страны. В одиночку Россия не потянет этот процесс, но с точки зрения перспектив это очень важно: Сирия всегда была страной на перекрёстке всех дорог и торговых путей на Ближнем Востоке. Сейчас нужно, чтобы там всё успокоилось. Судя по разговорам с сирийцами, как минимум 50% населения страны, вне зависимости от конфессиональных предпочтений, проголосовали бы за Асада, если бы выборы состоялись сейчас. Поэтому лозунг «Асад должен уйти» абсолютно бесперспективен, тем более что и альтернативы ему практически нет. 

Как выстроить систему внутренней стабильности на Ближнем Востоке
Государствам ближневосточного региона внушают, что любая система коллективной безопасности пойдёт на пользу их геополитическим интересам. Но если иностранные субъекты искренне стремятся к устойчивому миру и стабильности в регионе, то лучшей политикой будет в первую очередь поддержка укрепления национальных систем, а уж затем поиск системы коллективной региональной безопасности, считает Кайхан Барзегар, директор Центра ближневосточных стратегических исследований, спикер третьей сессии Ближневосточной конференции Клуба «Валдай».
перейти
© 2019 Hani Mohammed/AP
Во-вторых, нужно что-то сделать с Ливией. События в Ливии отнюдь не способствуют стабилизация региона Северной Африки. С Хафтаром или с лидерами из Триполи – но всё равно нужно договариваться – очень надеюсь, что при российском посредничестве. В американское посредничество я не верю, слишком уж свежи воспоминания. Даже те люди, которые ненавидели Муаммара Каддафи, не могут не признать, что при нём Ливия была самой преуспевающей страной Ближнего Востока и Северной Африки, и, помня о том, что сделали с ливийским лидером, вне зависимости от их отношения к прежнему режиму, они не готовы идти в объятия к американским партнёрам.

И третье – нужно, насколько это возможно, предотвратить конфликт с Ираном. Настойчивость Израиля, с которой он пытается мобилизовать Запад и конкретно США в своём неприятии Ирана не только как регионального лидера, а просто как страну, имеющую право на существование в том виде, в котором она сейчас, то есть под религиозным руководством, вызывает тревогу.

Политика стран Запада влияет на ситуацию в регионе в отрицательном плане. Я признаю, что какой-то вклад в разгром ДАИШ (запрещено в РФ – ред.) они внесли. Собственно, что такое «коалиция»? Они говорят, что это союз 69 стран, но фактически основную тяжесть несут США, Франция, Германия, Великобритания и Австралия, все остальные просто демонстрируют флаг в этой коалиции. Что же касается США, то их методы борьбы с ДАИШ иначе как варварскими не назовёшь. Самый наглядный пример – это Ракка. Очень много было разговоров о том, как Россия действует в Алеппо, как она наносит бомбовые удары – хотя наши удары были точечными, чему свидетельство то, что Алеппо был разрушен не российскими ВКС, а отрядами ДАИШ., После того, как Алеппо был очищен от боевиков, он функционирует – да, полуразрушенный, но тем не менее город живёт, восстанавливается, и сирийцы туда возвращаются, причём в очень приличных количествах.

Другое дело – Ракка. Город разрушен в пыль, на улицах до сих пор валяются трупы. Какое отношение может быть у простых сирийцев, которые хотели бы вернуться в Ракку в свои дома, но даже думать об этом не могут, потому что, во-первых, домов уже нет, а во-вторых, возвращаться туда опасно. Поэтому я лично оцениваю роль этой коалиции негативно. И ещё раз повторяю – это не коалиция, а Соединённые Штаты и несколько их непосредственных самых ближайших союзников. 

Нир Розен: Война в Сирии ещё не окончена
Война в Сирии лишь вступает в новую фазу, пишет Нир Розен, специальный советник по Сирии и Ираку в Центре гуманитарного диалога, спикер второй сессии Ближневосточной конференции Клуба «Валдай». Сирия разрушена и реконструкции не подлежит. Не будет никаких политических изменений, а возвращение беженцев будет минимальным. Страна никогда не вернётся к тому, что было. А если ничего не изменится, то возникнет угроза нового социального коллапса.
перейти
© Клуб «Валдай»
Наша дипломатия, особенно её ближневосточный сектор, работает крайне эффективно. В настоящий момент на Ближнем Востоке нет страны, с которой у России были бы напряжённые, плохие отношения, либо совсем не было отношений. Во времена Советского Союза у нас действительно не было никаких отношений с Саудовской Аравией. Были очень сложные отношения с монархиями Залива. Были очень хорошие отношения со странами, которые мы поддерживали – Ливия, Египет, Сирия, Судан, в 1990-е годы всё это рассыпалось. Сегодня же все ищут нашего посредничества. Взять, например, Египет. У египтян хорошая историческая память, они помнят нашу поддержку в 1970-е годы и нашу позицию, когда свергли Мубарака. США, которым Мубарак верой и правдой служил на протяжении 30 лет и был главным проводником их политики на Ближнем Востоке, тут же его предали, объявили чуть ли не преступником, кровавым диктатором, и поаплодировали пришедшим к власти «Братьям-мусульманам». Россия в этом плане заняла очень взвешенную позицию, и приветствовала возвращение светских властей – несмотря на то, что они были в военных мундирах.

Вообще, все попытки навязать демократию западного толка в странах, которые основаны на племенных принципах, бесперспективны. Россия этим не занимается и поэтому у неё сегодня прекрасные отношения, например, с Саудовской Аравией, несмотря на окрики из Вашингтона. Развивается военно-техническое сотрудничество, а оно в странах Ближнего Востока всегда было и будет фундаментом, о чём свидетельствует и позиция Трампа, который заключил с Эр-Риядом контракт о поставках вооружений на 110 млрд долларов и преподносит это как свою победу, не особо заботясь об общих ценностях. 

Процессы на Ближнем Востоке свидетельствуют о запросе на многополярный мир
Во вторник, 19 февраля, в Москве началась восьмая Ближневосточная конференция клуба «Валдай» «Ближний Восток: новый этап, старые проблемы?». В пленарной сессии приняли участие высокопоставленные дипломаты из России и стран региона, которые изложили своё видение процессов, происходящих на Ближнем Востоке и вокруг него.
перейти
© Клуб «Валдай»
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.