Аргентина: выборы прошли, проблемы остались

10 декабря 2019 года в Аргентине вступит в должность президента Альберто Фернандес. Новый глава государства с места в карьер будет вынужден решать комплекс жизненно важных задач, прежде всего, в экономической области. О стратегических задачах Фернандеса, внешне- и внутриполитических, пишут эксперты Пётр Яковлев и Наиля Яковлева.

Электоральный марафон 2019 года в Аргентине завершился 27 октября избранием на пост президента кандидата от избирательного альянса «Всеобщий фронт» Альберто Фернандеса. Новый глава государства вступит в должность 10 декабря и с места в карьер будет вынужден решать комплекс жизненно важных задач, прежде всего, в экономической области.

Многие из этих проблем копились десятилетиями, но их решение носит срочный характер и не терпит отлагательств. В их числе: отмена или сохранение ограничений на доступ граждан к их валютным счетам (так называемое cepo), введённых Центробанком в ночь после выборов по просьбе победившей стороны. Дело в том, что с приходом к власти оппозиции прогнозировалось очередное резкое обесценение национальной валюты и массовый вывод долларовых накоплений из местных банков. Изначально введение cepo рассматривалось как временная мера, на которую нынешний лидер Маурисио Макри согласился, чтобы обеспечить стране мирный транзит власти в период между выборами и передачей власти. Но, памятуя о временах президентства Кристины Фернандес де Киршнер (2007–2015), избранной 27 октября на пост-вице-президента, аргентинские граждане буквально застыли в ожидании главного для них решения новых властей.

Протесты в Латинской Америке: снова «пылающий континент»?
Руслан Костюк
В каждой стране Латинской Америки за протестами стоят свои внутренние силы, имеющие различные внешнеполитические предпочтения, пишет профессор СПбГУ Руслан Костюк. Так, если в Боливии за «право-автономистской» оппозицией маячит тень ориентированного на США патроната, то в Эквадоре объединение индейских организаций имеет чётко радикальный левый профиль и, соответственно, принадлежит к антиамериканскому (против США) сегменту эквадорской общественно-политической парадигмы. Но «общий знаменатель» тут в том, что ни в одном из данных случаев власти не сумели в полном объёме решить серьёзные социально-политические вызовы, с которыми сталкиваются их страны.

Мнения экспертов

В числе других неотложных приоритетных задач следует назвать обуздание инфляции, составляющей около 60% в годовом исчислении (третье место в мире после Венесуэлы и Зимбабве), а также достижение договорённости о реструктуризации государственного долга, объём которого достигает порядка 90% ВВП. Среднесрочной программой действий аргентинских властей должно стать устранение макроэкономических дисбалансов, сдерживание роста и (по возможности) сокращение внешнего долга (свыше 280% ВВП), налаживание отношений с мировыми кредитными организациями и инвестиционными фондами, обеспечение притока в страну иностранных капиталовложений и создание условий для увеличения инвестиций местных компаний в основной капитал. Кроме того, кабинету министров придётся добиваться увеличения доходов государственного бюджета путём налогового манёвра, стимулировать наращивание валютных резервов, не допустить увеличения безработицы и падения жизненного уровня большинства населения.

Не менее сложна будущая международная экономическая повестка нового правительства. Прежде всего, остро стоит проблема взаимодействия с внешнеторговыми партнёрами в целях расширения рынков для товаров национального экспорта. Аргентина болезненно реагирует на перепады мировой конъюнктуры, испытывает на себе негативные последствия замедления темпов роста глобальной экономики, страдает от протекционизма США и развязанных Вашингтоном «торговых войн». Актуально стоит вопрос и о выравнивании товарооборота с Китаем, который в 2018 году для Аргентины был сведён с огромным дефицитом в размере около 8 млрд долларов.

Центральное место в сфере внешнеэкономических связей Буэнос-Айреса занимают отношения с Бразилией – крупнейшей латиноамериканской экономикой и ключевым партнёром Аргентины в интеграционной группировке МЕРКОСУР. Несмотря на вызванное экономическими неурядицами в обеих странах падение объёма двусторонней торговли (с 39,5 млрд долл. в 2011 году до 26,9 млрд долл. в 2018 году), Бразилия остаётся главным торговым контрагентом, на долю которого приходится свыше 21% всей внешней торговли Аргентины. И в данном случае товарообмен традиционно складывается не в пользу аргентинской стороны, хотя и не в таких масштабах, как с КНР: в 2018 году отрицательное сальдо составило около 4 млрд долларов. Но главное, что между двумя странами налажено широкое инвестиционное и производственное сотрудничество в энергетике, автомобильной промышленности, машиностроении, пищевкусовой отрасли, сельском хозяйстве, банковской сфере и так далее, что делает аргентинскую и бразильскую экономики не просто тесно связанными, но взаимозависимыми.

Стратегической задачей Фернандеса будет как минимум сохранить высокий уровень аргентино-бразильского взаимодействия, не допустить резкого ухудшения отношений. Сделать это будет непросто, учитывая идейно-политические расхождения между президентом Бразилии Жаиром Болсонару, стоящим на правопопулистских позициях, и новым аргентинским руководством, тяготеющим к левым латиноамериканским режимам. В частности, А. Фернандес и Ж. Болсонару придерживаются диаметрально противоположных подходов к вопросам урегулирования венесуэльского кризиса.

Повторить историю. Чем вызвана волна протестов в Латинской Америке
Людмила Окунева
Латиноамериканские общества остро негативно реагируют на колоссальные социальные издержки неолиберализма, означающие свёртывание социальных программ и ведущие к углублению социального неравенства. В конце 1990-х годов именно протест против неолиберализма привёл к «левому повороту» и реализации мощных социальных программ. И сейчас мы стали свидетелями того же самого протеста, но уже в новых условиях. Ясно одно: удержаться у власти нынешние «верхи» могут, лишь показав готовность своевременно реагировать на запросы общества, считает Людмила Окунева, доктор исторических наук, профессор, заведующая кафедрой истории и политики стран Европы и Америки МГИМО МИД России, главный научный сотрудник Института Латинской Америки РАН.
Мнения экспертов

Возможно, пробным камнем прочности аргентино-бразильского сотрудничества станет судьба соглашения о свободе торговле между МЕРКОСУР и Европейским союзом, подписанного 28 июня 2019 года на полях саммита «Группы двадцати» в Осаке. Речь идёт о создании крупнейшей в мире зоны свободной торговли, в которую войдут страны с населением порядка 800 млн человек. Сейчас товарооборот между МЕРКОСУР и ЕС сравнительно скромный – немногим больше 100 млрд долл., что обусловлено существующими торговыми барьерами и совершенно не отражает возможности этих государств.

Аргентина и Бразилия кровно заинтересованы в расширении своего экспорта на ёмкий европейский рынок и по логике вещей должны активно сотрудничать, добиваясь ратификации соглашения парламентами всех стран-участниц.

Задача, прямо скажем, сложнейшая. Уже ближайшее будущее покажет, что возьмёт верх в аргентино-бразильских отношениях: идейные разногласия или торгово-экономический прагматизм. От того как пройдут эту развилку Буэнос-Айрес и Бразилиа, будет зависеть и общий политический климат в Латинской Америке, и роль региона в динамично меняющейся мирохозяйственной системе.

Уроки саммита «Группы двадцати» в Осаке и дивный новый мир
Жак Сапир
Прошедшая в Осаке в конце июня 2019 года встреча «Группы двадцати» была отмечена маленькой революцией: впервые в итоговом коммюнике опущена неизменная фраза о достоинствах многостороннего уклада. Это важнейшая перемена, которой комментаторы не придали должного значения. Но она не единственная. По всей видимости, мы вступаем в новый мир, где снова будут править бал государства, считает Жак Сапир, профессор экономики Парижской Высшей школы социальных наук (EHESS) и МГУ имени М.В.Ломоносова.
Мнения экспертов
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.