Сотрудничество на евразийском периметре: длинный путь в будущее
Нью-Дели, Shahjehan Hall, Taj Palace Hotel
Список спикеров

Многостороннее сотрудничество в Большой Евразии и по её неотъемлемому периметру, где важнейшим игроком является Индия, вызывает больше вопросов, чем ответов. Однако позитивен сам факт активного многостороннего диалога в регионе, который ещё два-три десятилетия назад был лишь полем противостояния внешних игроков. Большая Евразия – и её внешний периметр от Ченнаи в Индии до Владивостока в России – вступает в новую, многообещающую эпоху своего развития.

15 января в Дели, в рамках ежегодного форума “Raisina Dialogue”, состоялась сессия клуба «Валдай» под названием «От Владивостока до Ченнаи: новая дуга сотрудничества в возвышающемся Римланде». В сессии приняли участие генеральный секретарь Шанхайской организации сотрудничества, бывший глава МИД Узбекистана Владимир Норов, член парламента Индии Маниш Тавари, член-корреспондент РАН Сергей Афонцев, представители экспертного сообщества США и Китая. Модератором и организатором сессии был программный директор клуба «Валдай» Тимофей Бордачёв. Подобранный организаторами состав участников позволил осветить важные вопросы, связанные с выстраиванием многоуровневых межгосударственных отношений на периметре большого евразийского пространства, провести содержательную дискуссию относительно основных проблем национальных стратегий в данном регионе, роли многосторонних институтов, на первом месте среди которых находится ШОС – наиболее представительная сейчас по населению входящих в неё стран региональная организация. Дискуссия имела предсказуемо разновекторный характер, что отражало палитру мнений, национальных интересов, стратегий стран региона Большой Евразии, включая Индию.

Будущее стран ШОС: о программе сотрудничества до 2035 года
Улугбек Хасанов
ШОС становится более гибкой, мобильной, адекватно реагирующей на системно-структурные изменения в экономике, особенно на фоне устаревающих глобальных институтов международных отношений. В обозримой перспективе её масштаб и потенциал сделают её трансрегиональным институтом. ШОС сохранит свою привлекательность для стран в качестве эффективной площадки для сотрудничества и диалога и сыграет существенную роль в мировых процессах. О новой редакции программы многостороннего торгово-экономического сотрудничества стран ШОС до 2035 года пишет Улугбек Хасанов, профессор Университета мировой экономики и дипломатии МИД Республики Узбекистан.
Мнения экспертов

В своём вступительном слове Тимофей Бордачёв подчеркнул, что три ведущие евразийские державы – Россия, Китай и Индия – должны на экспертном и политическом уровне двигаться к пониманию параметров своего взаимодействия во имя мира и процветания всего региона. Тем более что сама конфигурация сил способствует именно сотрудничеству и укреплению многосторонних институтов взаимодействия – таких, например, как ШОС, участниками которой являются наряду с рядом средних и малых стран Индия, Китай и Россия.

Надо отметить, и это высветило выступление американского участника, что из-за океана конфигурацию в Евразии видят скорее как баланс сил и рассчитывают в этих условиях выстраивать свою игру, которая заключается в том, чтобы не допустить ни одну из больших евразийских держав занять доминирующую позицию. Остальные участники дискуссии видели евразийское будущее, включая его морское измерение как кооперативную среду, ориентированную на новые возможности сотрудничества, а не конкуренции. Сейчас, похоже, американское прочтение региональных отношений всё чаще противоречит наиболее распространённым подходам, которые в условиях общей глобальной неопределённости стараются быть ориентированными на укрепление региональных структур и форматов, рассматривают существующие на этом уровне проблемы не в качестве системных факторов стратегического характера, а в качестве вопросов, нуждающихся в решении на общем конструктивном фоне отношений.

Обмен мнениями участников панельной дискуссии и сессия вопросов и ответов позволили сделать несколько важных для региональной политики и развития выводов.

Во-первых, политическое многообразие Евразии и относительно недавние сроки начала взаимодействия между странами региона сохраняют дискуссию о многоплановом сотрудничестве на уровне сравнения национальных повесток и приоритетов. По сути, Большая Евразия как политический регион – это новое и молодое явление. Исторически она была расколота на азиатские страны, стремящиеся к завершению своей постколониальной эмансипации, и Россию, которая «нависала» над Евразией, оставаясь при этом европейской державой и империей. Такой раскол позволял стратегическому планированию США и Европы рассматривать Евразию как конкурентное поле, где ставку можно делать на отличающиеся интересы разных игроков. Классика – противопоставление евразийского Хартленда в лице России и Римланда в лице держав, тяготеющих к морским пространствам Юга.

Сейчас этот раскол только начинает преодолеваться, вступление Индии в ШОС оказалось важным символическим и политическим шагом на этом пути. Но пока отставание региона от Евроатлантики в смысле собственного осознания в качестве целостного сообщества является очевидным. Хотя движение в сторону от этой обречённой парадигмы началось, что не может не беспокоить ведущих игроков на Западе.

Это касается и деятельности многосторонних институтов, работе ключевого из которых было посвящено выступление Владимира Норова. Изначальная проблема всех многосторонних межгосударственных объединений в Евразии – отсутствие у них «заточенности» на решение проблем, выходящих за узкорегиональные вопросы или за реализацию стратегии стран-участниц на локальном уровне. Современная эпоха требует от них, в Евразии – ШОС в первую очередь, обсуждения глобальных или макрорегиональных вопросов и предложения своих решений. Но пока здесь предстоит пройти ещё долгий путь. Вместе с тем, и выступление генерального секретаря ШОС это подтвердило, организация постепенно расширяет фактический круг своих компетенций. Вступление Индии как страны, способной продвигать масштабные проекты, такой эволюции только способствует.

Во-вторых, Индия пока не имеет собственной чёткой и артикулированной позиции в отношении будущего Индо-тихоокеанского партнёрства и своего участия в широких евразийских процессах. Страна стремится получить экономические и политические преимущества от участия в ряде больших форматов, но делает это на пути к собственному становлению в качестве глобальной державы. Ограничители, свойственные экономическому и социальному развитию Индии, становятся здесь важными факторами, ограничивающими внешнеполитическую активность. Кроме того, Индия, под руководством правительства Нарендры Моди, вступила в сложный и продолжительный процесс становления в качестве национального государства. Элементы и последствия этого процесса, по мнению наблюдателей, могут оказать дестабилизирующий эффект на саму устойчивость индийской державы. Поэтому пока страна ограничивается тактическими задачами и «ищет» себя на макрорегиональной и международной аренах. В этом Индия отличается от двух других важнейших евразийских держав – России и Китая.

Россия восстановила свои позиции в качестве международного игрока после кратковременного провала, связанного с разрушением СССР и экономическими реформами. Китай, в свою очередь, накопил силы для возвращения к традиционной для себя позиции богатого центра, предлагающего малым и средним странами средства для реализации национальных программ развития. Индия не располагает военной мощью России и финансовыми возможностями Китая и поэтому может их дополнить как третий важнейший евразийский игрок. Но концептуализация такой роли потребует времени.

В целом позиция Индии в отношении концепции Индо-Тихоокеанского пространства значительно отличается от американской. Индия только отчасти видит эту концепцию в качестве инструмента сдерживания Китая. В основном же она служит средством продвижения индийских интересов, в первую очередь – укрепления отношений с экономически развитыми странами Южной и Восточной Азии, Океании. Сдерживание Китая – это для Индии приоритет второго уровня.

Индия, Россия и Индо-Тихоокеанский регион сотрудничества. Или соперничества?
Ниведита Капур, Нандан Унникришнан
Подъём Азии в целом и Китая в частности резко изменил геополитические контуры Индо-Тихоокеанского региона, благодаря которым возник и более масштабный миропорядок. Став частью политического лексикона, концепция ИТР служит признанием важности происходящих изменений и отражает опасения и перспективы множества действующих лиц. Подробнее о месте Индии и России в ИТР пишут эксперты Ниведита Капур и Нандан Унникришнан.
Мнения экспертов

В-третьих, международная экономическая конъюнктура способствует развитию сотрудничества на макрорегиональном уровне. Постепенное осыпание всей архитектуры глобального экономического управления и объективные процессы – локализация производства и потребления – неизбежно ведут к усилению регионального вектора многостороннего регулирования. Здесь ведущим державам Евразии нужно только ловить ветер перемен в свои паруса. Тем более что всё заметнее протекционистская политика США и Европы будут этому способствовать.

Традиционно в последние годы важным вопросом оставалась способность Китая адаптировать свои многократно возросшие возможности к региональной среде. Главная проблема стратегического характера в Евразии – опасения малых и средних стран по поводу того, что Китай будет неизбежно двигаться к доминированию и они должны будут ему в этом противостоять, защищая свой суверенитет. Отчасти такие опасения разделяет и Индия. Китай, со своей стороны, пытается двигаться в сторону большей внимательности к чувствам и озабоченностям своих региональных партнёров. Большую роль в этом движении играет Россия, втягивающая Пекин в форматы многостороннего сотрудничества. Однако в целом несоизмеримость возможностей Китая на региональном уровне остаётся сложной и долгосрочной проблемой.

Подводя итог, можно констатировать, что многостороннее сотрудничество в Большой Евразии и по её неотъемлемому периметру, где важнейшим игроком является Индия, вызывает больше вопросов, чем ответов. Однако позитивен сам факт активного многостороннего диалога в регионе, который ещё два-три десятилетия назад был лишь полем противостояния внешних игроков. Большая Евразия – и её внешний периметр от Ченнаи в Индии до Владивостока в России – вступает в новую, многообещающую эпоху своего развития.

Глобальный Китай и страхи его соседей
Антон Беспалов
«Скрывай свою силу, дожидайся удобного часа», – говорил Дэн Сяопин. В последние годы Китай всё громче заявляет о себе на мировой арене. Удобный час настал? По мнению многих наблюдателей, посредством своей масштабной инициативы «Пояс и путь» Китай перестраивает Евразию под свои нужды. Так ли это и насколько интересы азиатского гиганта сопрягаются с интересами его соседей – объясняют эксперты клуба «Валдай».
Мнения экспертов