Дипломатия саммитов в условиях «двойной заморозки»
Дискуссионная площадка клуба «Валдай» (Москва, улица Большая Татарская, дом 42)
Список спикеров

26 апреля в клубе «Валдай» состоялась экспертная дискуссия по итогам встречи президента России Владимира Путина и лидера КНДР Ким Чен Ына во Владивостоке. Участники обсудили возможности России по урегулированию ситуации на Корейском полуострове, вопросы двустороннего сотрудничества, а также внутри- и внешнеполитическую стратегию северокорейского руководства.

Внешнюю политику Ким Чен Ына с некоторых пор характеризуют как «дипломатию саммитов». Лидер КНДР четыре раза встречался с председателем КНР Си Цзиньпином, дважды – с президентом США Дональдом Трампом. Встреча на высшем уровне во Владивостоке – продолжение этой линии. Несмотря на то, что результативность таких встреч часто ставится под сомнение (так, ханойский саммит Ким-Трамп был вообще объявлен провальным), они работают на международную репутацию Кима и его авторитет внутри КНДР. Однако что же эта встреча дала России?

По мнению Глеба Ивашенцова, чрезвычайного и полномочного посла России в Республике Корее (2005–2009), этот саммит был более чем своевременным и позволил лидерам двух стран лично услышать позиции друг друга по имеющимся на Корейском полуострове проблемам. Он отметил, что, судя по итогам встречи, «во многом их видение совпало, хотя в чём-то оно расходится».

Путин – Ким: есть о чём поговорить
Глеб Ивашенцов
24–25 апреля во Владивостоке состоится российско-северокорейская встреча на высшем уровне. Она давно назрела – особенно на фоне того, что Ким Чен Ын уже провёл четыре встречи с Си Цзиньпином, три – с Мун Чжэ Ином и две с Дональдом Трампом. Руководителям России и КНДР есть о чём поговорить, пишет Глеб Ивашенцов, чрезвычайный и полномочный посол России в Республике Корея (2005–2009), вице-президент Российского Совета по международным делам.
Мнения экспертов

Политика России в отношении Корейского полуострова диктуется прежде всего стремлением не допустить его превращения в зону конфликта. Но следует отдавать себе отчёт в том, что возможности Москвы в этом плане весьма ограничены. Главная проблема, по словам Ивашенцова, – это межкорейские отношения. Именно в рамках этого противостояния КНДР развивает свою ракетно-ядерную программу, чтобы в случае вооружённого столкновения не допустить вмешательства США. Недавняя история полна примеров того, как разрядка в отношениях двух Корей сменялась ростом напряжённости. В свою очередь межкорейские отношения, по словам модератора дискуссии Андрея Сушенцова, часто являются функцией американской внешней политики.

Москва осознаёт ограниченность своих возможностей и именно поэтому не ставит перед собой амбициозных задач в отношении межкорейского урегулирования. По словам Артёма Лукина, заместителя директора по науке Восточного института – Школы региональных и международных исследований ДВФУ, в решении проблем Северо-Восточной Азии Россия делает ставку на сотрудничество с Китаем. Лукин обратил внимание присутствующих на то, что с Ким Чен Ыном Владимир Путин провёл два часа, а его нынешний визит в Китай рассчитан на три дня. По мнению Лукина, можно говорить о некой неформальной договорённости, по которой России признаёт ведущую роль Китая в Восточной Азии, а Китай – особую роль России на Ближнем Востоке, являющемся для неё стратегически важным регионом.

Россия и Китай: новый уровень партнёрства?
Яна Лексютина
Обсуждаемое Россией и Китаем крупное торговое соглашение вряд ли корректно сравнивать с соглашением о Транстихоокеанском партнёрстве. Однако оно способно заложить прочный фундамент для интенсификации двусторонних торгово-экономических отношений. Тем более – этому способствует международная ситуация. Антироссийские санкции западных стран и американо-китайская торговая война обуславливают высокую заинтересованность России и Китая в сотрудничестве.
Мнения экспертов

Россия и Китай достигли консенсуса по поводу КНДР, считает Алексей Маслов, руководитель школы востоковедения НИУ ВШЭ. Обе страны обеспокоены возможностью конфликтом на Корейском полуострове и делают все для его недопущения. Они выступили с концепцией «двойной заморозки», которая в настоящее время фактически реализуется к удовлетворению обеих сторон. Также две страны заинтересованы в экономическом развитии Северной Кореи и поэтому поддерживают реформы, проводимые Кимом.

В Ханое Дональд Трамп пытался убедить Кима в привлекательности вьетнамского опыта. Однако этот путь не подходит северокорейскому лидеру, считает Маслов, так как он означал бы экономическую зависимость от США как плату за снятие санкций. А опора на собственные силы была и остаётся основой философии руководства КНДР. Россия и Китай предлагают другой сценарий: КНДР не становится частью какой-либо модели, сохраняя и политическую и экономическую безопасность.

Ким – Трамп: я знаю, что ты знаешь, что я знаю
Константин Асмолов
Нельзя сказать, что переговоры между Кимом и Трампом исчерпали себя. Повод для переговоров есть, определённый уровень доверия между двумя лидерами – тоже. Два прагматика сумели найти вариант, при котором важнее направленность на «стремление к разоружению», а не его скорость. В идеальном пространстве такой процесс можно было бы вести годами, де-факто поставив конфликт на паузу. Однако давление внешних обстоятельств увеличивается и может перевесить, считает Константин Асмолов, ведущий научный сотрудник Центра Корейских исследований Института Дальнего Востока РАН.
Мнения экспертов

Важной чертой политики Ким Чен Ына является то, что она строится на долгосрочную перспективу, в то время как его визави в Вашингтоне и Сеуле руководствуются соображениями избирательного цикла. Ким не может рассчитывать на то, что преемники Трампа и Мун Чжэ Ина продолжат линию на межкорейское урегулирование. Поэтому все его шаги осторожны и выверены: задача Кима, по словам Маслова, – проводить политику реформ, не допуская кризиса.

Отдельно был затронут вопрос санкций против КНДР. Эксперты сошлись в том, что скорого снятия санкций ожидать не стоит. И это фактически перечёркивает все возможности полноценного экономического взаимодействия России и КНДР. При этом речь идёт не только о санкциях ООН, поддержанных Пекином и Москвой, но и об односторонних санкциях США. Артём Лукин напомнил, что Россия инвестировала 300 млн долларов в проект «Хасан – Раджин», являющийся самой крупной зарубежной инвестицией в КНДР на сегодняшний день, но с октября 2017 года он фактически не функционирует. Несмотря на то, что «Хасан – Раджин» исключён из санкций ООН, крупные российские компании не работают с ним из-за опасения попасть под санкции США.