Мораль и право
Венесуэла: наметившийся выход из тупика?

Создать единый правый фронт против правительства Николаса Мадуро у его региональных противников при поддержке США не получилось. Перемены на глобальном уровне – смена администрации в США – тоже скорее к лучшему. Всё чаще слышны идеи о необходимости уходить от устаревшей и неадекватной реалиям дихотомии «левый – правый», предполагающей, что левые – противники, а правые – друзья. Многие правые режимы дискредитировали себя, показав свою несостоятельность как партнёры для Вашингтона, пишет Дмитрий Разумовский, директор Института Латинской Америки Российской академии наук.

C момента перехода в острую фазу в январе 2019 года внутриполитический кризис в Венесуэле развивался по пути нарастания конфронтации. Надежды на разрешение конфликта, связанные сначала с переговорами в норвежском, позже стокгольмском формате, а в конце 2020 года – с выборами в Национальную ассамблею, к сожалению, не оправдывались. Даже напротив, стороны будто делали всё, чтобы загнать ситуацию в абсолютный тупик. Свою трагическую, деструктивную роль играли и постоянно ужесточавшиеся санкции США. В Венесуэле даже появился термин viernes de sanciones («санкционные пятницы).

Неожиданно для многих наблюдателей, надежды на улучшение подарила первая половина 2021 года. И во многом это стало результатом конструктивных действий властей страны во главе с Николасом Мадуро, которого его противники традиционно критиковали за непримиримость и неготовность к уступкам. Назначение двух представителей оппозиции в электоральный совет, диалог с ЕС по приглашению технической комиссии и наблюдателей на предстоящие в ноябре этого года региональные выборы – всё это однозначно конструктивные жесты властей, позитивно воспринятые конструктивной частью оппозиции, в том числе такими её яркими лидерами, как Энрике Каприлес.

Такая готовность власти к уступкам – это проявление слабости или, напротив, демонстрация силы и уверенности? Необходимо признать, что положение правительства Мадуро остаётся чрезвычайно тяжёлым на фоне сохраняющихся санкций и острого гуманитарного кризиса в стране. Однако в последнее время «звёзды стали складываться» в пользу чавистского лидера. Можно выделить ряд обстоятельств, которые дают надежду на позитивное развитие внешнеполитической и внутриполитической ситуации.

Мораль и право
Боливарианская Республика и империя Соединённых Штатов: министр иностранных дел Венесуэлы рассказал о борьбе страны за суверенитет
22 июня клуб «Валдай» провёл встречу с министром иностранных дел Венесуэлы Хорхе Арреасой в рамках его визита в Россию. В своём вступительном слове модератор дискуссии Олег Барабанов, программный директор клуба «Валдай» представил гостя и подчеркнул близкий и доверительный характер отношений между Россией и Венесуэлой и многогранность сотрудничества между странами. Отдельно он упомянул важность для российского общества идеологического наследия президента Чавеса.

События клуба


Прежде всего необходимо отметить изменившийся региональный, латиноамериканский контекст. Сегодня можно уверенно сказать, что попытки выстроить общерегиональную солидарность против правительства Мадуро провалились. Лимская группа после формального выхода из неё Аргентины и неформальной приостановки участия Боливии не является значимым актором региональной повестки, как это было в конце 2018-го – начале 2019 года. Созданный под амбициозными лозунгами продвижения демократии блок PROSUR, который должен был заместить собой ослабленный, фактически разваленный UNASUR, тоже никак не проявил себя. Что неудивительно – объединение против кого-то всегда менее долговечно, чем союз ради позитивной повестки. А UNASUR, созданный в том числе при лидерстве Венесуэлы и Уго Чавеса, был именно объединением, в рамках которого удавалось работать над прагматичными, нужными всем проблемами, такими как инфраструктура, энергетика, финансовые институты развития, безопасность, здравоохранение и другие. Последствия развала некоторых отраслевых советов, например по здравоохранению, южноамериканский регион ощутил во время борьбы с пандемией COVID-19. Ведь иных институтов общерегионального сотрудничества в этой сфере просто не осталось.

Создать единый правый фронт против правительства Николаса Мадуро у его региональных противников при поддержке США не получилось, что, безусловно, можно отнести к достижениям венесуэльских властей, пусть это и не всегда было результатом их прямых усилий. Сегодня Венесуэла может опираться на поддержку таких важных региональных игроков, как Мексика и Аргентина, хотя позиции сторон и не всегда полностью совпадают. Возвращение левых сил в Боливии и неожиданная для многих наблюдателей предварительная победа Педро Кастильо в Перу (пусть и с небольшим перевесом) тоже могут быть восприняты как позитивные обстоятельства для Венесуэлы.

Но одновременно с этим стоит сдержанно и аккуратно оценивать вероятность формирования альтернативного провенесуэльского единства в регионе. В Боливии и Перу левые элиты недостаточно сильны, их сдерживает или будет сдерживать большое количество ограничений и необходимость придерживаться определённых внутриполитических компромиссов. Для Мексики и Аргентины развитие их позиции также будет определяться теми дальнейшими шагами, которые будет предпринимать правительство Мадуро в отношении налаживания диалога со всеми частями венесуэльского общества, политическими силами, в том числе в рамках электоральных процессов. Хотя, как отмечалось ранее, здесь есть почва для оптимизма.

Второй положительный аспект для чавистов связан с формированием новой глобальной геополитической ситуации, связанной, прежде всего, со сменой администрации в Вашингтоне. Разрушительная, непродуктивная позиция вашингтонских ястребов во главе с Джоном Болтоном, Майклом Помпео или Эллиотом Абрамсом в период президентства Дональда Трампа ожидаемо привела не только к отсутствию результатов, но и к разочарованию в ней значительной части американских элит. Вероятно, вскоре мы увидим новые подходы Белого дома к взаимодействию с Латинской Америкой. Пока Джозеф Байден не особо проявил себя на латиноамериканском направлении, сосредоточившись больше на построении глобального альянса против Пекина. Недавно Николас Мадуро отмечал, что пока «не получил никакого позитивного сигнала от Байдена». Сложно судить и предсказывать, какими в итоге будут действия Соединённых Штатов в отношении Каракаса. Но среди экспертов, в том числе близких к влиятельным американским think tanks, всё громче слышны абсолютно здравые, конструктивные заявления, что политика жёсткого давления в принципе неэффективна и что отказывать в легитимности избранному президенту и настаивать на смене власти без наличия механизмов реализации этого процесса в самой стране – это тупик.

Всё чаще можно слышать интересные идеи о необходимости уходить от устаревшей и неадекватной реалиям дихотомии «левый – правый», предполагающей, что левые – противники, а правые – друзья.

Многие правые режимы дискредитировали себя, показав свою несостоятельность как партнёры для Вашингтона. Яркий пример – временное правительство Жанин Аньес в Боливии, за год правления погрязшее в скандалах с коррупцией и нарушениями прав человека, которые Вашингтон уже не мог игнорировать или замалчивать. Сложно предсказывать движения американского политического маятника, однако нельзя исключать, что через некоторое время можно будет увидеть, казалось бы, невозможные ещё несколько лет назад альянсы США с умеренными левыми, левоцентристскими силами в Латинской Америке. Так как в нынешних экстремальных условиях важна не только политическая ориентация, но и способность обеспечивать управляемость государства, договороспособность. Если такой поворот в политике Вашингтона случится, это может сильно изменить весь политический расклад в Латинской Америке.

Изменения в позиции ЕС по Венесуэле также дают определённые основания для оптимизма. Июньское заявление Верховного представителя Европейского союза по иностранным делам и политике безопасности Жозепа Борреля об изучении возможности отправки наблюдателей на ноябрьские региональные выборы может придать им легитимности в глазах мирового сообщества и стать инструментом преодоления гражданского раскола и возвращения полной легитимности власти в глазах всех сфер венесуэльского общества. Однако Хуан Гуайдо, лишённый властями прав занимать руководящие должности в своей партии, по-прежнему намерен проигнорировать выборы, как и в прошлом году. В последнее время молодой лидер часто становился объектом критики, в том числе и со стороны своих более радикальных коллег по оппозиции. На фоне возможной наблюдательной миссии ЕС отказ от участия в выборах воспринимается некоторыми скорее как слабость. Но на деле правительству Мадуро стоило бы идти до конца и обеспечить права участия всем основным игрокам, включая Гуайдо. Тем временем символично, что ЕС перестал воспринимать Гуайдо именно как и. о. президента. Сегодня для европейцев он основной лидер оппозиции и привилегированный переговорщик.

ЕС сместил акценты на урегулирование острейшей гуманитарной ситуации в Венесуэле, и это также даёт надежды на прекращение излишней политизации этого вопроса. Многих европейцев возмутили действия США по исключению Венесуэлы из перечня получателей вакцин. Однако пока основные усилия направлены скорее на помощь венесуэльским мигрантам, чем на поддержку оставшегося населения, страдающего из-за экономической изоляции.

Третий важный аспект (объединяющий Венесуэлу и Россию) – это санкции. Точнее – политика односторонних ограничительных мер США, как поправили бы юристы. Венесуэльский пример может служить уроком Вашингтону, который в течение периода в несколько лет последовательно эскалировал санкционное давление на Россию, Венесуэлу, Иран, Кубу и другие страны. Многие эксперты в самих США стали справедливо опасаться, что вытеснение в тень огромных секторов экономики, по сути всего хозяйства такой крупной страны, как Венесуэла, – это палка о двух концах. Исключая из долларовой зоны всё бóльшие сегменты мирового хозяйства, которые не могут просто исчезнуть, Вашингтон тем самым стимулирует развитие и усложнение механизмов обхода этих ограничений, ухода от доллара в расчётах. В Вашингтоне всерьёз озабочены этим риском. Наверное, поэтому мы видим примеры точечного смягчения или прекращения эскалации санкций. По крайней мере, прекратились ставшие уже привычными для венесуэльского правительства «санкционные пятницы».

Ожидать полного снятия санкций в отношении Венесуэлы пока не приходится. Но у Вашингтона есть масса возможностей, делая точечные послабления, исключения из режима, существенно изменять, облегчать ситуацию. Венесуэльский энергетический сектор нуждается в таких послаблениях для восстановления и модернизации, в получении необходимого оборудования просто для того, чтобы обеспечивать необходимую безопасность инфраструктуры, окружающей среды, жизнеобеспечения граждан.

В России и Венесуэле часто говорят, что Вашингтон своим жёстким экономическим давлением лишил себя главного козыря – морального.

Если до 2019 года США обвиняли во всех экономических проблемах провалы экономической политики правительства чавистов, то сегодня всем очевидно, что гуманитарная катастрофа в Венесуэле в первую очередь вызвана именно экономическим удушением.

Перебои с поставками медикаментов, в том числе жизненно необходимых для борьбы с COVID-19, дефицит бензина, в том числе для медицинских служб, – всё это уже результат не ошибок власти, а именно американских санкций. И это всё чаще признаётся даже противниками Николаса Мадуро.

Помимо внешнеполитического контекста, есть прогресс и внутри страны. Вопреки обвинениям части оппозиции правительство Николаса Мадуро предпринимает определённые шаги для решения внутриполитического кризиса. Помимо уже упомянутого формирования нового состава электорального совета, заслугой Мадуро является и инициация нового раунда переговоров. Со значительным прогрессом в части озвученной готовности на уступки, даже на проведение референдума о досрочном прекращении президентских полномочий в 2022 году. Умеренная часть венесуэльской оппозиции воодушевилась этими подвижками, для неё участие в выборах – возможность получить в ходе этих выборов новых лидеров взамен продемонстрировавшего свою слабость и растерявшего изначальную популярность Хуана Гуайдо.

Позитивно был воспринят умеренной частью оппозиции Венесуэлы и тот факт, что при поддержке правительства Мадуро прорабатывается соглашение о гуманитарной помощи. Это позволит решить проблему излишней политизации этого вопроса, а также это верный шаг в сторону национального согласия и решения острейших социальных проблем.

Россия, как неоднократно заявлялось официально, заинтересована в мирном решении внутриполитического кризиса в Венесуэле. Поэтому вышеперечисленные события однозначно играют на укрепление отношений двух стран, которые за последние годы прошли проверку на прочность уже целой чередой кризисов и вызовов. Про то, что Россия в критических ситуациях помогала Венесуэле, хорошо известно. Но и Москве есть за что быть благодарной Каракасу. Например, за то, что Венесуэла стала одной из первых стран в мире, приступивших к тестированию вакцины «Спутник-V» ещё в октябре 2020 года. Страны неоднократно поддерживали друг друга и совместно действовали в рамках многосторонних институтов.

Но для России важно и другое: Венесуэла буквально выстрадала своё право на политический суверенитет, на субъектность в мировой политике – а это важнейший элемент, без которого невозможно построение истинного многополярного или точнее – полицентричного миропорядка. Именно общность в этой цели является основой российского стратегического сотрудничества не только с Венесуэлой, но и со всей Латинской Америкой.

Венесуэла: геополитическое противостояние в отдельно взятой стране
Андрес Сербин, Андрей Сербин Понт
Тупиковая ситуация в Венесуэле приобрела глобальное значение в результате нарастания противостояния между растущим евразийским центром влияния и западным блоком, что даёт основания опасаться начала второй холодной войны, которая может выйти за рамки идеологического противостояния.
Мнения экспертов
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.