Мировая экономика в плену морального риска

Словосочетание «моральный риск» могло бы быть названием дремучего городка в вестерне Клинта Иствуда. Но сейчас мы все оказались его жителями.

Daniel Henninger. Welcome to Moral Hazard. The Wall Street Journal, 2008

Последние несколько недель мировые финансовые рынки снова находятся в состоянии повышенной волатильности из-за продолжающихся торговых споров между США и Китаем и разрушения надежд на улучшение в обозримом будущем отношений между двумя крупнейшими экономиками мира. Ещё одним фактором, усугубляющим неопределённость на рынках, стали противоречия между командой Дональда Трампа и Федеральной резервной системой США, который был вынужден задействовать инструменты денежно-кредитной политики, чтобы смягчить негативные последствия нарастания торговых противоречий для американской экономики. Проблема заключается в том, что Федеральная резервная система США может быть не готова в полной мере нивелировать эти последствия, пишет Ярослав Лисоволик, программный директор Международного дискуссионного клуба «Валдай».

Август всегда был непростым месяцем для российских рынков, однако в этом году рост волатильности негативно сказывается на рынках по всему миру. Опасения роста неопределённости на фоне торговых споров между США и Китаем привели к укоренению на рынках мнения о надвигающейся рецессии, одним из провозвестников которой является инверсия кривой доходности. Эта ситуация наблюдается с середины августа, когда доходность по двухлетним казначейским облигациям США превысила доходность по десятилетним облигациям. Рыночные показатели стали резко падать, увлекая за собой биржевые индексы развитых и развивающихся стран, а также цены на сырье и валюты развивающихся стран.

Опасения начала рецессии нарастают по мере появления в разных уголках мира всё новых признаков замедления роста мировой экономики. Статистические данные и показатели предпринимательской уверенности снижаются во всех трёх основных центрах мировой экономики, то есть в ЕС, США и Китае.

В Европейском союзе общему замедлению роста ВВП способствовало падение более чем на 5% промышленного производства Германии. Парламент Италии готовится к голосованию по вопросу о доверии правительству, а Британия никак не завершит процедуру выхода из Союза. В Китае промышленное производство также ощутило на себе последствия введённых США торговых ограничений, а темпы роста в США могут снизиться из-за торговых противоречий и сокращения темпов роста инвестиций в результате ослабления рынков и снижения уровня предпринимательской уверенности.

Что же касается других частей света, то одним из индикаторов тенденций в развитии глобальной экономики считается Сингапур, учитывая высокую степень открытости страны и её интеграции в мировую экономику. В этой связи неожиданное падение его ВВП на 3,4% во втором квартале 2019 года было воспринято как очередной признак нарастания негативных тенденция в глобальном масштабе. Аналогичным образом развивается ситуация в Южной Корее, где ВВП в первом квартале 2019 года снизился на 0,3%, что стало худшим показателем с времён финансового кризиса 2008–2009 годов. На развивающихся рынках ситуация также далеко не благополучная. Из-за предвыборных потрясений упал аргентинский рынок. В дополнение к этому инвесторов беспокоит вопрос о том, как глобальные потрясения скажутся на хрупких рынках развивающихся стран с большим дефицитом бюджета и внешним долгом.

На фоне постоянных колебаний на финансовых рынках принято связывать все надежды на спасение с крупнейшими центробанками – и в первую очередь с Федеральным резервом США.

Проблема в том, что чем дольше рынки страдают от цепочки сменяющих друг друга потрясений, связанных с торговлей, тем в меньшей степени Федеральный резерв готов бескорыстно способствовать восстановлению порядка. Одной из причин, по которой американский финансовый регулятор не готов заявить о продолжении снижения ставок, может быть проблема морального риска.

Именно такая позиция привела к финансовому кризису 2008 года, когда власти США решили не спасать Lehman Brothers. Проблема морального риска заключается в появлении стимулов к безответственному/спекулятивному поведению в связи с мерами по поддержке экономических субъектов, придерживающихся стратегий, связанных с большими рисками.
Бреттон-Вудсу 75
Алан Кафруни
Этим летом мир отмечает 75-летнюю годовщину проведения Бреттон-Вудской конференции. Сегодняшние прогнозы относительно будущего Бреттон-Вудс довольно мрачные. Есть опасения, что если не переосмыслить эту систему мировой экономики, то на смену ей придёт инициатива «Пояс и путь». О том, есть ли шансы у Китая возглавить новый миропорядок, пишет Алан Кафруни, профессор в области международных отношений колледжа Гамильтона (США).

Мнения экспертов

На этот раз проблема морального риска имеет несколько иную природу. Чем больше рвения проявляет Федеральный резерв для смягчения денежно-кредитной политики, чтобы нейтрализовать негативные последствия торговых противоречий, тем больше вероятность возникновения перегибов в экономической политике, в том числе в области торговли. Учитывая динамику глобальных рынков в последние дни, рынки негативно воспримут любое заявление – за исключением чёткого обещания продолжить снижать ставки в краткосрочной перспективе. Любое другое решение будет воспринято как недостаточное и вялое с точки зрения поддержания рынков.

Ещё одним фактором, препятствующим осуществлению Федеральным резервом политики денежно-кредитного стимулирования, стала угроза возрождения инфляционного давления. Действительно, рост импортных тарифов и нарушение цепочек создания добавленной стоимости вкупе с политикой ряда стран по занижению курса их валют в конкурентных целях не могут не привести к росту инфляционных издержек. Динамика показателя базовой инфляции в США свидетельствует о том, что уровень инфляции превысил 2%. Это грозит началом стагфляции в масштабах мировой экономики, что может стать препятствием для дальнейших мер по налоговому стимулированию, а также снижения ставок в целях поддержания темпов роста.

Из этого следует, что мер Федерального резерва в итоге может оказаться недостаточно для того, чтобы обеспечить рынкам всемерную поддержку, а значит – для преодоления угрозы рецессии крупнейшим экономикам мира может понадобиться скоординировать меры налогово-бюджетного стимулирования, как это было в 2009 году, когда крупнейшие экономики действовали сообща при координирующей роли МВФ. Проблема с запуском программы налогово-бюджетного стимулирования заключается в том, что все основные центры мировой экономики, то есть Китай, ЕС и США, имеют высокую долговую нагрузку. Ещё одним ограничительным фактором может стать отсутствие необходимого уровня координации между странами по сравнению с 2008–2009 годами, когда ведущие экономики совместными усилиями вывели мировую экономику из состояния рецессии. В конечном счёте рост вероятности начала полномасштабной рецессии в мировом масштабе является ярким примером издержек, связанных с проблемами в сфере международного сотрудничества, а также одержимостью тактиками «с нулевой суммой» на международной арене.

Линии связи в дипломатии: расширение диапазона возможностей
Ярослав Лисоволик
Похоже, что в современном мире что-то не так с коммуникацией. Преобладание узких интересов, нарушение существующих правил, несоблюдение международных договоров приводит к тому, что мировое сообщество сталкивается с всё большими проблемами, начиная от торговых войн и кончая прекращением технологического сотрудничества, пишет Ярослав Лисоволик, программный директор Международного дискуссионного клуба «Валдай».
Мнения экспертов
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.