Cмотреть
онлайн-трансляцию
Think Tank
Усталость от Америки: можно ли жить так, как будто США не существует?

В мире нарастает «усталость от Америки» и её хаотичного поведения. Авторитетные эксперты предлагают жить так, как будто США не существует, или проводить, по меньшей мере на словах, политику «отстранённости». Мы можем претендовать на то, что ближайшие пять лет слабого президентства вне зависимости от того, кто победит в ноябре, станут временем, когда с Вашингтоном будет невозможно говорить о серьёзных вещах, пишет программный директор клуба «Валдай» Тимофей Бордачёв. Статья подготовлена в рамках проекта Think Tank в продолжение онлайн-сотрудничества между Международным дискуссионным клубом «Валдай» и Аргентинским советом по международным отношениям (CARI).

По мере продвижения предвыборной кампании в США внешнеполитическое поведение этой страны становится всё менее предсказуемым и комфортным для международного сообщества. Одновременно власти США наращивают давление на Китай в расчёте на то, что их напор дезориентирует китайское руководство, заставит его совершать фатальные ошибки. Высылаются китайские учёные, речь идёт о закрытии в американских городах официальных представительств КНР. Возможны, особенно в случае поражения Трампа на выборах, и такие беспрецедентные шаги, как признание Тайваня и завершение выхода из Договора о стратегических наступательных вооружениях. В меньшей мере американская политика конфликта затрагивает Россию. Просто потому, что отношения и так уже находятся в достаточно низкой точке, а экономическая взаимозависимость очень незначительна.

В целом наступательная линия второй ядерной сверхдержавы понятна и обусловлена важнейшим процессом мировой политики – перераспределением сил от Запада к Востоку. Хаотичность внешнеполитических действий обусловлена одним из самых серьёзных общественно-экономических кризисов, которые США сейчас переживают. Однако фактор внутреннего состояния этой страны не должен нас слишком увлекать. В итоге внешняя политика – это всегда продукт национальных интересов. Эти интересы в своём стратегическом виде остаются достаточно целостными и не настолько подверженными внутриполитическим изменениям, как мы можем подумать. Увлечение влиянием внутренней политики на внешнеполитическое поведение является наследием периода, когда в анализе международных отношений доминировала либеральная школа мысли. Особенно это увлечение оказалось сильным в странах, только недавно переживших полное доминирование идеологических установок над всеми остальными сферами государственной деятельности, то есть в России и Китае.

Спокойная оценка истоков американского поведения не может отменить того, что в мире нарастает «усталость от Америки» и её хаотичного поведения. Авторитетные эксперты предлагают жить так, как будто США не существует, или проводить, по меньшей мере на словах, политику «отстранённости». Мы можем претендовать на то, что ближайшие пять лет слабого президентства вне зависимости от того, кто победит в ноябре, станут временем, когда с Вашингтоном будет невозможно говорить о серьёзных вещах. Однако такая позиция может вступать в диссонанс с действиями России, Европы или Китая, поскольку в реальной жизни отстраниться не получится. Упадок США находится пока на слишком ранней стадии.

Делать вид, что американского фактора в международной политике не существует, было бы слишком экстравагантно. Эта страна является источником слишком многих мировых проблем, слишком на многое оказывает влияние в силу своих сохраняющихся силовых возможностей.

В силу того, что США – это единственная держава мира, сопоставимая с Россией в военном отношении, интерес Москвы к американским делам вполне объясним и понятен. Дело здесь не в «зацикленности» на США, о чём часто можно прочитать в подстрочнике мнений российских экспертов. Вряд ли Россию беспокоит ситуация в Америке как таковая, даже если предвыборные страсти приводят к новым мерам экономического давления на Москву. Эти меры сами по себе не так уж угрожают российской экономике и обществу. Динамика американской внешней политики и внутреннее состояние этой страны имеют значение для международной безопасности и стабильности.

Объяснять, что крушение США никому не нужно, – бесполезная трата времени. Хотя бы потому, что все приводимые аргументы могут быть заменены одним – не забывайте про американский ядерный арсенал и его судьбу, в случае если эту страну действительно охватит гражданская война. Ничего другое на самом деле значения иметь уже не будет. Если США серьёзно провалятся, то никакого «вакуума силы» в международных делах не возникнет – немедленно найдётся много желающих вольно или невольно его заполнить. Россия с высокой степенью вероятности вернётся к попыткам встроить себя в европейский баланс сил. В современных обстоятельствах это будет уже не только дорого, но и бессмысленно с точки зрения национальных интересов развития. Китай начнёт силовым путём решать проблемы со всеми, кроме России, соседями. Рухнет конструкция европейской интеграции, поскольку каждая держава должна будет сама беспокоиться о своей безопасности, а это приведёт к неизбежному росту национализма. Иран и отдельные арабские государства попробуют всё-таки убрать Израиль с карты мира – его существование противоречит их этической системе.

Пока проблемы, которые Америка ради своих национальных интересов доставляет миру, хорошо известны и предсказуемы. В силу собственной военной и экономической мощи она является достаточно надёжным балансиром для амбиций других государств. В том числе и на этическом поле. Универсалистская идеология США уникальна. Она и сейчас представляет собой важную альтернативу националистической внешней политике абсолютного большинства других держав. Кто бы ни пришёл к власти в Вашингтоне, природа американской политической системы и общественного устройства обеспечит существование такой альтернативы. То, что США находятся в географическом удалении от основных конфликтных регионов, также приводит к двойственным эффектам. С одной стороны, ни один из вопросов международной безопасности и сотрудничества, например, в Евразии, не представляет для Америки жизненной важности. Но с другой, малые и средние государства этого региона всегда будут стремиться найти балансир за пределами непосредственных зон российских, китайских или европейских интересов. Первое необходимо понимать государствам второго и третьего ряда для того, чтобы не слишком надеяться на помощь США в отношениях с региональными гигантами или решении собственных проблем. Таких, как террористическая угроза или нестабильность режимов. Второе нужно учитывать самим России, Китаю или Европе, чтобы не слишком давить на своих более слабых соседей.

Мораль и право
Американский бунт и теория революции
Олег Барабанов
Для системного успеха протестующим в США нужно соединить расовый бунт с высоколобой интеллектуальной программой. Это уже начинает происходить. Пока со стороны леволиберальных интеллектуалов это прямо (и цинично) подчинено решению первостепенной тактической задачи: не допустить переизбрания Трампа на новый срок. Но сохранится ли этот намечающийся союз и после президентских выборов, особенно если Трамп проиграет, и цель левых либералов будет достигнута? Об этом пишет Олег Барабанов, программный директор клуба «Валдай».

Мнения экспертов


Для того, чтобы относительно комфортно для себя выстраивать отношения с Америкой, которая находится на стадии упадка своего могущества, возможно, имеет смысл обратить внимание на несколько базовых фактов и гипотез. Во-первых, как уже отмечалось выше, США остаются – и будут оставаться достаточно долго – ведущей военной сверхдержавой и источником многих проблем мира. Во-вторых, интеллектуальное влияние США остаётся большим и достижения американской науки имеют важное значение для остальных. Несмотря на хаос, который царит в политической системе, учёные из университетов США – очень интересные собеседники, академическое общение с которыми может принести много пользы нашему поиску сохранения мира и относительного порядка в международной политике.

Сейчас время говорить о тех вопросах, где Россия и США не взаимодействуют напрямую. Сотрудничество между этими двумя странами невозможно, либо возможно тактически по очень ограниченному кругу вопросов. На протяжении довольно длительного времени политика России в отношении США была связана с масштабным американским влиянием на российские дела и безопасность. Это было естественным во времена холодной войны и особенно после её завершения.

Новое поколение российских дипломатов и экспертов будет учиться иметь дело с Америкой во времена её упадка.

Внешняя политика Москвы и Вашингтона присутствует во многих регионах мира. Возможно, что дискуссии на академическом и политическом уровне по поводу развития этих регионов и взглядов на них были бы полезны. В противоположном случае мы можем прийти к признанию того, что диалог сам по себе зависит от признания со стороны США российских интересов. Вместе с тем в мире международной политики наличие общих тем не может быть полностью зависимо от двусторонней повестки.

Мы, народы...
Рикардо Эрнесто Лагорио
В год празднования 75-й годовщины создания ООН мы переживаем первый настоящий глобальный кризис, заставляющий вспомнить смысл фразы «мы, народы», с которой начинается преамбула к Уставу организации. Говоря словами госсекретаря США Дина Ачесона, мы снова «присутствуем при творении». О важности мультилатерализма в этот момент истории пишет Рикардо Эрнесто Лагорио, чрезвычайный и полномочный посол Республики Аргентины в Российской Федерации, советник CARI, участник Валдайской дискуссии о системе международных отношений после COVID-19.
Мнения экспертов
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.