Политэкономия конфронтации
Ценовой порог на нефть: действие и противодействие

5 декабря вступают в силу ограничения по нефти, а в феврале – по нефтепродуктам. Инициаторы санкций ожидают попыток обхода новых санкций и пытаются заранее цементировать возможные лазейки. Каких приёмов обхода ожидают в западных столицах и каковы шансы навязывания ценового порога остальным странам? Об этом пишет Иван Тимофеев, программный директор Валдайского клуба.

Введение порога цен на российскую нефть обсуждается уже несколько месяцев. Идея была озвучена ещё в начале сентября в заявлении министров финансов стран «Группы семи». Её суть состояла в том, чтобы запретить перевозку российской нефти и нефтепродуктов морским путём в том случае, если цена контракта будет превышать заранее определённый уровень. Наряду с перевозками речь о сопутствующих услугах – страховании, предоставлении финансирования, брокерских услугах и тому подобном. Сформировалась «коалиция ценового порога», в которую, помимо членов «Семёрки», вошли Австралия и страны – члены ЕС. Вашингтон, Лондон и Брюссель уже разработали правовые механизмы новых ограничений.

Ценовой порог на нефть – сравнительно новый и нестандартный вид экономических санкций. Наиболее распространённым и универсальным инструментом современных санкций являются ограничения на экспорт и импорт, а также блокирующие санкции. Под последними понимается запрет на любые финансовые операции с физическими лицами или организациями, внесёнными в списки заблокированных лиц. Российская нефтяная промышленность уже столкнулась с широкой гаммой экспортно-импортных ограничений. США, ЕС, Великобритания и ряд других стран ввели или постепенно вводят запреты на поставки нефти и нефтепродуктов из России. Они в значительной степени перекрыли поставки оборудования для отечественного энергетического сектора. Ещё до начала специальной военной операции в отношении ряда крупных нефтяных компаний России действовали секторальные ограничения в виде запрета на долгосрочное кредитование и запрета на поставки в интересах отдельных проектов. Вводить блокирующие санкции оказалось сложнее. В списки заблокированных лиц попал целый ряд топ-менеджеров и крупных акционеров российских нефтяных активов. Однако сами компании блокировать на Западе не решались. Россия – слишком крупный поставщик нефти на мировой рынок. Блокировка финансовых транзакций российских поставщиков привела бы к панике на рынке и астрономическому взлёту цены. Встречный ущерб – единственное, что останавливает Запад от блокировки российских нефтяных фирм.

Политэкономия конфронтации
Ценовой порог на российскую нефть: механизм и последствия
Иван Тимофеев
Страны «Большой семёрки» полным ходом готовят санкционный режим, направленный на ограничение цены российской нефти и нефтепродуктов. США разрабатывают механизм применения таких санкций в опережающем порядке. Скорее всего, предлагаемая Вашингтоном схема станет ориентиром для американских союзников и партнёров. Новый режим санкций в виде правовых механизмов будет зафиксирован в ближайшее время. Как именно будет работать механизм и к каким последствиям приведёт его внедрение? Об этом пишет Иван Тимофеев, программный директор Валдайского клуба.
Мнения экспертов


В качестве более мягкой меры был предложен ценовой порог. Ставка делается на то, что западные компании контролируют значительные объёмы перевозок и страхования, а также на доминирование американского доллара в мировых финансовых транзакциях. Российские производители загоняются в ситуацию, в которой им либо придётся продавать нефть в рамках ценового порога, либо она попросту не будет доставлена. Кроме того, такой груз не будет застрахован, а финансовые транзакции по таким сделкам с участием банков из стран «коалиции порога» станут невозможными. Москва уже пригрозила отказом в поставках тем странам, которые будут исполнять решения «коалиции». Но сама «коалиция» и так в значительной степени отказалась от российской нефти. Индия, Китай и другие дружественные страны могут не присоединяться, но западные перевозчики не доставят туда российскую нефть.

Инициаторы санкций ожидают целый ряд схем по обходу новых санкций. Первый – формальное соблюдение ценового порога, но манипуляции с ценой перевозки или иными сопутствующими услугами. Минфин США заранее предупреждает перевозчиков, страховщиков, банкиров и иных участников рынка о том, что коммерчески неоправданные расценки будут рассматриваться как признак нарушения режима ценового порога. Понятие коммерческой оправданности не раскрывается, но сам сигнал зафиксирован. Другая возможная опция обхода – искажение документации, которое может как иметь место на стороне поставщика, так и быть результатом сговора поставщика и перевозчика. На этот случай перевозчикам рекомендуется в течение пяти лет сохранять всю документацию о сделке, а поставщикам страховых и иных услуг – прописывать в контрактах оговорку о том, что перевозимая нефть стоит ниже ценового порога. Наличие таких архивов само по себе не страхует от нарушений. Но позволяет регулятору в случае подозрений оперативно проверить историю сделок. За непреднамеренные нарушения компании могут отделаться относительно легко, а вот преднамеренный обход чреват уголовным преследованием. Ещё один вариант обхода – смешивание российской нефти с нефтью иного происхождения. Пока ясных критериев таких пропорций не определено, хотя Минфин США призывает к осторожности при осуществлении таких сделок. ЕС в определении таких пропорций может учитывать разъяснения Еврокомиссии по смесям, подпадающим под импортные ограничения.

Опыт правоприменительной практики США показывает, что нарушения режима санкций будут и у американских регуляторов отработаны механизмы их выявления. У ЕС и Великобритании опыта меньше, что не исключает активного преследования нарушителей. Однако обозначенные способы обхода всё же представляются «мышиной вознёй», которая системно не решит проблему для России. В Москве могут разрабатываться куда как более масштабные меры.

Наиболее очевидная мера – наращивание собственного танкерного флота. Сообщения о подобных шагах появлялись в зарубежных СМИ, хотя достоверные оценки здесь затруднительны. В руках у США, ЕС и прочих инициаторов есть способ противодействия. Они могут попросту внести российские нефтеналивные суда в списки заблокированных лиц. Тогда будет существенно затруднено их обслуживание в зарубежных портах. Американских вторичных санкций и штрафов побаиваются даже в дружественных странах. Опыт вторичных санкций США против китайской COSCO Shipping Tanker и некоторых других компаний за предполагаемую перевозку иранской нефти в 2019 году может служить предостережением. Европейский союз также предусмотрел механизм наказания судов, перевозящих российскую нефть выше ценового потолка. Судам-нарушителям будет отказано в предоставлении финансовых, страховых и иных услуг в юрисдикции ЕС. Формулировка п.7 ст. 3n Регламента Совета ЕС № 833/2014 позволяет предположить, что речь идёт о любом судне, невзирая на страну происхождения.

Аналогичные проблемы могут возникнуть и при создании российской страховой компании для обслуживания нефтеналивных перевозок или в случае привлечения той или иной компании из дружественных стран. Здесь у США и союзников также в руках инструмент вторичных санкций. То же касается финансовых транзакций. Операции в валютах стран-инициаторов будут перекрыты. Здесь снова во весь рост встаёт вопрос о расчётах в национальных валютах. Большой вопрос, будут ли банки в дружественных странах подвергать себя риску всё тех же вторичных санкций в случае транзакций по операциям выше ценового порога? Правовые механизмы таких санкций конкретно по ценовому порогу пока не прописаны. Однако они могут появиться в любой момент, либо страны-инициаторы, прежде всего США, могут дать пояснение о применении к ценовому порогу уже существующих норм. Так произошло недавно с пояснениями о возможных санкциях за использование платёжной системы «Мир» в интересах заблокированных лиц.

В сухом остатке: участникам «коалиции порога» необязательно добиваться вступления в свои ряды большего числа стран. Достаточно пригрозить вторичными санкциями или принудительными мерами в случае выявленных нарушений или же попросту блокировать страховые услуги или финансовые транзакции, проходящие через западные страховые компании и банки в нарушение предписанных норм.

Наращивая давление на российский нефтяной сектор, США и другие инициаторы санкций будут использовать богатый опыт ограничений против Ирана. В своё время Вашингтону удалось добиться «глобализации» своего запрета на импорт иранской нефти и связанных с подобным импортом услуг. Иран продолжает выживать в условиях санкций, хотя и несёт потери. Вне всяких сомнений, Россия тоже сохранит эффективные пути поставок своей нефти на внешние рынки. Однако, как и в случае Ирана, санкции увеличат издержки российского нефтяного экспорта.

Политэкономия конфронтации
«Северный поток»: перспективы дальнейшего газотранспортного сотрудничества России и ЕС
Вячеслав Дмитриев
Ситуация с «Северным потоком» наглядно иллюстрирует деградацию правовой основы взаимодействия России со странами коллективного Запада и отсутствие перспектив возрождения добросовестного характера торговли в среднесрочной перспективе, пишет Вячеслав Дмитриев, сотрудник МИД России, соискатель к.э.н МГИМО МИД России. Происходящее скажется на всех ключевых для мировой экономики отраслях: сельском хозяйстве, удобрениях, химической промышленности, транспорте и других. Прогнозы обоюдно неприемлемы как для руководства Брюсселя, так и для Москвы.

Мнения экспертов
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.