Станет ли ЕС технологической колонией?

ЕС намерен придерживаться новой стратегии создания «единого цифрового рынка». Задачей является стимулирование инноваций и создание цифровых гигантов внутри ЕС. Усилия по ослаблению зависимости от цифровых спрутов США не должны вызывать удивления, поскольку даже Вашингтон всё больше обеспокоен агрессивной экономической и политической мощью своих собственных технологических гигантов. Технологический суверенитет – важнейшая стратегия, которой следуют Китай, Россия, а теперь и Брюссель. К чему это приведёт, пишет профессор Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» Гленн Дисэн.

Единый рынок товаров сделал ЕС локомотивом экономического роста и заложил основы его мощи и привлекательности. Расширение экономических связей между государствами-членами обеспечило материальное благосостояние граждан, что привело к политической лояльности и внутренней сплочённости ЕС как геоэкономического блока. Тем не менее развитые экономики перешли к системам услуг в качестве основного источника ВВП и новых рабочих мест, а ЕС не добился впечатляющих успехов в реализации именно единого рынка услуг.

Таким образом, ЕС как бы пребывает в упадке из-за некорректного уравнения – он приносит меньше материальных выгод государствам-членам, но требует передачи Брюсселю больше суверенных полномочий.

В XIX веке такие крупные державы, как США, Германия и Россия связали промышленную мощь с государственным строительством, поскольку чрезмерная экономическая зависимость от Британской империи подрывала их политический суверенитет. Сейчас технологический суверенитет остаётся условием огромного могущества и приобретает ещё больше значения, поскольку цифровые технологии концентрируют экономическую мощь в беспрецедентных масштабах. Четвёртая промышленная революция предусматривает цифровое пространство, где реальный мир управляется посредством искусственного интеллекта (ИИ), автоматизации, робототехники и автомобилей с автоматическим управлением.
Данные – это новая нефть. Цифровая стратегия ЕС как заявка на глобальное лидерство
Елена Зиновьева
В условиях четвёртой промышленной революции данные являются основой экономического развития. Говорят даже, что данные – это новая нефть. Соответственно, каждое государство заинтересовано в контроле собственных «месторождений данных» как политически значимого и экономически оспариваемого ресурса. Таким образом, принятие Цифровой стратегии ЕС обеспечивает цифровой суверенитет ЕС и ограничивает возможности влияния в цифровой среде США, которые в последние годы всё менее привержены союзническим обязательствам по НАТО, пишет Елена Зиновьева, доцент кафедры мировых политических процессов МГИМО МИД России.
Мнения экспертов

В течение следующих нескольких лет цифровые гиганты будут продолжать завоёвывать производство, транспорт, сельское хозяйство, возобновляемые источники энергии, финансовые услуги, розничную торговлю, приготовление пищи, строительство, логистику, медицинские услуги и другие отрасли, которые ранее принадлежали реальному миру. Экономическая и политическая власть смещается в сторону нескольких мощных цифровых монополий, поэтому правительствам государств или геоэкономическим блокам необходимо будет регулировать цифровой домен, чтобы сохранить свою суверенность.

Китай и Россия работают над территориализацией цифровой сферы и отдают предпочтение отечественным технологическим гигантам. В отсутствие «единого цифрового рынка» в ЕС не было создано никаких эквивалентов Google, Amazon, Apple, Facebook, Microsoft или других цифровых гигантов, чтобы укрепить и объединить союз в качестве геоэкономического блока.

ЕС рискует стать технологической колонией, поскольку иностранные державы будут доминировать и на рынке ЕС, и в обработке данных.

Чрезмерная зависимость от иностранных цифровых платформ снижает как экономический, так и политический суверенитет. Опора на зарубежные технологии, такие как платформы 5G, ставит европейцев в практически безвыходною ситуацию, когда их данные будут контролироваться и отслеживаться либо американцами, либо китайцами.

США всё чаще используют экономическое государственное давление против своих противников и союзников. ЕС устал от того, что технологическая зависимость от США используется Вашингтоном для реализации своих интересов. Например, зависимость ЕС от SWIFT позволяет США расширить юрисдикцию над ЕС. Французский банк недавно был оштрафован почти на 9 млрд долларов за несоблюдение санкций США.

Законы США даже подменяют международное право, поскольку США в одностороннем порядке вышли из иранского ядерного соглашения, а затем пригрозили наказать европейские государства, если они всё ещё будут соблюдать ядерную сделку. Министр финансов США Стивен Мнучин предупредил министров финансов G7: «Если вы хотите продолжать оставаться в долларовой системе, вы должны соблюдать санкции США». Контроль США над правовым пространством ЕС с расширением экстерриториальности только возрастает, поскольку цифровые технологии становятся всё более распространёнными в экономике. Например, US Cloud Act (Clarifying Lawful Overseas Use of Data) («Закон о разъяснении законного использования данных за рубежом») от 2018 года позволяет корпорациям США использовать данные иностранных компаний, хранящиеся у поставщиков облачных услуг США. US Cloud Act подрывает европейские законы о конфиденциальности и даёт США экономическое преимущество, позволяя собирать данные ЕС для обучения алгоритмов ИИ и разработки передовых программных решений.

Создание самостоятельных цепочек поставок и установление технологического суверенитета со своей стороны расшатывает взаимозависимую глобальную экономику, которая стала движущим фактором глобализации, и будет питать торговые войны в ближайшие годы. Однако при этом новые технологии создают чрезвычайную концентрацию власти и влияния в капиталоёмких цифровых отраслях, где национальные/региональные границы являются важным противовесом для поддержания социально-экономической и политической стабильности.

Корпорации и политика
Искусственный интеллект в международных отношениях: эпоха «цифровой дипломатии»
Ярослав Лисоволик
Международные отношения на современном этапе находятся в плачевном состоянии, в связи с чем слышатся призывы усовершенствовать функционирование международной дипломатии. Один из способов сделать это мог бы заключаться в использовании некоторых достижений научно-технического прогресса для налаживания межгосударственного взаимодействия. В число областей, где такой подход уже применяется, вошла международная дипломатия, для развития которой применяется искусственный интеллект (ИИ). В частности, решения в области ИИ уже активно используются в Китае для проработки дипломатами сценариев развития событий на международной арене. ИИ также всё больше используется в рамках экономической дипломатии применительно к торговым переговорам. В будущем важно сделать так, чтобы развивающиеся страны имели возможность пользоваться ИИ при заключении международных договоров и развитии международного сотрудничества.
Мнения экспертов
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.