Согласование национальных интересов стран Евразии

Формирование интеграционных блоков в Евразии набирает темп, несмотря на протекционистские тенденции, распространяющиеся по всей мировой экономике. Источником вдохновения для Евразийского экономического союза (ЕАЭС) теперь является не только модель экономической интеграции ЕС, но и всё более успешный опыт региональных блоков в Восточной Азии, таких как, например, АСЕАН, пишет в преддверии X Азиатской конференции программный директор Международного дискуссионного клуба «Валдай» Ярослав Лисоволик.

Для ЕАЭС также имеется немало возможностей взять на вооружение опыт восточноазиатских экономик в области промышленной политики и формулирования долгосрочных целей развития. Модели интеграции в Восточной Азии также отличаются от западных моделей большей степенью гибкости и свободы в осуществлении двусторонних торговых соглашений.

С точки зрения промышленной политики одной из ценных особенностей азиатского подхода оказался условный характер госпомощи, предоставляемой компаниям. Использование оговорок об ограничении срока действия применительно к субсидиям и условиям, касающимся увеличения доли экспорта компаний на внешних рынках, улучшило согласование интересов со стороны компаний, пользующихся господдержкой. Этот подход оказался успешным в таких странах, например, как Южная Корея, – в отличие от негативного опыта латиноамериканских экономик в 1960-х годах, где активная политика господдержки в промышленности не содержала подобных оговорок и оказалась в результате неэффективной.

Восточная Азия и, в частности, АСЕАН также являются образцом гибкой модели экономической интеграции стран-членов – в отличие от более жёсткой и ограниченной правилами структуры ЕС. В случае Евразийского экономического союза модель интеграции, вероятно, будет представлять собой некий синтез европейских и восточноазиатских подходов, когда страны-участники будут пользоваться достаточной гибкостью в согласовании правил и практик в сфере таможенного и технического регулирования. Другим важным аспектом такого гибкого подхода станет возможность для отдельных стран заключать экономические соглашения с третьими сторонами, как это делают страны АСЕАН, а в последние годы продемонстрировали и члены ЕАЭС – так, Армения подписала Соглашение о всеобъемлющем и расширенном партнёрстве с ЕС (CEPA).

Саммит АСЕАН: главная задача – подтвердить сохранение единства
Григорий Локшин
Повестка саммита – партнёрство ради устойчивого развития, выработка дорожной карты на 2020-25 гг. – связана с сохранением многосторонних соглашений о свободе торговли и инвестиций, с противодействием американской политике протекционизма, с ответом на вызовы промышленной революции 4.0, цифровой экономикой и другим проблемами сотрудничества в регионе, пишет Григорий Локшин, ведущий научный сотрудник Центра изучения Вьетнама и АСЕАН Института Дальнего Востока РАН. В создавшейся обстановке, когда АСЕАН оказалась в центре геополитической игры Китая и США, от предстоящего саммита не ожидается каких-либо прорывных решений.
Мнения участников

Формулирование долгосрочных целей и расширение инвестиционных горизонтов также является важным аспектом интеграционных процессов в Восточной Азии. Один из наиболее известных примеров – пятилетние планы экономического развития Южной Кореи, которые разрабатывались в ходе модернизации экономики страны. В сравнении с другими региональными интеграционными блоками АСЕАН также демонстрирует важный ориентир в отношении распространённости долгосрочных дорожных карт, в том числе развития связанности между его членами. Среди недавних примеров – программа «Цифровой АСЕАН», осуществляемая в сотрудничестве со Всемирным экономическим форумом (ВЭФ) и нацеленная «на работу над вопросами, которые будут положены в основу региональной цифровой экономики в странах АСЕАН, позволят полностью раскрыть потенциал четвертой промышленной революции и послужат движущей силой региональной экономической интеграции».

Важной частью долгосрочного планирования в Восточной Азии была разработка стратегии торговых альянсов для отдельных стран (например, Сингапур и Южная Корея), а также блоков региональной интеграции (как, например, АСЕАН).

Для Евразийского экономического союза также будет целесообразно сформулировать всеобъемлющую рабочую стратегию торговых альянсов – до сего момента волна торговых переговоров и соглашений была в значительной степени вызвана интересом со стороны контрагентов ЕАЭС. Что ещё более важно, общая стратегия торговых альянсов должна основываться на предварительном согласовании национальных приоритетов и стратегий между самими членами ЕАЭС, дабы по возможности избегать корректировки и взаимного согласования позиций уже в ходе торговых переговоров.

Societas eurasicaea и перспективы промышленной кооперации в ЕАЭС
Юрий Кофнер
За свою начальную пятилетку Евразийский экономический союз (ЕАЭС) уже может показать первые успехи. Самые ощутимые из них – общий рынок труда и единая таможенная территория. В то же время Союз ещё испытывает сложности в обеспечении свободной торговли на внутреннем рынке из-за трудностей в устранении нетарифных барьеров и появления всё новых. Это обстоятельство также косвенно мешает реализации заявленной в Договоре о ЕАЭС цели по «содействию модернизации национальных экономик», пишет Юрий Кофнер, эксперт Евразийского сектора ЦКЕМИ НИУ ВШЭ, научный сотрудник ИИАСА.
Мнения участников
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.