Дипломатия после институтов
Слепые зоны моральной позиции Запада в украинском кризисе

Молчаливое согласие на последовательное поражение в правах русских на Украине совершенно неприемлемо для России, и западные эксперты не найдут понимания в Москве, пока не перестанут смотреть на проблему избирательно, пишет Андрей Сушенцов, программный директор клуба «Валдай».

Несколько лет назад, гуляя в старом городе Таллина, мы с моим американским коллегой зашли в сувенирный магазин и увидели награды и медали солдат немецкого рейха и подразделений СС. Это шокировало нас. Будучи потомком людей, переживших холокост, мой коллега не мог спокойно смотреть на то, что в Эстонии не преследуется по закону распространение нацистской символики. Он спросил: «Только у меня есть проблемы с тем, что я вижу?» Я ответил, что чувствую то же самое.

Подобный диалог между российским и американским экспертами сегодня почти невозможен.

Большинство аналитиков на Западе обладают особого рода моральной слепотой, которая коренится в ощущении избранности, идеологического, морального превосходства западной модели развития.

Они полагают, что идут с высокой скоростью по пути прогресса, что есть правильная сторона истории и что движение по ней оправдывает те средства, которыми этот прогресс достигается. Они совершенно по-разному оценивают гибель гражданских лиц в зависимости от того, какую сторону они представляют. Это особый тип фарисейства – делить людей на тех, кто на правильной стороне истории, и тех, кто на неправильной.

Дипломатия после институтов
Конфронтация дипломатий: мессианская идеология против прагматического реализма
Грегори Саймонс
США, являющиеся гегемоном в упадке, стремятся остановить рост конкуренции и ищут новые средства для управления международным порядком. Следовательно, происходит переориентация оперативной деятельности с физической сферы на информационную в попытке контролировать глобальное восприятие. О «потёмкинской дипломатии» Соединённых Штатов пишет Грегори Саймонс, доцент Института исследований России и Евразии (IRES) Уппсальского университета (Швеция).
Мнения экспертов

На начальном этапе нынешней фазы кризиса на Западе аналитики стали играть роль активистов и риторически восклицать: «Как же так?», «Нет войне», «Мы за мир». Для них в конфликте присутствует лишь один участник, достойный поддержки, – Украина, находящаяся на правильной стороне истории. Соответственно, её ракетные удары по Донбассу и российской территории – праведны. На Западе не было ни одного сочувственного высказывания относительно убийства пророссийски настроенных граждан в Одессе 2 марта 2014 года. С озабоченным лицом места трагедии осмотрел министр иностранных дел ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер, оставив лишь расплывчатый комментарий: «Стороны конфликта не должны подливать масло в огонь, а воинственная риторика лишь усугубит ситуацию». Для министра – это абстрактная трагедия, виновных в которой нет и которая стала следствием «трагичных обстоятельств». Президент Эммануэль Макрон в переданной Елисейским дворцом огласке стенограмме переговоров с Владимиром Путиным 20 февраля ультимативно заявлял, что «нас не интересуют предложения сепаратистов». На фоне сообщений в западных СМИ об ударах российских войск по гражданским объектам затерялись сообщения об ударе ВСУ по Донецку ракетой «Точка-У».

В каждом моём интервью для западных СМИ я говорю о трагедии в Одессе, подчёркивая, насколько сильным взрывом она стала для российского общественного мнения и насколько глубоко повлияла на динамику конфликта, фактически сделав российское вмешательство вопросом времени. Однако ни в одном из моих интервью этот эпизод в конечном счёте в печати не появлялся. Никто из моих западных собеседников не поднимал голоса, когда правительство в Киеве отрезало Крым от воды, сопровождая это ехидными комментариями, что крымчане могут пить дождевую воду. Не раздавалось голосов сочувствия и осуждения, когда бывший президент Украины Пётр Порошенко в Одессе словесно распинал жителей Донецка и Луганска: «У нас будет работа – у них нет. У нас будут пенсии – у них нет. У нас будет поддержка детей и пенсионеров – у них нет. Наши дети пойдут в школы и детские сады – их дети будут сидеть по подвалам. Потому что они ничего не умеют. Вот так мы и выиграем эту войну». Западные коллеги не делали никаких замечаний, когда вводились законы о языке, преследовалась политическая оппозиция, когда таинственно гибли украинские оппозиционеры, закрывались целые печатные издания, а многие журналисты были вынуждены эмигрировать.

Происходящее сегодня на Украине – настоящая трагедия для России, это отложенная гражданская война. Длящиеся восемь лет военные действия разделили десятки тысяч семей в обеих странах, ведь в России у многих есть родственники в соседней стране. Оттого историками неизбежно будут даны оценки и нынешней острой фазе конфликта.

Когда уляжется пыль и кризис на Украине станет предметом дипломатического, а не военного спора, уже без слепых зон и «особой моральности» будут проанализированы гуманитарные трагедии, с которыми сопряжена и нынешняя фаза эскалации.

Но пока в западных СМИ возводят в ранг героев бойцов националистических батальонов, показывая их военную доблесть во время «охоты на русских», на это надеяться не приходится. И хотя отдельные западные политики осторожно, чтобы не оскорбить чувства публики, говорили правильные слова – о необходимости создания на Украине инклюзивного правительства, о том, что разделённый дом не устоит, – эти слова никогда не произносились жёстко, так, чтобы достичь своей цели. Говорилось это без нажима, считалось, что проблема с людьми русской идентичности на Украине со временем решится сама собой. Это молчаливое согласие на последовательное поражение в правах русских на Украине совершенно неприемлемо для России, и западные эксперты не найдут понимания в Москве, пока не перестанут смотреть на проблему избирательно.

Дипломатия после институтов
Легитимация войной и потенциал выносливости Украины
Андрей Сушенцов
Президент США Джо Байден на днях допустил, что конфликт вокруг Украины примет затяжной характер, став своего рода соревнованием воли между Россией и Европой. Конфликт действительно превращается в дуэль потенциалов выносливости: с российской стороны наблюдается решимость довести дело до конца, не видно сомнений и в украинском курсе на ведение войны, несмотря на большое число потерь и нарастающее напряжение в обществе. Пока в арсенале Киева не отстрелян последний советский патрон, пока ошибки командования не дают каскада тактических поражений на фронте, пока западные кураторы поддерживают оружием – Украина будет воевать, полагает Андрей Сушенцов, программный директор Валдайского клуба.
Мнения экспертов
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.