Мировая экономика
Санкции ЕС: кто выиграет, а кто проиграет?

Европейский союз, похоже, безвозвратно вовлечён в противостояние с Россией. Приняв девять пакетов санкций с 22 февраля 2022 года (и это без учёта санкций, принятых с 2014 года), Брюссель готовится к десятому пакету. Но каковы реальные последствия этого? Есть ли у жёсткой, даже агрессивной политики в отношении России шансы на результат? Об этом пишет Жак Сапир, профессор экономики Парижской Высшей школы социальных наук (EHESS) и МГУ имени М.В.Ломоносова.

Совершенно очевидно, что в конфликте между Украиной и Россией Европейский союз встал на сторону Украины. Это было сделано на эмоциональной, а не на рациональной основе. Брюссель активно поддержал Киев и ввёл беспрецедентные санкции против России. В дипломатическом плане ЕС последовал не только за США, но и за теми странами внутри союза, которые выражали наиболее антироссийские настроения, – такими, как Польша или страны Балтии. Но ради чего?

Политически эти санкции изначально были направлены на то, чтобы убедить Россию прекратить военную операцию на Украине. Как и следовало ожидать, это был полный провал. Следует помнить, что за почти столетнюю историю экономических санкций они так и не продемонстрировали способность останавливать военные действия между странами. В целом политическая поддержка Украины Евросоюзом сомнительна в плане эффективности. За громкими речами о непоколебимом единстве скрываются глубокие разногласия внутри ЕС. Европейские страны не имеют ни военных, ни промышленных средств, чтобы поддерживать так называемую войну высокой интенсивности на Украине. Это пришлось признать даже генеральному секретарю НАТО Йенсу Столтенбергу. Что выиграли страны ЕС от своей однобокой позиции? Этот вопрос однажды придётся задать.

Экономическая цель санкций заключалась в том, чтобы лишить Россию возможности продолжать военные действия. Они должны были обрушить её экономику, чтобы у Москвы не было другого выбора, кроме как положить конец тому, что она называет «спецоперацией».

Мы помним пагубное заявление министра экономики и финансов Франции Брюно Ле Мера, согласно которому, объявив тотальную экономическую войну России, Европейский союз вызовет экономический и финансовый коллапс этой страны. Однако ничего не произошло.

Влияние санкций на российскую экономику оказалось умеренным, точнее в основном ограничилось несколькими месяцами. После апокалиптических прогнозов ОЭСР и Всемирного банка, которые в апреле и июне предрекали падение ВВП на 9–12 процентов, эксперты осознали устойчивость российской экономики и её способность адаптироваться. Фактически в обновлённых данных, опубликованных 30 января Международным валютным фондом, спад ВВП России за 2022 год оценивается в –2,2 процента, с прогнозом в +0,3 процента на 2023 год и +2,1 процента на 2024 год.

Дипломатия после институтов
Борьба за инициативу: Россия, Запад и «не определившиеся»
Андрей Сушенцов
Украинский кризис вскрыл магистральные процессы мировой политики, основанные на столкновении интересов крупных автономных цивилизационных общностей. Вероятно, историки будущего будут отмечать украинский кризис как один из важных эпизодов конфронтации, но совершенно не обязательно показавших её кульминацию, пишет Андрей Сушенцов, программный директор Валдайского клуба.
Мнения участников


В действительности эти санкции, в частности различные меры, ограничивающие импорт нефти и газа, малоэффективны. Торговля газом, конечно, пострадала, но больше из-за подрыва газопровода «Северный поток», чем из-за санкций. Этот подрыв, к которому Россия не причастна, американский журналист Сеймур Хёрш приписывает самим Соединённым Штатам. Европейский союз продолжает в огромных масштабах импортировать российский газ, но в виде СПГ. Он также по-прежнему импортирует, хотя и окольными путями, нефть и особенно дизельное топливо. Но, конечно, цены уже не те…

Санкции привели к падению товарооборота между Россией и ЕС. Это падение оценивалось в октябре 2022 года по сравнению с октябрём 2021 года в 4,5 миллиарда долларов. Но в том же месяце ЕС по-прежнему экспортировал в Россию продукцию на 4,2 миллиарда долларов. Более того, санкции привели, прежде всего, к переориентации российской внешней торговли на Китай и Индию, а также, что менее известно, на Турцию, Белоруссию и Казахстан.

Это важный момент, если вспомнить, что ЕС был основным торговым партнёром России как по импорту, так и по экспорту. Последствия экономического разворота России в сторону Азии будут масштабными.

Хотя санкции, введённые Европейским союзом, мало повлияли на Россию, они оказали очевидное влияние на сам ЕС. Первым ударом стал рост цен на энергоносители, который вынудил страны ЕС и Великобританию потратить 785 миллиардов евро на поддержку домашних хозяйств и предприятий, как отмечается в докладе аналитического центра Bruegel. Сумма немалая, больше того, что было потрачено на борьбу COVID-19. Таким образом, Германия потратила почти 7 процентов своего ВВП на защиту потребителей энергии. Франции, которая гораздо меньше зависела от энергопотоков из России, пришлось потратить на различные «энергетические щиты» почти 3,25 процента своего ВВП. И эти расходы касаются только зимы 2022–2023 года, в преддверии которой страны ЕС смогли нарастить запасы газа до того, как газопроводы были остановлены. Общее воздействие можно будет по-настоящему оценить только зимой 2023–2024 годов.

Расходы и процесс инфляции, вызванный ростом цен на энергоносители, также серьёзно подорвали экономическую конкурентоспособность стран ЕС. Мы можем видеть это на примере Германии. Эта страна, у которой положительное сальдо торгового баланса составляло около 6 процентов ВВП, вскоре может оказаться с отрицательным торговым балансом, что станет настоящим экономическим землетрясением.

Ситуация показывает, что, по крайней мере в краткосрочной перспективе, победителя нет. Конечно, Россия пострадала от санкций ЕС, в основном в период с апреля по июнь 2022 года. Но чем больше проходит времени, тем меньший ущерб она получает. При этом санкции оказались неспособными произвести желаемый политический эффект, а из-за ухудшения отношений с Россией Европа оказывается один на один с США.

Последствия санкций для европейских экономик ещё полностью не раскрыты. Сумма этих эффектов, так называемых эффектов бумеранга, проявит себя только в течение года. Последствия могут оказаться намного большими, чем для России.

В долгосрочной перспективе Россия вполне может преуспеть, в то время как Евросоюзу, погрязшему в бездумной поддержке Украины, возможно, придётся заплатить непомерно высокую цену.

Если бы ЕС, вместо того чтобы встать на путь конфронтации, на которую у нет средств, выступил в качестве силы мира и настоял на подлинном диалоге, он смог бы сохранить свою стратегическую и экономическую независимость от США. К сожалению, «если бы да кабы» в политике не работают. Факт остаётся фактом: ценой за поддержку Украины становится потеря странами Евросоюза автономии и даже независимости, стратегической и экономической.

Явного и бесспорного победителя в противостоянии стран Евросоюза и России, вероятно, не будет. Но будет бесспорный проигравший: европейская стратегическая самостоятельность. Это, без сомнения, означает, что сама идея ЕС, основанная на идее о стратегической автономии европейских стран, в ближайшие годы должна будет умереть.

Если мы добавим к этому стратегический сдвиг России в сторону Азии, то придётся признать, что Европейский союз и его поддержка Украины станут решающим инструментом ухода Европы из истории.

Мировая экономика
Предвидел ли Кейнс необходимость самодостаточности?
Жак Сапир
Провал попыток «изолировать» Россию показывает, что в отношении товаров широкого потребления и стратегических товаров некая форма международного сотрудничества всё же потребуется, считает Жак Сапир, профессор экономики Парижской Высшей школы социальных наук (EHESS) и МГУ имени М.В.Ломоносова. Статья написана на основе выступления на Валдайской сессии в рамках Петербургского международного экономического форума – 2022.
Мнения участников


 

Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.