Саммит в Биаррице: типичный Трамп и упущенные возможности

Встреча «Большой семёрки» в Биаррице не увенчалась ни успехом, ни провалом. Её вообще никак нельзя квалифицировать. Похоже, такой исход устраивал Эммануэля Макрона. Нивелируя ожидания и не заставляя лидеров скатываться к спорам, президент Франции избежал того, чего все боялись: очередного саммита, знаменующего горький разрыв между Соединёнными Штатами и их традиционными союзниками. Дональд Трамп не отступил от своего подхода «Америка превыше всего», встряхнувшего большую часть мира, но, по крайней мере, не оскорблял своих коллег и не устраивал истерик, пишет Чарльз Капчан, профессор Джорджтаунского университета и старший научный сотрудник Совета по международным отношениям.

Саммит не был лишён содержательности. Страны G7 пообещали выделить значительные ресурсы для борьбы с пожарами на Амазонке. Трамп и премьер-министр Борис Джонсон обсудили соглашение о торговле между США и Британией после Brexit. Кроме того, Трамп и премьер-министр Синдзо Абэ поговорили о торговом договоре между Соединёнными Штатами и Японией. Макрон и Трамп, похоже, достигли соглашения по французскому налогу на интернет-гигантов (GAFA). Что ж, посмотрим, как это всё будет воплощаться в жизнь.

«Семёрка» в Биаррице: кто вздохнёт с облегчением?
Мэри Дежевски
На стильном атлантическом курорте Биарриц в грядущие выходные пройдёт саммит G7. Франция предлагает целый ряд великолепных декораций, и Эммануэль Макрон, которого не нужно учить тому, как взаимодействовать с элитами, умело пользуется ими как в своих интересах, так и в интересах Франции. О том, какой будет «семёрка» этого года – в свете появления Бориса Джонсона на политической сцене и отсутствия Китая в качестве члена или гостя, – пишет Мэри Дежевски, колумнист газеты The Independent.
Мнения экспертов

Что касается усиливающейся торговой войны между Соединёнными Штатами и Китаем, неясно, что было на уме у Трампа. Временами он, казалось, проявлял неуверенность, намекая, что Пекин и Вашингтон могут достичь соглашения и положить конец гонке тарифов. В преддверии выборов 2020 года он, безусловно, обеспокоен глобальным замедлением и потенциальной рецессией в Соединённых Штатах. Но в других случаях он был полон решимости усилить давление на Пекин, возможно, считая, что с политической точки зрения на пороге выборов ему лучше выглядеть жёстким бойцом, не желающим идти на компромисс. Это типичный Трамп: все должны только догадываться, что у него на уме.

Впрочем, это рискованная стратегия, как показали недавние падения на фондовых рынках. И ещё неизвестно, кто моргнёт первым – Пекин, Вашингтон или оба одновременно. Президент Трамп и председатель Си могут в итоге решить, что конфронтация предпочтительнее компромисса. Если так, то проиграют Соединённые Штаты, Китай и мировая экономика в целом.

Торговая война между США и Китаем: в этой битве проиграют все
Чарльз Пеннафорте
Дональд Трамп заявил, что со времён Никсона администрации президентов США проявляли небрежность и были неспособны противостоять Пекину, мощь которого как экспортёра постоянно возрастала. Америка пассивно наблюдала за экономическим подъёмом Китая в ущерб интересам страны. Несмотря на то, что темпы роста Китая за последние несколько лет замедлились, он стал основной целью избирательной кампании Трампа 2016 года. После победы республиканцев Вашингтон на практике осуществил свою операцию под лозунгом «Америка превыше всего», пишет Чарльз Пеннафорте, президент Бразильской ассоциации геополитики.
Мнения экспертов

Приезд министра иностранных дел Ирана Джавада Зарифа стал неожиданностью. Трамп неоднократно заявлял, что он готов встретиться с президентом Роухани при надлежащих условиях. Опять же нельзя сказать, был ли это просто политический театр или начало предметного диалога между Соединёнными Штатами и Ираном. Судя по патовой ситуации, которая возникла между Вашингтоном и Пхеньяном, несмотря на прямые контакты между Трампом и Ким Чен Ыном, а также по стремлению Вашингтона оказывать «максимальное давление» на Иран, прорыв между Вашингтоном и Тегераном выглядит маловероятным.

Если отступить от конкретных событий в Биаррице, возможно, нынешняя «Большая семёрка» – это, по сути, упущенная возможность. Эта группа стран сейчас работает для кристаллизации разногласий между основными мировыми демократиями, а не ради готовности объединиться для решения общих проблем. «Большая семёрка» продолжает оставаться разделённой в отношении изменения климата. Не было никакого прогресса в вопросе о том, как избежать Brexit без сделки. Что касается насущных проблем безопасности – Ирана, Северной Кореи, Сирии, Афганистана, – то существенного прогресса достигнуто не было. «Большая семёрка» не пришла к единому мнению по вопросу о потенциальном возвращении России и не предложила свежих идей по содействию диалогу между Россией и Украиной. Что касается стимулирования роста мировой экономики на фоне надвигающейся рецессии в развитых странах, то вновь G7 не предложила ничего содержательного.

Президент Макрон был прав в том, чтобы взять низкий старт: ему удалось избежать фиаско. Но это весьма низкая планка на фоне резких разногласий, возникших между Соединёнными Штатами и их давними демократическими союзниками.

G7 в Биаррице: конец вестернизации
Жак Сапир
Страны «Большой семёрки» уже по примеру саммита в Канаде в 2018 году поняли, что они могут демонстрировать на публике свои разногласия. Однако никогда раньше эти разногласия не были столь значимыми и не производили впечатления непоправимых и непримиримых, пишет Жак Сапир, профессор экономики Парижской Высшей школы социальных наук (EHESS).
Мнения экспертов
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.